Кого кормит война в Донбассе

Реально ли реинтегрирование в Украину ЛДНР? Почему Зеленский постоянно говорит о стремлении к миру, но даже не отменяет блокаду Донбасса? Ведь это не только вредит самой Украине, как экономике, так и простым людям, но и наглядно подчеркивает, что украинские власти не считают его своим.


А если Россия устроит Украине блокаду?

Зеленский только и делает, что лавирует между политическими силами, поэтому КПД такой деятельности близко к нулю и даже уходит в минус. Об этом "Правде.Ру" рассказал президент Украинского аналитического центра, экономист Александр Охрименко.

Читайте начало интервью:

Мир в Донбассе нужен населению, политикам — нет

Война в Донбассе: шоу продолжается

Мнение: политикам Украины без Донбасса заняться нечем

Применимы ли мировые практики для решения конфликта в Донбассе

Кипрский сценарий на Украине — реально ли?

— Александр Андреевич, вы сказали, что действительно есть украинские бизнесмены, которые с удовольствием бы восстановили деловые связи с Россией. Украина очень много покупает угля в России. Но все же понимают, что, скорее всего, этот уголь идет из Луганской и Донецкой областей. Даже и Зеленский сам об этом сказал.

— Но официально, конечно же, не покупают. Это раз. Потом, действительно, на сегодняшний момент, даже когда у жителей Донбасса спрашиваешь: "Есть ли у вас украинские товары", — они отвечают, что немного есть, но в основном все — русское. По закону, украинские товары не могут быть завезены на территорию.

А как попадают туда украинские товары при объявленной полной блокаде? Ну вот как-то они туда попадают, если кому-то нужно. То есть на сегодняшний момент есть противоречие, когда бизнесу выгодно торговать, а политики действительно нагнетают напряженность, им выгодна антироссийская риторика, очень выгодна.

— Деньги не поделили — это с одной стороны, а с другой стороны, политики, которые хотят использовать эту ситуацию…

— Да, антироссийская риторика.

— То есть Украина продает свою антироссийскость Западу, который на этом играет, заставляет украинскую верхушку под бандеровскими лозунгами вызывать между Россией и Украиной такой разлад. То есть обычная история конфликта интересов. Какая корреляция между ними?

— Это разные группировки.

— Обычно деловые люди способны договориться. Если нет идеологии под бизнесом, давно бы договорились.

— Но здесь есть маленький нюанс. Когда мы начинаем договариваться, начинаем вспоминать, а сколько у меня отжали с 2013 года и что будет с теми долгами. Классика. Когда в Донецкой и Луганской областях все началось, в банках были деньги, в основном — гривны. А потом она куда-то делась. Испарились.

"Ребята, где деньги, куда дели?" — "Ну мы немножечко — к себе в карман". — "Где доллары? Где золото?" — "Ой, это какие-то непонятные люди вывели". Причем Донецкая область — довольно крупная область. Там были крупные отделения банков, много кредитов было выдано. Естественно, эти кредиты умерли. Их уже невозможно взыскать.

И во всем этом довольно много еще разных факторов. Например, было много взаимосвязей. Скажем, собственник был в Киеве, а предприятие находилось в Донецке. Сейчас его нет. Или оно уже не функционирует. Или, наоборот, работает, но уже на других людей. Вот такие конфликты решить просто невозможно.

В результате получается такая ситуация, что действительно есть люди, которые никак не могут разобраться в финансовой части. А политикам очень важна, выгодна эта антироссийская риторика. На Украине не принято называть "партия войны". Их почему-то называют "партия патриотов", хотя назвать их патриотами сложновато.

Они действительно все пять лет на этом кормились и кормятся дальше, потому что это для них хороший бизнес, но не только. Если люди попробовали крови, они хотят еще. И их остановить уже нельзя. И есть действительно люди более прагматические, которые хотят восстанавливать деловые отношения с Россией.

Есть такие, но если взять общую обстановку, то тут много нюансов… Вот мы берем Зеленского, а он и вашим, и нашим. Он и не за, и не против. И действительно есть партии, которые говорят, что мы никогда не уступим. И есть прагматики, которые говорят: "Давайте подходить реально". На сегодняшний момент, что мог бы сделать Зеленский проще всего, это отменить экономическую блокаду ДНР и ЛНР.

В принципе, он может это сделать своим указом. В данном случае не надо принимать закон. Здесь достаточное решения президента. И, соответственно, кабинет министров на основании указа принимает решение снять эту блокаду. Ну, казалось бы, что проще?… Ну ладно, допустим, месяц вы готовите этот документ. Но прошло уже столько времени, а воз и ныне там.

Причем самое интересное, что в самом начале Зеленский говорил, что действительно блокада вредит не только жителям ДНР и ЛНР, но и жителям Украины. Казалось бы, сними блокаду быстрее, чтобы не вредить. Нет, потому что здесь он заигрывает с партией войны. Он действительно заигрывает, потому что партия говорит: ни за что. Заигрывает.

С другой стороны, поднимается постоянно вопрос про транзит российского газа. Конечно, в данном случае действительно уже практически все говорят, что транзит газа надо сохранить, надо поддерживать такие отношения. Хотя есть непримиримые даже в этом. Зеленский говорит: "Да, мы за сохранение транзита газа". Тут он подыгрывает другим. Вот если он бы выбрал хоть какое-то единое направление, как бы было бы хорошо, но беда в том, что он постоянно то сюда, то туда… И в результате, мы видим бесконечную чехарду, когда вроде бы что-то делается, но ничего нет.

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев