Евгений Федоров: международное право – это право силы

Почему Россия находится под постоянным прессингом? Как происходит конкуренция наций на планете Земля? Почему надо всегда бороться, а не принимать установленные правила? Как регулируется глобальная рыночная экономика? Почему в выигрыше всегда будет тот, кто устанавливает правила и контролирует финансовые потоки?

Об этом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал депутат Государственной Думы Евгений Федоров.

Читайте начало интервью:

Евгений Федоров: границы России до сих пор не отрегулированы

Россия и Белоруссия: как решить все проблемы

Действительно ли в России пророссийская власть?

Есть ли у России экономический суверенитет?

Необычная география: как США разделили Россию

Евгений Федоров: закон о семейном насилии нас погубит

Евгений Федоров: США управляют Россией через Конституцию

— Евгений Алексеевич, сейчас уже нет международного права, а есть только право силы?

— Нет, международное право — это и есть право силы. Обратите внимание, международное право о границах — это границы 1945 года. Границы 1945 года — это результат гигантской войны. Это и есть сила. Эта сила лежит на столе.

— Кто будет принуждать к миру и к силе?

— Конкуренция. Нет, международное право дает вам право защищать свои права.

— Мы даже с газом, с Украиной не можем разобраться, а вы говорите…

— А мы просто такую задачу даже и не ставим. Кто заставлял "Газпром" судиться в Стокгольме? С какой стати вообще он туда полез? Мы поставляем на Украину газ 60 лет. Зачем "Газпром" полез в Стокгольм регулировать эти вопросы? Разве непонятно было, что его там подставят? Очевидная же вещь. Нет, он туда полез. И это касается всего остального.

— А где он должен был судиться?

— В Москве, конечно. Не хочешь, Украина, газ — не бери. "Газпром" в Москве. У меня суд в Москве. Всё. Привет семье. Все просто. С какой стати вообще полез в Стокгольм, который очевидно будет подсуживать другой стране. Ясно было всегда это. То есть эта проблема, еще раз говорю, в нас, в том, что мы не встали на позиции, отработанные тысячелетним русским государством по защите своих интересов.

Мы отказались от тысячелетнего государства, мы отказались от принципов решения проблем, от принципов, по которым мы всегда защищались и создали самую большую в мире страну. То есть лучших принципов в мире. Естественно, мы получили по сусалам. А как иначе могло быть?…

И будем получать, пока не вернемся в порядок, установленный нашими дедами и прадедами, и в международный порядок, соответственно. Потому что мировая война — это и есть выяснение отношений силы. И по итогам силы получается результат. И этот результат и есть международное право, а не то, что там Вася с Петей договорились, как хорошо им вместе жить.

— Почему все-таки это так в глобальном масштабе происходит?

— Принципы конкуренции наций не отменял никто. Основа мирового порядка — это конкуренция наций. А это означает, что идут эти законы в интересах других наций, доминирующих над Россией. Цель этих законов сделать им лучше за счет того, чтобы сделать нам хуже. Тогда где-то прибавится за счет того, что где-то убавится.

Это означает, что их каждое новое решение будет ухудшать нашу жизнь. А для того, чтобы мы не выпендривались, возникает идея расчленения России на десять частей для того, чтобы точно уже не было хода назад. Вот и все. Как это сделали, кстати, с Советским Союзом. Понятно, для чего это делается. Все эти законы не несут нам хорошего, совсем наоборот.

Когда американцы издали свои документы, МВФ издал о том, что мы не должны летать на "Ту" и "Илах", а летать должны на Boeing и на Airbus, они это делали не для того, чтобы улучшить нам авиационный сервис, а для того, чтобы решить свои проблемы, создать лучшие условия для своей экономики за счет нас. В результате мы так и сделали…

— А мы сразу сказали: "Да, мы закроем все эти предприятия"?…

— Мы тогда даже не сказали "да". У нас нет уже права сказать "да" или "нет". Мы просто автоматически исполнили. Бывает достаточно один раз сказать "да" или "нет". Мы три раза сказали им "да": в 1991-м и два раза в 1993-м на референдумах. А дальше пошла просто вертикаль власти. Уже нас никто не спрашивает.

— Ведь Ил-86 был самый безопасный самолет во всей истории.

— Конечно. Поэтому такая конкуренция для Запада совсем не нужна.

— Сказали директорам завода: "Вы должны закрыть заводы, вы должны обанкротить", — или что?

— Нет, очень просто. Просто ввели управление российской экономикой и политикой извне. И в этом управлении были приняты сотни правил, по которым 300 заводов авиационного строения в Росси должны быть закрыты, потому что им просто не дали денег из рыночной экономики на обеспечение своего выживания.

— Из бюджета не дали денег?

— Из экономики. Они управляют не бюджетом, они управляют экономикой. Все-таки самолеты покупает не бюджет, самолеты покупает экономика, то есть рынок. Вот они дали правила в рынок, по которым он работает. Это просто набор определенных правил, который там все регулирует и определяет результат. Кто устанавливает правила, устанавливает их для своей выгоды.

Рынок — это те, кто дает деньги. То есть они дали такой оборот денег, что эти деньги на российские авиационные заводы перестали поступать и заводы закрылись. Деньги-то чьи? Американские. Они их печатают. Куда хотят, туда и дают через правила. Эти правила отражаются в инструкциях Центрального банка, в законах об экономической системе и т. д.

— Вас послушать — полный кошмар.

— Это не кошмар. Это обычная конкуренция наций. Просто жить на планете Земля — это серьезная борьба, а не только работа, хотя и работа по постоянной борьбе тоже. И ко всему этому надо относиться всерьез, а не так вот — пошли вон с Советским Союзом. Понимаете? Пошли вон — ну все, пошли вон. Вот мы вон и находимся, во вне системы.

Читайте продолжение интервью:

Евгений Федоров: дураков в мире нет, дурак — кто так считает

Почему программное обеспечение должно быть свое

"Единая Россия" как зеркало России

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев