Каким станет виртуальный театр?

Культурные площадки по всему миру закрыли из-за пандемии коронавируса. Российские сцены также уходят в интернет. Хотя это — уже не в новинку, но Ковид-19 сильно подстегнул развитие удалёнки по всем направлениям. Насколько будет востребован виртуальный театр? Останется ли он именно театром? Или театр вообще невозможен без реального контакта артистов и зрителей? Будет ли это именно театр или такая форма уже ближе к кино, телевидению — как телеспектакль? Или это — вообще нечто другое?

В плену у коронавируса: Как живет театр на карантине?

Может быть, в будущем онлайн-спектакли будут проходить с возможностью общения зрителей и актеров в чате? Какие еще анти-коронавирусные театральные формы возможны? Может быть, зрителей даже сделают участниками некоего театрализованного онлайн-действия?… На все эти и многие другие вопросы Инны Новиковой в прямом эфире видеостудии Pravda. ru ответила народная артистка России, актриса Центрального академического Театра Российской Армии Ольга Богданова.

Читайте начало интервью:

— Ольга Михайловна, в период коронавируса — возможен ли какой-то дистанционный театр, интернет-театр?

— Безусловно. Сейчас уже многие театры так делают или к этому приходят. Онлайн-театр это называется. Спектакли играют без зрителя, но показывают, транслируют его в интернете. Также выкладывают записи прошлых постановок. Можно легко посмотреть. Я думаю, что сейчас…

— Такое есть уже?

— Да, это у кого-то уже есть, и многие сейчас об этом думают, ведь теперь в любом случае надо выходить из нынешней ситуации, надо что-то сделать. Наверное, здесь могут быть разные формы.

— Ведь и на телеканалах все ток-шоу, где раньше было много зрителей, теперь проходят без них. Футбольные матчи и другие спортивные соревнования идут без болельщиков.

— Конечно, это — очень печально, это же совсем — не то. Как раз театры и концерты, футбольные матчи и другие соревнования должны быть при зрителях, это — основа основ. Но люди уже готовы к переносу многих сфер жизни в виртуальный мир.

Поэтому я не исключаю, что и наш театр тоже воспользуется этой возможностью выйти в интернет-пространство, то есть — играть спектакли без зрителей. Это — тоже возможный вариант в карантинных условиях. В любом случае виртуальное пространство все больше расширяется, а ограничения из-за коронавируса дали этому новый толчок.

— Вы — театральная актриса, хотя в кино вы тоже снимались тоже, но все-таки гораздо меньше, чем в театре.

— Да, намного меньше, чем в театре, явно.

— А с социальными сетями вы дружите?

— Я люблю живое общение, вот я сейчас вас вижу, и мне очень нравится наш разговор, он мне приятен и вынуждает о чем-то призадуматься. Я этим дорожу. А все, что называется интернет, я — никоим образом. Хотя этим, наверное, просто вызову гнев многих людей.

На каких-то съемках я встретила одного молодого человека, который только и говорил: вот Инстаграм, Инстаграм… Но мы с ним разговорились, и нам было так интересно разговаривать на разные темы.

Он мне вдруг рассказал, что он в какой-то социальной группе переписывался с компанией девушек. А потом они решили встретиться в кафе вживую.

И он говорит: я в ту минуту, наверное, поддержал бы вас всецело, потому что я ни одну девушку не узнал. Они были все такие красивые, успешные и интересные в соцсетях: я и Эйфелева башня, я на море, я — там-то и там-то, такая и совсем другая, но в основном все это — приукрашенная жизнь. Когда они пришли на обычную встречу, они оказались совсем не такие, а какие они есть на самом деле. Он их не узнал!…

— Они что пришли ненакрашенные, без прически?

— Нет. Они пришли, конечно, накрашенные, но без таких аксессуаров и без такого грима, который они используют для всяких красивых видов. А главное он сказал: в Инстаграме, нам было безумно интересно, а при встрече мы заказали чай, кофе и уткнулись в свои телефоны. Даже поговорить было не о чем.

А я ему на это говорю: а мы с вами не в Инстаграме, вживую разговариваем, но как нам интересно, мы не можем наговориться.

— Конечно, это зависит от развития глубины людей. Дело в том, что в интернете можно говорить что угодно, показывать любые картинки, где-то приврать, хотя бы слегка что-то преувеличить, где-то приукрасить.

— А разве в обычной жизни люди так не делают? — Так и делают практически все.

— Да, но интернет дает возможность гораздо сильнее себя приукрасить, даже показать совсем другим человеком. Проблема в том, что сейчас многие люди уже даже разучились общаться вживую, а молодое поколение уже выросшее на виртуальной реальности вообще не имеет таких навыков.

— Но они даже не хотят живого, реального общения. Им достаточно Инстаграма. А я лучше останусь живой в своей живой жизни. Может быть, я там тоже хочу быть лучше, чем есть на самом деле. А иногда совсем не хочу. Но я предпочитаю живую жизнь.

Может быть, это неправильно. Но пусть каждый человек займет свою нишу, и я занимаю нишу живой жизни. Можно?

— Безусловно. Есть комментарий, что люди, которые хорошо общались в Инстаграме, но не могли общаться живьем, просто боялись потерять свое искусственно созданное лицо.

— Правильно, я совершенно согласна. У них было искусственно созданное лицо, и он боялись его потерять. И боялись показать настоящее. Только подумать!… У них же — искусственная жизнь. Но это — совсем не искусство.

Я — за настоящее лицо. Я хочу общаться со своими друзьями, всеми близкими людьми вживую, хочу быть такой, какая я. Пусть у меня друзей будет не целый мир, но друзей много не бывает. И думаю, что права все-таки я. У людей может быть очень широкий круг общения, но много настоящих друзей не может быть ни у кого. Как сказал поэт, надо "заручиться любовью немногих".

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...