Как воровство губило детей Чернобыля

Создатели нашумевшего сериала "Чернобыль" по законам шоу-бизнеса попытались рассказать трагическую и одновременно героическую историю крупнейшей техногенной катастрофы в истории человечества. Где же в сериале правда, вымысел и ложь?


Сериал "Чернобыль": правда и ложь. Очевидец рассказывает / Саркофаг

Об этом генеральному директору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал писатель и журналист, участник ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, автор многих статей о Чернобыле и пьесы "Саркофаг", которая успешно шла во многих странах, Владимир Губарев.

Читайте начало интервью:

Владимир Губарев: гласность началась именно с Чернобыля

— Владимир Степанович, хорошо, что многие помогали детям из Чернобыльской зоны. А не было ли тогда каких-то попыток обвинить, предъявить какие-то претензии и счета, как-то использовать это для усиления напряженности?

— Никто не ожидал, что Легасов, а также еще Гуськова и Ильин (это медицинская часть) выступят с очень подробным откровенным отчетом в августе в МАГАТЭ. Пять часов продолжалась эта конференция, где все было рассказано, все досконально.

Я могу сказать, что скрывалась тогда только одна вещь: топливо, как оно смешалось, в какой пропорции. Потому что это была сугубо специальная вещь, ведь на такого типа реакторе производился плутоний в свое время.

— Это был наш секрет?

— Да, и это было единственное, что оставалось секретное, к чему не допускали, только ядерное топливо, его компоненты и т. д. Все это, кстати сказать, сейчас лежит в "слоновьей ноге".

— А в фильме телеканала HBO Легасов говорит, что, выступая на конференции в МАГАТЭ, он наврал.

— Нет, это неправда. Это в лучшем случае художественный вымысел. Хотя в целом фильм "Чернобыль", как сценарист и драматург я должен сказать, сделан крепко.

— Ага, особенно белые каски с красными звездами и обращение друг к другу строго "товарищ"…

— Это не имеет значения. Есть закон драматургии, есть закон кино, чтобы было интересно, увлекательно и чтобы поражало зрителей. Здесь так и есть. Главное — сделать профессионально и увлечь зрителя. И этот фильм сделан профессионально. Там много лжи, много фейков, много нестыковок и т. д.

Это сразу бросается в глаза ликвидатору, человеку, который все это видел. Но неспециалист этого не поймет, для него все будет в диковинку. Для меня не было никаких открытий в этом фильме с точки зрения неожиданных кадров. Даже жуткие кадры в больнице смоделированы с реальных вещей. Я имею в виду кадры в больнице...

Смешно, потому что надо знать, что такое шестая клиника. Но они видели реальные кадры. Такие реальные кадры из этой больницы есть. Действительно условия очень тяжелые, потому что на каждого больного приходилось по 10-12 человек обслуги обязательно медицинской. Это очень сложное дело.

— Сколько человек на самом деле серьезно пострадали в это время?

— Всего 150 человек приблизительно получило за все время лучевое заболевание в эти дни. Из них 28 погибло. Но самое интересное, что несколько человек, которые получили по две-три смертельных дозы, были спасены. Медики спасли их. Это тоже реальность. А в фильме там тысячи и прочее-прочее...

Там говорят, что через пять лет ты погибнешь. Действительно через четыре года зампред совета министров Щербина умер от сердечного приступа. Но он сделал одну глупость, могу сказать честно, я был этому свидетель, волосы у него были грязные, пыльные. Не могли отмыть. У меня был тоже такой случай с одним моим парнем. Я отдал распоряжение его побрить наголо. Он сам не хотел, так его двое держали, а третий брил. И парня спасли таким образом. А с Щербиной так было нельзя поступать все-таки. Он отказался. И напрасно, потому что, на мой взгляд, это сыграло определенную роль.

В целом Чернобыль тогда породил, как ни странно, сочувствие во всем мире. Я был во многих странах, начиная от Японии до Соединенных Штатов, нигде ни разу негативного отношения к поведению наших людей не видел. Я был еще редактор "Правды", ярый коммуняка, поэтому на меня так и смотрели.

В Лос-Анджелесе одна женщина-продюсерша подошла ко мне и спросила: "Вы коммунист?" Я говорю: "Да, коммунист". "А почему, — говорит, — вы не красный?" Забавно, но тем не менее это было, это факт. Но нигде я не встречал недоброго отношения, наоборот, все только сочувствовали, и многие хотели помочь.

После всех премьер обязательно подходили люди, спрашивали: "Что я могу сделать для чернобыльцев?" И очень много делали, пока не начали воровать. А воровать, используя имя "Чернобыль", потом начали со страшной силой. Даже Ельцин в этом участвовал. Он получил 120 тысяч шприцов в Америке под чернобыльских детей бесплатно в подарок. А здесь их продавали.

Японцы дали огромное количество денег на приобретение приборов для измерения детских щитовидок. Ими должны были быть обеспечены все детские медучреждения пораженных районов. А потом мы с японцами поехали, их просто не было или они не работали — все разворовали.

Вообще, вокруг этой темы начало происходить много нехорошего. И постепенно это начало вызывать у наших коллег за рубежом протест. Аналогичная ситуация была везде и во всем. Это было ужасно. Потому что тогда уже было ясно, так как препараты не дали, будет вспышка детской онкологии.

— Почему именно детской?

— Потому что у детей маленькая щитовидка, она быстро наполнялась радиоактивным йодом. Вместо того чтобы дать им таблетки, которые наполнили бы ее нормальным йодом, их не дали, а детские щитовидки очень восприимчивы к радиоактивному йоду.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google