Россия и Белоруссия: как решить все проблемы

Казахстан не называет воссоединение Крыма с Россией аннексией. Украина жутко возмутилась. Что ответил Казахстан? Почему украинская власть уже давно перестала видеть и различать очевидные слова и вещи? Будет ли Союзное государство Белоруссии и России преобразовано в единое? Каким образом это возможно?


"Необычная неделя" с Инной Новиковой и Евгением Федоровым

На эти вопросы главного редактора "Правды.Ру" Инны Новиковой ответил депутат Государственной Думы Евгений Федоров.

Читайте начало интервью:

Евгений Федоров: границы России до сих пор не отрегулированы

— Евгений Алексеевич, президент Республики Казахстан Касым-Жомарт Токаев недавно сказал, что Казахстан не называет присоединение Крыма к России аннексией. Конечно, Украина тут же отреагировала — ноту протеста, посла на уши, начала возмущаться выяснять, "почему не считаете"…

— И тут же официальные власти Казахстана ответили на ноту украинцев. Указали на то, что нужно различать слова "не считать" и "не называть"? Президент Казахстана сказал не "не считают", а "не называют".

На самом деле, проблема в том, что Россия не позиционировала себя с точки зрения международного права. Правильно делала референдум в Крыму? Правильно. Но референдум — внутренний процесс. А внешний процесс — это граница 1945 года. То есть России нужно просто-напросто заявить об этом.

— А границы 1945 года — это вообще Россия.

— Конечно.

— Крым передали в 1954 году.

— И это тоже. России вообще нужно заявить, что решение 1991 года о роспуске СССР было незаконным. Это не соответствует ни внутреннему законодательству, ни международному праву. И об этом надо заявить не просто каким-то чиновникам, а суду.

— Какому суду? В Страсбурге?

— Российскому — по месту территории нарушения. Это внутреннее законодательство. Решение Горбачева об изгнании республик, в том числе Украины вместе с Крымом, Донецком и Луганском, с территории Советского Союза было незаконным. И вот с этого момента нужно начать мировой переговорный процесс. Необязательно воевать.

— А почему не решение Хрущева о передаче Крыма надо оспаривать, а решение Горбачева?

— Потому что решение Горбачева касается глобальных вещей. Решение Хрущева — это частный и наш внутренний вопрос, других стран это не касается. Может быть, тоже незаконно, мы сейчас ничего на этот счет не говорим. С точки зрения международного права это наши внутренние дела, кому что принадлежит. По международному праву наши границы установлены в 1945 году.

А какие границы внутри СССР, международного права не касается. Это только нас касается. И мы должны просто говорить, что все решения Украины незаконны, и, следовательно, мы регулируем этот процесс, как можем, как незаконные решения. В данном случае референдумами. То есть мы отрабатываем совершенно законно. И тогда не будет войны.

— Наверное, теперь и за 50 лет не успокоится ситуация…

— Это вечный конфликт. Когда речь идет о межгосударственных, межнациональных отношениях, это сакральный момент, касающийся мировых войн. Войны всю жизнь были за территорию. Это история человечества. Следовательно, решаются эти вопросы по международному праву через технологию.

Мы ее сейчас не используем. Но я вам скажу честно: нам придется ее использовать. Не потому, что мы хотим или нет. А украинской власти и сказать-то по сути даже нечего. Они же в ответ только говорят: "Вот мы поссоримся с тем же Казахстаном, мы будем воевать со всеми". И нам со всеми придется воевать, пока мы не вернем свою международную позицию, международное право. Как только вернем, мы встанем на стороне добра.

— В последнее время шел разговор о преобразовании Союзного государства Белоруссии с Россией в единое государство с одним президентом. Но теперь Лукашенко в народных выражениях объяснил, что это не нужно и он не будет соединять свою страну ни с кем…

— "Не войдет в состав России". Да я это слышал. Конечно, не войдет, потому что Союзное государство.

— Но при этом он не забыл сказать, что Белоруссии не хватает денег, что кабмины наших стран провалили договоренности по газу, но не по вине Минска. И проблема в том, что Путин испытывает давление антибелорусского окружения. Сам Лукашенко быстренько разобрался с белорусской оппозицией. Конечно, понятно, что эта оппозиция была вполне себе прикуплена понятно кем и не была независима.

— То есть это не оппозиция, а пятая колонна. Так надо называть эти вещи.

— Да, причем они сами совершенно откровенно рассказывали, кто и зачем давал им деньги.

— Ну это понятно.

— Все-таки Россия и Белоруссия могут договориться и создать действительно единое государство?

— Объединиться не могут. Это другое. Вопрос объединения носит сакральный характер. В России множество наций. Многие из них, объединившись тысячу лет назад, так и не разъединялись. Как вообще устроен мировой, геополитический закон конкуренции наций. Нациям невозможно объединиться просто так. Они либо объединятся кровью, как Россия создавалась тысячу лет, либо они не разъединяются.

Вот объединиться с белорусами нам нельзя, но можно восстановить единую государственность. Разница есть? Восстановить, вернуться. А объединиться — это создать условия для совместного проекта будущего. Это невозможно. Потому что как только мы начинаем обсуждать условия проекта, Лукашенко говорит: дайте мне денег, нефть, газ…

Тут же американцы с Брюсселем говорят: нет, мы тебе дадим, иди к нам. В принципе, эта система упирается в тупик. Потому что они всегда больше напечатают денег, чем мы. Поэтому нам не надо с Белоруссией объединяться, нам надо с ней восстанавливать российско-белорусское государство, опять же, на базе решения об отмене незаконных решений Горбачева 1991 года.

Читайте продолжение интервью:

Действительно ли в России пророссийская власть?

Есть ли у России экономический суверенитет?

Необычная география: как США разделили Россию

Евгений Федоров: закон о семейном насилии нас погубит

Евгений Федоров: США управляют Россией через Конституцию

Евгений Федоров: международное право — это право силы

Евгений Федоров: дураков в мире нет, дурак — кто так считает

Почему программное обеспечение должно быть свое

"Единая Россия" как зеркало России

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев