Историк: в Грузии давно забыты добрые дела России

Историк Олег Айрапетов рассказал генеральному директору "Правды.Ру" Инне Новиковой о долгих и непростых взаимоотношениях России и Грузии.


Все усилия и вложения России в Грузии давно забыты

Сейчас масса людей любит говорить глупости о том, что Грузия была нужна России только как плацдарм для походов в Индию. Никаких документов в пользу того, что Петербург ставил такие задачи, в природе не существует.

— Олег Рудольфович, как Россия спасла Грузию и грузин, там уже забыли, и постоянно звучит из Грузии, что никто их не спасал. Что говорит история? Что происходило в конце XVIII и в начале XIX века? Как вы оцениваете эти события? И вообще, бывает ли какая-то историческая благодарность, или такого не существует?

— Нет, безусловно, благодарности в истории, особенно в политике, не существует. Например, Бисмарк как раз по поводу освобождения и благодарности применительно к Болгарии, когда там буквально через несколько лет после ее освобождения и создания болгарской государственности ценой огромных усилий и потерь со стороны России, пошли антирусские тенденции и настроения, сказал, что освобожденные нации не благодарны, а требовательны.

И то же самое можно сказать про Закавказье, которое у нас почему-то в последнее время часто стало называться Южным Кавказом. Этот термин звучит для меня как оксюморон. Просто это подразумевает единство в регионе, этим стараются показать, что эта область составляет единый регион с Северным Кавказом, между тем как ничего общего между этими территориями нет.

— Сейчас грузинская пропаганда часто говорит, что Южный и Северный Кавказ неразрывно связаны, это одно целое…

— Это калька с английского языка. Естественно, что они пользуются этим для того, чтобы показать свою близость, свою особенность. И это главная задача, она идет везде. Та же самая политическая топонимика: страны Балтии вместо Прибалтики. Но надо помнить, что у нас ведь определяются этим только три республики, а вовсе не Швеция, Дания, Польша, Германия, Финляндия и т. д.

Вся эта новая политическая топонимика вводится для того, чтобы углубить разрыв с предшествующей традицией и эту предшествующую традицию затем заменить своей версией. Очень важно само название в этом отношении. Каждое из этих названий несет определенную смысловую тенденцию. Вот как еще древние римляне говорили: nomen est omen (имя — это судьба). В данном случае имя — это программа.

— Как корабль назовешь, так он и поплывет, так еще говорят.

— Да, правильно, именно так. Как вы судно назовете, так оно и поплывет. А они разные бывают. Где-то корабль получается, а где-то получается и ночной горшок. Применительно к Грузии, возвращаемся, и всему этому региону Закавказью теперь пошла тенденция утверждать, что Россия шла в Индию, там были захватнические планы и по пути это все получилось.

Но это, конечно, мягко говоря, полный бред. Просто дело в том, что все это нынешним западным политикам и их нынешней политической конструкции в целом совершенно не нужно. Настоящая история и факты о том, что произошло в XVIII — начале XIX века и как часть Грузии попала в состав Российской Империи, им только мешают.

Тут еще надо понимать одну вещь, что, безусловно, Грузия, во всяком случае в нынешнем своем виде, — это есть творение России, потому что никакой исторической древней Грузии нет… Когда мы смотрим на карту, произносим слово "Грузия", мы видим ее, у нас есть определенный образ этого пятнышка на карте Закавказья.

Но такой Грузии уже давным-давно не было к XVIII веку. В общем-то, Россия присоединила, если так любят в Тифлисе пользоваться англосаксонскими терминами, core Georgia, то есть сердцевину Грузии, это Картли-Кахетия, совсем небольшая территория вокруг столицы нынешней Грузинской республики.

А все остальное надо было еще присоединять, завоевывать в битвах с теми государствами, которые эту территорию к себе присоединили, то есть с оттоманской Турцией и Персией. Тут надо понимать, что есть определенные большие закономерности, нравится это кому-то, не нравится. Причем это может не нравиться не только в Закавказье, но и здесь.

Но тем не менее регион, так уж получилось, — это такой проходной двор, по которому постоянно прокатываются волны миграций, нашествий и т. д. Где-то века до XIII-XIV это были преимущественно нашествия из Азии в сторону Предкавказья, Причерноморья.

Дорога была известная, собственно говоря. Эта дорога имела два-три пути. Одним путем — через побережье нынешней Абхазии, практически никто не пользовался. Там было гиблое место. Та самая Абхазия, в которой тоже любят отдыхать наши люди, вплоть до конца XIX века была гиблым местом. Там были болота, свирепствовали малярия и всякие другие страшные болезни.

И для того, чтобы она стала таким процветающим регионом, той же самой "злой" России пришлось сделать очень много. Прежде всего, замелить этот регион, потом провести целый ряд мелиоративных работ и потом в результате больших усилий превратить это все в цветущий край. Даже известен человек, с кем это было связано. Руководил программой принц Ольденбургский, у которого и возникла идея превратить эту часть причерноморского побережья в курорт.

Ольденбургские — ближайшие родственники правящей династии Романовых. А именно этот принц, кстати, одно время руководил и российским обществом Красного Креста. Такой был просветитель, очень заботливый человек. Вот именно его трудами все эти болота и были ликвидированы. Он хотел превратить побережье Абхазии в цветущий край, в русскую Ривьеру, что ему и удалось сделать. А до этого там было место ссылки.

Читайте продолжение интервью:

Могучая древняя Грузия — миф или реальность?

История Грузии: как у России защиты просили, а потом предали

Историк: фарс в Грузии — ремейк и начало конца

Историк: может ли быть независимым маленькое государство

Олег Айрапетов: Грузия — "кавказская пленница" собственных амбиций

Грузины не едят селедку на газетах. Селедка кончилась или читать не умеют?

Историк: Грузия и Украина серьезно больны

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Домашнее