Евгений Федоров: закон о семейном насилии нас погубит

Общество не на шутку встревожено. После пенсионного грабежа наше государство, похоже, решило добить всех морально и разрушить святое — традиционные семьи. РПЦ, другие конфессии, семейные организации и просто здравомыслящие люди выступили против принятия законопроекта о домашнем насилии.

Об этом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал депутат Государственной Думы Евгений Федоров.

Читайте начало интервью:

Евгений Федоров: границы России до сих пор не отрегулированы

Россия и Белоруссия: как решить все проблемы

Действительно ли в России пророссийская власть?

Есть ли у России экономический суверенитет?

Необычная география: как США разделили Россию

— Евгений Алексеевич, сейчас развернулись жаркие споры по законопроекту о семейно-бытовом насилии. Очень много различных организаций, в первую очередь религиозных, патриотических и семейных, выступают резко против его принятия. Да и сами разработчики говорят, даже и Валентина Ивановна Матвиенко тоже говорила о том, что очень важно, чтобы закон не влезал в семью. Но есть все основания полагать, что он разрушит семьи.

Такое, кстати, уже произошло во многих европейских, прежде всего скандинавских странах, которые мы за это уже давно критикуем. Тем не менее этот закон все равно просто постоянно толкают, мощно продвигают. К тому же после принятия этого закона мы автоматически должны будем ратифицировать Стокгольмскую конвенцию о противодействии бытовому насилию. А там уже просто запредельные для нас вещи о трансгендерах и т. п. Кто и зачем нам это все навязывает?

— Вот смотрите, во-первых, не надо путать законопроект о насилии с борьбой с насилием. То, что там написано, совершенно не решает проблему бытового насилия. Там реализуется определенный принцип. Кстати, закон разработан, опять же, не правительством или кем-то еще у нас, а организациями из-за рубежа. Никто это не скрывает, включая Валентину Ивановну. То есть это иностранный закон, который нам просто заявлен.

— Но ведь указаны разработчики.

— Нет, они просто передатчики. Они просто взяли иностранные нормы (это по тексту сразу видно) и здесь их разместили. Этот закон идет по линии 15-й статьи в соответствии с теми самыми международными нормами. Это там давно норма. И нам говорят, по нашей норме у вас должен быть родитель 1, родитель 2 в конце пути. У вас должна быть ювеналка, у вас дети должны быть изъяты из семьи. И далее в том же направлении.

— Потому что должно быть гендерное равенство.

— Да. Помните, Путин даже недавно сказал: "Я надеюсь, что у нас не будет родитель 1, 2". То есть он уже понимает, что ему этот закон не остановить. Он пытался остановить закон о пенсионном возрасте — 65 лет. Это стало невозможно. Потому что это мировой закон…

— Что значит "он пытался и не смог"?

— Потому что он был против этого закона многократно, публично об этом говорил. Даже и потом говорил, что он был против него.

— И что он не может вето наложить?

— Конечно, нет. Секундочку. Есть конституционный порядок принятия законов. Причем здесь Путин вообще? Какие у нас есть ветви власти? Законодательная, исполнительная, судебная. Там президент есть вообще?…

— Там президента нет вообще.

— Он не власть. Как он может принять решение в отношении содержательного характера закона? Процедурного — может, содержательного — нет. Потому что он не является субъектом власти.

— А вето президент может наложить только по процедурным, что ли, принципам?

— Нет, вето президента в Конституции есть. В Конституции написано, что президент не подписывает закон, если закон нарушает Конституцию.

— Этот закон, по отзывам, противоречит Конституции.

— А вы бы подписали бумажку, если бы эта бумажка нарушала законы?… А если бы вам подсунули бумажку, в которой было бы написано "финансирование террористов", вы же не подписали ее, так? Нет. И президент тоже. То есть у президента в этом плане прав не больше, чем у любого подписанта. Он координатор, но не есть субъект власти.

Потому что власть у нас законодательная, исполнительная, судебная, плюс Центральный банк имеет отдельный статус власти. Всё. Поэтому президент не может это остановить. Если в соответствии с Конституцией идет нормативный акт, если он соответствует так называемым нормам международного права, если этот конституционный акт подан в соответствии с нормами международного права для нас из Вашингтона, то как президент его остановит?…

И этот закон такой же, просто он пока еще не принят. Поэтому президент может смягчить, ослабить что-то ручным управлением, но остановить не может. А закон этот вовсе не о борьбе с насилием. Если бы он был о борьбе с насилием в семье, он бы назывался "О наказании насилия в семье"…

— О противодействии. А он о семейно-бытовом насилии…

— А на самом деле он об управлении семьей. По сути это кодекс, который вводит институт управления семьей в Российской Федерации в виде специальных наблюдателей за всеми, в том числе благополучными семьями. То есть любая семья попадает под его действие.

В России около 60 миллионов семей. После принятия закона у них появляется специальный внешний фактор наблюдения. Приходит человек в любую семью. Кстати, скорее, он придет именно в благополучную, как вы понимаете, семью и будет смотреть, а какие отношения между родителями, между родителями и детьми, понравятся ему эти отношения, не понравятся ему эти отношения. И он будет решать, что с этой семьей делать.

Поэтому законопроект вообще не о насилии, он об управлении семьями. И это дополнительный фактор, снижающий потенциал русского народа по выживанию. Понятно, что задача закона — убрать из семей традиционный русский уклад. А насилие здесь вообще ни при чем.

Если бы хотели бороться с таким насилием, просто дали бы дополнительные полномочия участковым милиционерам. Они, хотя бы офицеры, и присягу давали. А по этому закону будут все решать даже не чиновники, а работники каких-то негосударственных социальных служб, которые получат полномочия. Они просто уничтожат семьи.

Читайте продолжение интервью:

Евгений Федоров: США управляют Россией через Конституцию

Евгений Федоров: международное право — это право силы

Евгений Федоров: дураков в мире нет, дурак — кто так считает

Почему программное обеспечение должно быть свое

"Единая Россия" как зеркало России

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев