Владимир Губарев о сериале "Чернобыль" : всё с ног на голову и полная чушь

Сериал "Чернобыль" вызвал новую волну интереса к масштабнейшей катастрофе. В основе фильма лежат исторические события, но вымысла и откровенной лжи там больше, чем настоящего.


Сериал "Чернобыль": правда и ложь

Как все происходило на самом деле? Чем отличаются характеры и действия персонажей от реальных людей? Обо всем этом и многом другом в "Правде.Ру" рассказал писатель и журналист, участник ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, автор первой в Советском Союзе статьи о Чернобыле и пьесы "Саркофаг", которая успешно шла во многих странах мира, Владимир Губарев.

Читайте начало интервью:

Владимир Губарев: гласность началась именно с Чернобыля

Как воровство губило детей Чернобыля

— Владимир Степанович, как вы оцениваете фильм HBO о Чернобыле?

— С точки зрения сценариста и драматурга я понимаю, как хорошо сделан этот фильм. Там все есть, в том числе героизм наших пожарных, медиков, горняков… И в то же время русофобия нормальная, крепкая. Взять хотя бы министра. Он, во-первых, был старше в два раза, чем показывают в кино…

— Да, ему было уже под семьдесят…

— И надо было его так унизить…

— А как его унизили?

— Они там беспардонно прошлись по нему. С автоматчиками он пришел, например. Кстати сказать, ребята из КГБ работали много, хорошо и надежно: они обеспечивали связь. Единственное, что там было в порядке в первые часы — это как раз работа кгбшных ребят. Они ни за кем не следили. И не нужно этого было делать. Зачем это было делать?

Ведь те, кто боялся радиации, сбежали сразу. А те, кто приехал работать, те работали. Поэтому там не нужно было нагнетать страстей с такими поворотами. А во-вторых, ну это уже просто смешно, конечно, чтобы голыми людей пускать под реактор. Чушь. И мужики все у них, получается, беспокоились только об одном…

— Свинцовые себе эти гульфики надевали. Это было?

— Глупость, что это в зоне было. Потом уже было, конечно. Но не в зоне так сразу. Это фейки, конечно. Никто не сказал, почему надо было уничтожать животных. Разносили радиоактивность животные. Опять же, совсем не до этого тогда было. В фильме много всего такого. Там очень сдвинуты разные события, потому что все сделано во имя закрутки сюжета.

Дело еще и в другом. Этот фильм ложен во многом из-за одной очень простой причины. Конечно, если персонажи и события вымышленные — пожалуйста, выдумывай все что угодно. Но когда ты даешь реальных людей, даешь Щербину, то надо же показать именно его, а не вымысел. Он представлен слабохарактерным человеком. Щербина не такой абсолютно.

Борис Евдокимович был совершенно другой, ни малейшего сходства с ним настоящим у экранного нет. Он не такой примитив, как показано там. Он был очень образованный человек. Я его просто знал хорошо. Человек прекрасно понимал всю ситуацию. Прекрасно умел работать, великолепный организатор, прошедший все, от самых низов до зампреда совета министров.

В советское время вообще не было случайных людей на высоких постах. Это сейчас иногда появляются неизвестно откуда. Сейчас и на Чернобыльской АЭС, действительно, черт-те что. Игорь Грамоткин (недавний директор станции), который в 1986 году приехал студентом на практику туда, потом всю жизнь проработал там. Сейчас он ушел и назначили менеджера.

Почему? Потому что французы сейчас передают новый саркофаг в эксплуатацию украинцам. И тут же все подумали: "Ага, деньги". И уже сразу назначали каких-то менеджеров, которые понятия не имеют об атомных вещах…

А тогда там работали настоящие профессионалы, например, Легасов Валера. Мы с ним были дружны. Поэтому мне сразу видно, что все, что в фильме показывают, — это туфта полная.

Дальше, этот образ девочки с Белоруссии. Лучше бы представили директора Смоленской атомной станции Эрика Поздышева. Там был Абагян, был Игнатенко, только не пожарный. Женя Игнатенко — потрясающий человек, который пускал все блоки.

19 мая Эрик Поздышев приехал туда уже директором Чернобыльской атомной станции. Мы там встретились в первый день, 19 мая. Там были реальные люди. Там было много замечательных людей, которые знали все это досконально. Стало, в общем-то, понятно очень быстро все, что произошло. Хотя если бы спросить о такой вероятности за несколько дней, то все физики бы сказали, что это невозможно.

— И 26-го говорили, что это невозможно. И даже 27-го тоже так говорили.

— Потому что, да, кто будет держать реактор на половине мощности в нестабильном состоянии. Его держали сутки! Естественно, так решили Дятлов и Брюханов. Кстати сказать, директор станции Брюханов чуть не получил звание Героя Социалистического Труда.

— А Дятлов? В фильме совершенно неприятный человек.

— Это тоже полная чушь.

— Посмотрев фильм, создается впечатление, что это просто умалишенный, например, когда он требовал снизить мощность. Это вообще могло быть?

— Нет-нет. Так не было и не могло быть, естественно. В том-то и беда этого фильма, что реальные люди, реальные фамилии, а все они поступали не так, и не так это все было. Абсолютно. Все переврано, переставлено с ног на голову. Вот в чем вся соль. Там прикоснулся человек к кусочку графита — у него рука красная. А на самом деле это только через сутки происходит. Лучевая болезнь начинается на самом деле через несколько дней.

Читайте продолжение беседы: 

Чернобыль после нового фильма снова заболтают

Когда появится "Война и мир" о Чернобыле?

Владимир Губарев: Фукусиме не хватает уроков Чернобыля 

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Домашнее