Пенсионной реформой власть разорвала общественный договор с народом

"Российское общество должно разработать новый социальный договор с властями, — сказал "Правде.Ру" директор аналитического центра Стратег-PRO Александр Ведруссов. — Старый перестал работать после "пенсионной оптимизации" в прошлом году".


Протесты в России будут нарастать. Справятся ли власти?

— Александр Владимирович, поговорим, наконец-то, о политической жизни России, а не Украины. С вашей точки зрения, нуждается ли наша политическая система в каком-то преобразовании?

— Кстати говоря, по поводу Украины, не знаю, все ли это заметили, у нас повестка переформатирована в соответствии с установкой президента. С одной стороны, у нас Украину сейчас стараются лишний раз не ругать без особого повода. Но это не главное. Главное, что действительно переориентированы передачи на внутреннюю повестку. Причем сами зрители и многие гости добивались этого долгие годы.

Но когда поднимался вопрос о том, что нужно обсуждать внутреннюю повестку (это гораздо актуальнее, важнее, серьезнее и т. д.), говорили, не потянут рейтинги. Оказывается, рейтинги тянут. Внутренняя повестка сейчас идет по рейтингу федеральных каналов даже выше, чем Украина, которая все реже появляется, как и вообще вся международная повестка.

Поэтому то, что это обсуждается предметно, — уже хороший сигнал. Но, с другой стороны, это обсуждается не от хорошей жизни. И здесь, когда мы говорим о нынешнем состоянии дел в российской политике, в российском обществе, то, конечно, отсчитываем от своеобразного рубикона смены трендов в общественных и политических настроениях — от пенсионной оптимизации.

Дело в том, что пенсионная реформа, повышение пенсионного возраста знаменовали собой фактически разрыв негласного договора, который действовал между властью и гражданами с начала 2000-х годов и действовал относительно неплохо. Неформальные договоренности заключались в том, что граждане особо не лезут в политику, не возмущаются, что у нас выборы контролируемые, корректируемые, демократия в принципе управляемая и т. д. У подавляющего большинства людей даже особых претензий к этому не было, потому что взамен идет рост благосостояния граждан.

Что мы имеем сейчас? Еще до пенсионной оптимизации у нас начал снижаться общий жизненный уровень граждан, и уже шестой год подряд он каждый год неуклонно снижается. И это чувствуют на себе, я думаю, практически все, включая верхушку среднего класса. Вся страна это чувствует.

Есть у нас крупнейшие преуспевающие госкорпорации, где уж точно все должно быть хорошо, ну хотя бы там. Представители госкорпораций — точно не бедные люди. Поэтому таким очень ясным критическим сигналом, что дела совсем нехорошо идут в стране, было то, что даже они начинают жаловаться, какие высокие цены в магазинах. Это, значит, что в стране действительно большие проблемы. Если уже они заметили это, то вся страна уж тем более заметила давно.

— А кто конкретно, интересно, пожаловался?

— Это не суть важно, здесь важны не имена, пароли и явки, а важно то, что мы это чувствуем давно и очевидным образом. Все зашло настолько далеко, что этот галопирующий рост цен заметили даже люди с очень высокими доходами. Сначала у нас был скачок цен, потом все время они росли, росли, росли, и в принципе жизнь становится все дороже, а доходы остаются на прежнем уровне или даже проседают.

И проседают больше всего, понятное дело, у наименее защищенных социальных категорий. У них доходы просели уже давно и конкретно, тут и вопросов нет. Но у среднего класса, включая верхушку среднего класса, они тоже значительно просели. Это коснулось в том числе и тех, кто формирует общественное мнение.

Ведь эта ситуация не сегодня появилась, у нас давно есть около 20 миллионов нищих граждан, которые находятся просто за чертой бедности. Причем самая страшная цифра, что 26 процентов детей за чертой бедности. Многодетные семьи — это сразу зона риска, потому что, чтобы каждого ребенка поставить на ноги, нужны просто безумные деньги. И это постоянно становится все дороже, дороже и дороже.

Это было. Но как бы и Бог с ним, в том плане, что тех, кто формирует общественное мнение, это все-таки особо не касалось и не волновало. А тут получается, что это коснулось практически всех. Поэтому мы и видим такой всплеск в информационном поле. Потому что те, кто формирует эту информационную повестку, экспертное сообщество, журналистское сообщество, верхушка среднего класса и лидеры общественных мнений все это почувствовали уже на своей шкуре.

И начали понимать и подозревать: что-то идет не так. Раньше это тоже озвучивалось, говорили про падение жизненного уровня граждан, что в самой богатой стране в мире десятки миллионов живут за чертой бедности. Но все это как бы шло фоном. Сейчас же ясно видно, как изменились настроения, в том числе и тех, кто формирует общественное мнение, видно общее ощущение, что страна зашла не туда, появилось общее ощущение социального пессимизма.

Читайте продолжение интервью:

Общество мобилизуется, политтехнологии власти уже не помогут

Пенсионная реформа — рубикон в отношениях власти и народа

Пенсионная реформа — диверсия против государства и граждан

Власть сама толкает людей на протесты

Чего не хватает оппозиции для победы

Протесты будут нарастать. Кто их возглавит?

Власть объявила войну народу. Народ пока в обороне

Народ России воспользуется правом на протест

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев