Власть объявила войну народу. Народ пока в обороне

Как и почему, поддержав и возглавив пенсионную реформу, Путин стал наравне с остальной властью и резко потерял авторитет народа?


Протесты в России будут нарастать. Справятся ли власти?

Почему практически во всем мире при прогрессивном налоге обсуждается повышение налогообложения богатых? Почему в России им только продолжают добавлять льготы и привилегии, а с народа дерут последнюю шкуру и при этом гнобят? Как это аукнется нынешнему режиму, объявившему войну всей стране?

Об этом обозревателю "Правды.Ру" Любови Степушовой рассказал директор аналитического центра "Стратег-PRO" Александр Ведруссов.

Читайте начало интервью:

Пенсионной реформой власть разорвала общественный договор с народом

Общество мобилизуется, политтехнологии власти уже не помогут

Пенсионная реформа — рубикон в отношениях власти и народа

Пенсионная реформа — диверсия против государства и граждан

Власть сама толкает людей на протесты

Чего не хватает оппозиции для победы

Протесты будут нарастать. Кто их возглавит?

— Александр Владимирович. мы обычно говорим, что власть — такая-то, власть должна сделать то-то и то-то… Кто конкретно эта власть? Можно же предположить, что у нас одна власть в стране — Владимир Владимирович Путин. По крайней мере, все так считают.

— Но Владимир Владимирович лично впрягся в пенсионную оптимизацию и лично своим телом прикрыл своих.

— Не прикрыл. Он сам генерировал эту реформу, он был соавтором этой реформы. Он стал главным в этой реформе.

— У нас действительно у президента есть все рычаги и влияние.

— Тогда почему мы все время продолжаем считать, что царь хороший, а вот бояре у него плохие?…

— И справедливо задаться таким вопросом. Надо понимать, что у нас у президента максимальные полномочия — вообще может делать, что угодно. И с точки зрения общественного восприятия все это именно так.

— Все-таки вся власть на пенсионной реформе провалилась капитально. К любой власти отношение многократно ухудшилось, авторитет власти упал до плинтуса. Но кто, какая конкретно власть больше всего в этом виновата и стала вызывать больше раздражения?

— Конкретно — вся вертикаль вплоть до президента потеряла доверие именно потому, что раньше до пенсионной реформы был общественный договор, определенный консенсус народа и власти. В общественном восприятии президент воспринимался все-таки положительно. Хотя он либерал и преемник Ельцина, и Чубайс с Кудриным у него в друзьях, все равно он был скорее как арбитр, который в случае чего вступится за народ.

— За маленького человека.

— Да, за маленького человека. И люди так чувствовали, надеялись на него. Просто больше-то и не на кого было надеяться. Да там они все понятно какие, власть у нас никто не любит, такую власть не только любить, но и уважать-то хоть сколько-то невозможно. И только в лице президента все-таки была какая-то последняя надежда у людей. Народная надежда. Всего народа. Но и она резко исчезла.

Когда Владимир Владимирович вышел и сказал, что мы проводим пенсионную реформу, мы не можем ни копейку взять с богатых, ввести прогрессивный налог, потому что мы не сможем собрать с богатых эти налоги, а с вас мы возьмем все что только можно. Всё. Это уже был финиш всей власти. Только результаты еще впереди. И объявление антипьедестала. Потому что победителей здесь нет и не будет. В нашей стране точно. Хотя, опять же, я к Владимиру Владимировичу отношусь с уважением просто потому, что это человек, который вернул нам Крым.

— И не только Крым, а вообще достоинство государству и народу.

— Да, абсолютно согласен. Но еще раз — социально-экономическая политика. Если эта власть, которая у всех ассоциируется как раз с президентом, за 20 лет так и не научилась проводить нормальную политику в интересах граждан, то, наверно, уже и не научится. Граждане это уже не просто начали понимать, а чувствуют на себе непосредственно.

И раньше, действительно, как раз эта схема работала: царь был хороший, а бояре плохие. Причем понятно, что в случае чего царь вступался на прямых линиях или еще как, устраивал публичные разносы и становился еще лучше. Все же это очень любят.

А тут получается вместо того, чтобы выйти и устроить публичный разнос тем диверсантам, которые устраивали пенсионную реформу, он сам среди них, с ними и за них. Он на самом деле с ними заодно, он такой же. А там основными выступают Кудрин, Центр Карнеги и Высшая школа экономики…

— Дмитрий Анатольевич Медведев.

— Естественно, Дмитрий Анатольевич Медведев… А президент вместо того, чтобы выйти и устроить разнос, как от него и ожидали люди именно в такой критической ситуации, вышел и сказал: все это хорошо и правильно, дальше опять затягивать пояса мы будем на шее граждан, богатых мы трогать не будем, мы копейки с них новой не возьмем.

Хотя во всем мире обсуждается именно повышение налогов на богатых, включая Америку, где и так богатые платят немало. Но там считают, что они должны еще больше платить, потому что надо финансировать образование, медицину и все прочее. А у нас получается, это не нужно. Надо только людей обдирать и гнобить. Всё! Общественный договор после этого не работает. Власть сама в одностороннем порядке из него вышла.

Он работал до этого по следующей схеме: граждане не вмешиваются в политику, а политика, то есть президент и вся властная вертикаль, обеспечивает так или иначе, хотя бы постепенно, небольшими шажочками рост уровня жизни или хотя бы более-менее нормальную жизнь. Власть все это резко уничтожила. Она в открытую отобрала то, что люди зарабатывали всю свою жизнь.

Поэтому прежнее согласие по умолчанию уже не работает. Значит, новый общественный договор будет заключаться уже на менее выгодных для власти условиях, потому что люди уже почувствовали вкус к свободным выборам. Люди будут требовать референдума, люди будут требовать, чтобы их мнение учитывалось от муниципального и регионального до федерального уровня. Все это только начинается.

Читайте окончание интервью:

Народ России воспользуется правом на протест 

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев