Чернобыль после нового фильма снова заболтают

"Так не было и не могло быть. Беда этого фильма, что там реальные люди, но все они поступали не так и не так это все было. Абсолютно. Все переврано, переставлено с ног на голову, — сказал генеральному директору "Правды.Ру" Инне Новиковой писатель и журналист, участник ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС Владимир Губарев о сериале "Чернобыль" НВО.


Сериал "Чернобыль": правда и ложь

Интервью с ним приняло неожиданный оборот: разговор пошел о нынешних реалиях чернобыльцев и состоянии нашего общества в целом.

Читайте начало интервью:

Владимир Губарев: гласность началась именно с Чернобыля

Как воровство губило детей Чернобыля

Владимир Губарев о сериале "Чернобыль": всё с ног на голову и полная чушь

— Владимир Степанович, в фильме присутствует очень много совершенно реальных вещей советского быта.

— Естественно, нужно показать какую-то правду. Но даже маленькая ложь рождает очень большую. А там очень многое совершенно не соответствует действительности. Я всегда поддерживал, чтобы писали о Чернобыле, потому что это великая трагедия и все люди должны знать об этом, ведь история цивилизации стала другой после Чернобыля.

Конечно, и до этого про Чернобыль было много небылиц. Однажды прислали рукопись мне и Валере Легасову, чтобы мы почитали и решили, можно ли печатать, или нет. Мы сказали, что мы не цензоры, но там была написана полная чушь. Ее напечатали. Этот автор стал потом министром на Украине, дальше — послом Украины в Америке. Очень многие нажились на Чернобыле.

А знаете, почему самая большая продолжительность жизни в Японии, в Хиросиме? Хотя японцы и в целом долго живут. Потому что вся японская медицина после бомбардировки Хиросимы и Нагасаки была направлена на здоровье хибакуся. И вся медицина в Японии поднялась благодаря хибакуся — тем людям, которые пострадали.

Поэтому в Хиросиме у людей самая высокая продолжительность жизни. Медицина поднялась очень мощно в Японии благодаря тому, что начали заботиться о тех людях, которые пострадали во время атомных бомбардировок.

Мы предлагали здесь тоже так сделать, но как всегда. Многое замоталось, конечно, после 1991 года. Но все-таки лучший в мире центр по лечению и оздоровлению ликвидаторов находится в Гомеле, в Белоруссии. Ученые из Минска переехали в Гомель и создали радиологический медицинский центр — действительно лучший в мире, и он на самом высоком уровне до сегодняшнего дня. Это тоже своеобразные итоги Чернобыля.

А вот в нынешней второй волне кино я боюсь, что все реально нужное и важное просто заговорят, заболтают. Поэтому не принимаю участие в этом, хотя меня часто зовут в разные шоу. Я не принимаю участие, потому что я знаю, что это заболтают и реакция будет совсем другой.

Я сам лично уже неожиданно столкнулся с этой реакцией. Я инвалид по Чернобылю. Тридцать лет я болен. Все это время я ставлю машину у своего подъезда. Вдруг выясняется, что, оказывается, ставлю ее на платную стоянку. Ввели платную стоянку и мне присылают штраф. Я бы заплатил... Но ко мне обратились все соседи, говорят: "Владимир Степанович, у вас же имя, вы чернобылец". Я говорю: "Хорошо. Я пройду весь этот цикл". И я прошел все это. Конечно, там к начальству не пробьешься — оно под охраной. Но у них есть на Башиловке их представительство. Там я встретился с тремя молодыми людьми.

Они сказали: "Платите, или мы на вас подадим в суд". Я говорю: "Огромный дом — тысяча человек. Сделайте хотя бы одно-два места бесплатных для инвалидов". Они говорят: "Это не наше дело. Это дело департамента транспорта Москвы". Пошел туда.

А там сидит женщина милая. Мы с ней пообщались. Она говорит: "Да, но я ничего не могу сделать. Я начальство вообще никогда в глаза не видела. Связываюсь только по электронке с ними. Вы напишите заявление. Я отправлю". Я написал — с единственной просьбой: сделайте пару мест для инвалидов на огромный дом. В ответ получаю повестку в суд.

Прихожу к мировому судье — очаровательная женщина. Мы вдвоем только в зале, больше никого нет. Мы с ней поговорили. Она поинтересовалась про чернобыльцев. Говорит: "Подождите". Через 15 минут выносит решение суда о том, что я должен заплатить штраф 2500 рублей. Спрашивает: "Будете обжаловать?" Я говорю: "Нет. Обжаловать не буду".

— Но вы же потом опять машину поставите — вам опять штраф влепят.

— А я и поставил. Штраф, конечно, заплатил. Но потом оказалось, что еще до решения суда приставы уже с моего счета такую сумму сняли. Далее — самое любопытное. Я встречаю парня, который фотографирует. Он говорит: "О, я вашу машину снова фотографирую. А правда, что вы в Чернобыле были?" Я говорю: "Правда". Говорит: "Не может этого быть". Я говорю: "Это почему?" — "А я видел фильм. Там же все умирают, а вы живы".

Но меня поразило в этой истории то, что молодой парень, который фотографирует, молодые ребята, которые вышибают деньги, молодой судья — все молодые. И всем интересно про Чернобыль. И наконец, письмо из московского департамента транспорта. Они пишут, что не могут в доме обеспечить бесплатную стоянку, потому что нет бюджетного финансирования. А все, кто в этом коммерческом проекте работает, деньги получают…

Думаю, что после этого фильма, сериала "Чернобыль", люди не будут думать, как помочь пострадавшим, как это было в первой волне в 1986 году, а будут думать, что чернобыльцы уже не живут, а давно уничтожены. Вот в чем вся соль. И пока я не вижу ни одного примера, чтобы после этого фильма сказали: "Давайте посмотрим, как живут ликвидаторы". А ведь многие еще живы…

К фильму же в целом я все-таки положительно отношусь, хотя там много лжи и небылиц. Но он напомнил о Чернобыле, о том, что есть такая проблема. Хорошо, что фильм вышел, но он очень многих чернобыльцев обидит и оскорбит.

Читайте продолжение беседы: 

Когда появится "Война и мир" о Чернобыле?

Владимир Губарев: Фукусиме не хватает уроков Чернобыля 

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Домашнее