Пенсионная реформа – рубикон в отношениях власти и народа

После пенсионной оптимизации, когда российская власть нанесла мощный удар по всему населению своей страны, общественный договор перестал действовать. Зря чиновники считают, что народ принял существующее положение вещей.

Многие уже готовы поддержать практически любые действия против ненавистной власти. Многие еще держатся и не встают на сторону прозападных протестантов, но и против них тоже, и даже им уже сочувствуют. А власть все больше увеличивает пропасть, дистанцируется от народа и теряет разум…

Об этом "Правде.Ру" рассказал директор аналитического центра Стратег-PRO Александр Ведруссов.

Читайте начало интервью:

Пенсионной реформой власть разорвала общественный договор с народом

Общество мобилизуется, политтехнологии власти уже не помогут

— Александр Владимирович, для россиян все-таки важно, кто стоит за выступлениями против власти. Ясно, что за большинством митингов и протестов стоят некие силы, которые хотят дестабилизировать Россию. Именно поэтому подавляющее большинство населения их не поддерживает. Но есть другое направление. Например, в Шиесе, когда местное население видит, что власти делают что-то не то.

И вот этот протест более востребован в нашем обществе. Никому здесь не нужна революция по типу Майдана и возврат России в 90-е годы под управлением каких-то новых либералов, которых нам посадит Запад. Как вы думаете, насколько важно для россиян, кто стоит за конкретным протестом и против чего, собственно, этот протест?

— Пенсионная реформа — это рубикон во многих отношениях. Грубо говоря, до пенсионной реформы все эти смутьяны, которые пытались использовать какие-то деструктивные технологии, условно назовем их "оранжевыми", вызывали у подавляющего большинства граждан явное неприятие. Тогда в этом даже вопросов не было.

Когда в 2016 году пошел "Парнас" со всякими мальцевыми и прочими, которые кричали на дебатах про импичмент Путину и все такое, то они получили лишь жалкие проценты. Система настолько была уверена в себе, что могла позволить себе пустить такую партию на выборы, показать, чего она стоит, какая у нее реальная поддержка в обществе. Но это было тогда.

Уже в 18-м году ситуация поменялась кардинальнейшим образом. Сейчас линия раздела идет даже между государственниками, которые могут быть правые и не правые. Хотя какое-то время работал еще крымский консенсус, потому что Крым - это действительно очень важно для всех патриотов.

Начиная с 16-го года государственники стали делиться на охранителей, которые и за пенсионную реформу, и за то, чтобы сажали всех, митинги разгоняли, всех лупили дубинками, и на патриотов, которые считают, что для государства это плохо, что это против государства, что это не идет государству на пользу.

Соответственно, даже самые неприятные личности, которые связаны всеми конечностями с Западом, получают там инструкции и средства, даже они, ситуативно выступив против пенсионной оптимизации, в глазах общества уже не являются категорически неприемлемым элементом общественно-политических процессов. После этого рубикона все поменялось кардинально.

Многие эти ребята, которые выходили на Московский проспект, мне глубоко не симпатичны. Молодежь реально ничего не понимает, большинству вообще нужна просто буза, любая движуха. Им нужны и важны не политические процессы, а просто бурная молодость, чтобы повеселее было, а на старости лет было, что вспомнить. Им надо терпеливо объяснять очень многие аспекты.

Но, опять же, важно именно то, как власть отреагировала на эти протесты. Тот же Егор Жуков и другие там что-то организовывали и координировали. Но не стоит забывать, что зачастую, особенно в наше время с современными технологиями, многие элементы протеста все-таки действительно происходят стихийно, являются элементами самоорганизации. В обвинении против Егора Жукова, кстати, это вообще не фигурировало, там претензии были к четырем роликам — его обвиняли в посягательстве на конституционный строй.

— Ему также вменяется в вину, что он призывал не выплачивать налоги государству, изготавливать фальшивые документы, препятствовать работе учреждений и т. д.

— Если это экстремизм, значит, эти ролики должны быть заблокированы, то есть они не могут быть в свободном доступе, а они в свободном доступе. Если вина Егора Жукова в пропаганде и использовании технологий ненасильственного сопротивления Дина Шарпа, то это должно быть в списке экстремистской литературы.

И речь идет не о том, что у нас не надо бороться с экстремизмом и что у нас нет реальных экстремистов. Речь идет о том, чтобы закон у нас работал не избирательно. Очень противоречивые и размытые обвинения против Егора Жукова были. Поэтому сложился определенный общественный консенсус в сомнительности обвинений.

Ведь никто так не объяснил нам и не доказал, что за Егором Жуковым кто-то стоит, что было какое-то незаконное финансирование, что были противоправные намерения и т. д. Эта экспертиза, которая была проведена, с юридической точки зрения не выдерживает никакой критики. Можно только посмеяться над этим, если бы это не было так грустно…

Читайте продолжение интервью:

Пенсионная реформа — диверсия против государства и граждан

Власть сама толкает людей на протесты

Чего не хватает оппозиции для победы

Протесты будут нарастать. Кто их возглавит?

Власть объявила войну народу. Народ пока в обороне

Народ России воспользуется правом на протест

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...