Мнение: политикам Украины без Донбасса заняться нечем

Почему на Украине главная новость — несостоявшееся разведение сил в Золотом и "геройские подвиги" Зеленского и других политиков на этом фронте? Почему почти совсем не говорят о ценах, коррупции, инфляции?… Кто заинтересован в продолжении войны, а кто в замораживании конфликта в Донбассе и почему? Реально ли реинтегрирование в Украину ЛДНР хотя бы в отдаленном будущем?


А если Россия устроит Украине блокаду?

Об этом "Правде.Ру" рассказал президент Украинского аналитического центра, экономист Александр Охрименко.

Читайте начало интервью:

Мир в Донбассе нужен населению, политикам — нет

Война в Донбассе: шоу продолжается

— Александр Андреевич, война украинской власти против народа Донбасса идет уже шестой год. И, как вы сказали, реально останавливать ее политики не собираются, потому что используют это для своего пиара, устраивают шоу, чтобы граждане не задавали неудобные вопросы про зарплату, цены и тарифы, "социалку" и т. д. Видимо, поэтому в повестке дня украинских СМИ отсутствует эта тема?

— Совершенно верно. Для политиков это просто шикарно. С точки зрения шоу и самопиара — идеально. На сегодняшний момент уже есть масса законов, которые людей раздражают. Нет, бывает, что иногда об этом пишут. Но получается, что эта информация реально тонет в общем потоке. А с кем и как говорил президент в Донбассе или по этому поводу — все это заваливает действительно острые темы.

Я даже абсолютно уверен, что вот немножко сейчас осядет эта тематика, появится новая, третья, четвертая. Я не знаю, что они еще придумают, но они будут придумывать постоянно, чтобы постоянно быть на виду и именно по подобным вопросам…

— Вокруг Донбасса?

— Донбасса, Золотого, могут еще что-то придумать. Это такое представление. Где-то там сидят сценаристы и думают: это уже прошло, пора запускать следующую серию. Вот такое действительно формируется.

Поездка Зеленского в Золотое — это чистейший PR. Если он действительно хотел бы убрать этих людей: нацкорпус, волонтеров и т. д., которые связаны с Аваковым, — то достаточно было принять решение в своем кабинете. По большому счету он может дать команду СБУ, и все.

— Там в СБУ вроде тоже не его люди пока сидят.

— Нет, СБУ — это люди Зеленского намертво. Может быть, кто-то и связан с Аваковым, но приказы президента они должны исполнять. Я думаю, что если бы было такое решение, то и Аваков бы им сказал "уезжайте" и они бы сразу уехали. Там все довольно просто. А что же тогда показывать? Поэтому действительно надо нагнетать.

Вот маленький пример. Было разведение станицы Луганской. Тихо, спокойно. Но сейчас про станицу Луганская уже и не вспоминают. Пиара, картинки, волнующих событий нет. Нельзя же постоянно вспоминать, что уже развели. Развели — и хорошо. Дальше что? А вот теперь про Золотое каждый день можно говорить…

— Когда-нибудь им надоест и все же разведут?

— Один украинский политик проговорился, когда говорили про Золотое, он сказал: "До апреля закончим". Я думаю, что скорее всего, такое решение есть. До апреля следующего года будут тянуть.

— Все-таки Зеленский должен выполнять обещание. Трампу надо отдать должное — он выполняет обещания: из Сирии вывел войска…

— И обратно ввел…

— Да, но все-таки как-то что-то он делает. Зеленский тоже будет обязан как-то мир налаживать, чтобы обстрелы прекратились хотя бы.

— Смотрите, какая ситуация. На Украине есть разные социологические группы. Проводятся опросы о том, как украинцы видят решение этой проблемы. Двадцать три процента говорят Зеленскому, борись до конца. Чаще всего это и раньше было. Воевать они не собираются, но попугать можно. Но основная масса считает, что вообще ничего не надо менять, они предлагают только прекратить стрельбу. Да в общем-то, и все за прекращение стрельбы.

Но ни статуса, ни изменений, ни Конституции никому не надо. Девять процентов говорят: да, действительно отрезаем и т. д. Но всего девять процентов. На сегодняшний момент по большому счету Зеленский выполняет большую часть обещанного. Он понимает, что в общей сложности 70 процентов или даже 80 процентов хотели бы, чтобы стрельба прекратилась, и больше ничего. Заморозка. Слово "заморозка" больше всего подходит.

— Есть такой пример в Приднестровье.

— Да, вот это пример.

— И сейчас там начали говорить про реинтеграцию. Хотя там тоже стреляли 25 лет назад и потом не было почти никаких связей. Потом прошло это время, они как-то привыкли, примирились даже.

— Не то слово — примирились. Я несколько раз проезжал через Приднестровье. Там действительно остались некие блокпосты, но они уже поросли травой. Какой-то БТР брошенный стоял. Ни солдат, ничего. Просто стоит заброшенный. Мало того, все настолько поменялось и смешалось. В Приднестровье сложилась даже в чем-то смешная ситуация.

Они вначале от Молдавии отделялись. Потом набрали русские паспорта. А когда Румыния вошла в состав Евросоюза, некоторые жители Приднестровья резко вспомнили, что они молдаване, стали брать молдавские паспорта, чтобы получить румынские… Это, конечно, бытовые дела. И с Донбассом тоже возможно, как с Приднестровьем. Такое мнение на Украине действительно тоже есть, этот пример вспоминают.

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев