"Единая Россия" как зеркало России

Как создавалась и чем стала "Единая Россия"? Почему так случилось? Почему с Киевом договориться невозможно, да и пытаться договариваться просто бессмысленно? Почему субъект переговоров — Вашингтон? О чем, с кем и как нам надо договариваться? Почему экономика продолжает падать?

Об этом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал депутат Государственной Думы Евгений Федоров.

Читайте начало интервью:

Евгений Федоров: границы России до сих пор не отрегулированы

Россия и Белоруссия: как решить все проблемы

Действительно ли в России пророссийская власть?

Есть ли у России экономический суверенитет?

Необычная география: как США разделили Россию

Евгений Федоров: закон о семейном насилии нас погубит

Евгений Федоров: США управляют Россией через Конституцию

Евгений Федоров: международное право — это право силы

Евгений Федоров: дураков в мире нет, дурак — кто так считает

Почему программное обеспечение должно быть свое

— Евгений Алексеевич, как создавалась "Единая Россия"?

— "Единая Россия". Я, кстати, ее учредитель. В 1999 году она создавалась в условиях войны в Чечне, выступала за территориальную целостность как спаситель Отечества. Это была логика "Единой России", Шойгу во главе сразу был. Потом эта задача была размыта.

— Но она стала просто партией карьеристов. Как раньше для этого в ЦК КПСС вступали.

— Правильно. Она стала другой. Она стала не партией-мессией.

— Но вы же член партии по-прежнему.

— Член партии, но меня повыгоняли из всех руководящих органов, потому что она изменилась. Это отдельный разговор про "Единую Россию". Но суть ее при создании была направлена на спасение. Как Путин пришел как спаситель нации. Его задача была остановить распад страны. Напоминаю, Хасавюртовские соглашения подписаны были о том, что через три года, то есть в 2002 году Россия прекратит свое существование. Они же никуда не делись. Они подписаны Ельциным. Такие акты не исчезают.

— А с кем он их подписал?

— С Масхадовым.

— А с какой стати он с Масхадовым подписывает соглашения о том, что Россия прекратит свое существование? Кто такой Масхадов, чтобы говорить о распаде России?

— С какой стати — другой вопрос. Он принял такое решение. Подписали соглашения. И эти решения заложены в документы. Они висят. Поэтому этот процесс никуда не исчез. И Путин пришел как спаситель. И "Единая Россия". Но потом "Единая Россия", конечно, изменилась, но в силу сложности процесса, я так скажу. Потому что все-таки надо было выбирать, либо ты спаситель, либо ты парламентское большинство.

— Не просто парламентское большинство, у "Единой России" там 70-80 процентов.

— Конституционное большинство. 320 депутатов из 450.

— Вообще парламент — это была площадка для дискуссий, для выражения разных мнений, для защиты интересов самых разных групп. А сейчас там все просто так четко берут под козырек. Что означает такой чуть ли не однопартийный парламент?

— Это очень хорошо с точки зрения стабильности. Просто это не дискуссия.

— Стабильности?

— Конечно.

— А что же тогда экономика-то валится?

— А причем тут стабильность и экономика? Экономика валится, потому что курс на экономическое валяние. То есть курс, проводимый в России с 1991 года, с 1993-го, на уничтожение экономики страны. Мы упали в десять раз с 1991 года и падаем каждый год. Это курс, который нам по воле народа определяют иностранные акторы, то есть Вашингтон и неправительственные организации. Тот же МВФ, например.

А стабильность — это выживаемость. То есть, грубо говоря, остаться в живых — это стабильность, и есть процесс куда-то идти. Мы все это время идем в худшую сторону. Надо менять курс на национальный. Это очевидно. Без этого изменений не будет.

А задача "Единой России" — контролировать парламент, не больше того. И ради этой задачи ей пришлось объединиться со своими противниками, в том числе теми, которые были против Путина, они вошли в "Единую Россию". И это в принципе правильный курс. Просто мы в "Единой России" не получим реформ.

Мы в "Единой России" получим стабильность при осуществлении реформ кем-то, например, президентом, если он получит для этого полномочия. Задачи "Единой России" — просто чтобы страна не разлетелась вдребезги, вот и все. И для этого у нее конституционное большинство. Но это отдельный разговор. Я за восстановление единого Отечества.

— Что-то вас связывало с Киевом?

— Я вел переговоры с Верховной радой о восстановлении единого государства и получил согласие трети депутатов. Это было во времена Януковича. Была переписка, и я ездил туда. Мы договорились. А потом был Майдан, который, естественно, все договоренности выкинул. Но их все равно придется восстанавливать.

— Зачем нам нужен этот "нормандский формат"?

— Давайте по-честному. Нам он не нужен вообще. Это для нас вынужденное участие под названием "тянем время". Вот и все. Вообще, все Минские соглашения с точки зрения логики — это тянуть время в ожидании, когда произойдут события в Москве для восстановления суверенитета, которые позволят отрегулировать уже проблемы территориальной целостности с Киевом.

— Кто тянет время?

— Мы молодцы, что тянем время. Потому что у нас сейчас еще нет условий для реализации политики восстановления единого Отечества. Просто с Киевом нельзя договориться. Он не субъект переговоров.

Субъект переговоров — Вашингтон. А он субъект переговоров, потому что мы сдали Киев. Мы должны вернуть в правовом смысле Киев, начать переговоры с Вашингтоном о восстановлении единой территориальной целостности. Хотя, в принципе, у нас самих есть большая проблема, потому что ленинские принципы федерализма, вернее, сепаратизма, противоречат русскому государственному строительству. Вот это проблема.

Поэтому нам, по идее, надо решать проблему неправильных решений 1917 года. Но это следующий этап, уже через 10-20 лет после того, как мы восстановим суверенитет вначале в границах России, а потом его распространим в границах 1945 года, это по закону. И уже потом нам придется менять внутреннее устройство на традиционно русское, как изначально строилась русская государственность.

— Доживем ли мы до того, что увидим, как это произойдет?

— У нас нет вариантов. Это технология выживания на планете Земля. Если мы это не делаем, то мы уходим, как ушли сотни наций под воздействием других наций. Естественно, и они ушли же не просто так. Сколько Российская империя уничтожила империй? Османскую, Австро-Венгерскую, Немецкую, Наполеона… Это борьба. Она всегда была и продолжается.

Если мы делаем вид, что мир стал другой, не такой, какой он был всегда, значит, мы дураки. Надо просто в этой борьбе побеждать, а не увиливать от этой борьбы под предлогом, что мы пушистые и белые. Это технология, на которой выстроено наше государство за тысячу лет. Мы самые большие, потому что всегда в этой борьбе побеждали.

А если бы мы хоть раз в этой борьбе действовали, как сейчас, отказались бы от восстановления единства с Грузией, с Арменией, с Крымом в свое время при Екатерине, то нас сейчас просто бы не было. Мы бы были какой-нибудь Литвой. Вот и все. Нам придется возвращать наши исторические принципы победы. Мы должны победить, а не поменяться в сторону капитуляции, как мы сделали. Вот и все. Это же простая вещь.

— Слава Богу, что мы все-таки дети и внуки победителей.

— Я уверен, что и наши дети будут победителями.

— Дай Бог.

— Иначе они не будут.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев