Мировые новости, оставшиеся незамеченными

Почему президент Белоруссии Александр Лукашенко отказался от покупки российской нефти? Он это серьезно или просто как сварливый родственник?

Что важного произошло в мире, но осталось незамеченным из-за очередного мощного обострения на Ближнем Востоке?

Об этом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказали доктор философских наук, кандидат политических наук, политолог Вячеслав Полосин и секретарь Объединенной коммунистической партии Российской Федерации Дарья Митина.

Читайте начало интервью:

США — Иран: сложный драматический сюжет только начинается

Убийством Сулеймани США поставили себя вне закона

США показали беспомощность и ненужность ООН

Выдавливание США из Европы и Ближнего Востока началось

Авиакатастрофа в Иране — чья вина?

Напоминания о Второй мировой: болезненно, но полезно

Повлияет ли запуск "Турецкого потока" на строительство "Северного"

Попытка государственного переворота в Абхазии — провал России

О чем надо думать и что надо делать властям России

Почему Лукашенко ругается с Россией

— Мы наконец-то как-то удивительно быстро договорились по газу с Украиной, подписали газовый контракт. И взаимно списали долги. Начинаем работать.

Но одновременно возникли большие проблемы с Белоруссией. Лукашенко даже отказался от покупки российской нефти. Он заявил, что Россия пытается продавать Белоруссии нефть по ценам выше мировых. Он требует, чтобы мы продавали ему нефть по внутрироссийским ценам. Ему сказали: будешь Россией — тогда будет нефть по внутрироссийским ценам, а он говорит: зачем нам такое государство… В общем, с Белоруссией теперь большие сложности. Что вы об этом думаете?

Дарья Митина: В итоге, конечно, договорятся на чем-то среднеарифметическом, как всегда и бывает.

— Это просто такое рыночное представление, торги?

— Если бы это было в первый раз, еще можно было бы удивляться, строить какие-то версии, прогнозы.

Но ведь такое же каждый год происходит. Это уже просто такой ритуал.

Другое дело, что иногда стороны больше упираются, иногда они меньше упираются. Это зависит от многих факторов.

Я думаю, что в данном случае и Александру Григорьевичу есть что нам вспомнить, и нам есть, что ему предъявить. В частности, его более чем невнятную позицию по тому же украинскому вопросу, попытки усидеть на десяти стульях сразу. И очень много еще чего. И всевозможные экономические есть резоны.

Но я в данном случае оптимист, потому что невозможно, не может быть такого, чтобы не договорились. Так или иначе договорятся.

Это будет, опять же, компромисс, которым будут недовольны все стороны, как в любом компромиссе им всегда все недовольны. Такова жизнь.

— Вячеслав Сергеевич, а как вы оцениваете эту ситуацию?

Вячеслав Полосин: Да, понять можно и Лукашенко. Он, может быть, не хочет, чтобы у него как в Абхазии было. Поэтому и позиционирует себя как-то громко и жестко иногда.

Но мне кажется, что он вряд ли всерьез против России и против союза с Россией.

— Но он пытается смотреть на Запад, с американцами там о чем-то договариваться.

— Я думаю, что это все-таки жесты, чтобы с российской федеральной властью просто прийти к большему согласию. Это как родственники между собой ругаются иногда, чтобы кто-то что-то отстоял, кому что больше нужно.

Мне кажется, что это просто некоторая ссора родственников.

— На ваш взгляд, есть еще какие-то важные новости? Может быть, произошло в мире что-то такое зажигательное, о чем мало кто знает?

Зажигательное в Венесуэле

Д. М.:

  • Зажигательное произошло в Венесуэле. В Каракасе формализовалось то, что, собственно говоря, де-факто произошло еще полгода назад.

Теперь самозваный так называемый президент Гуайдо уже никто, потому что его сместили с поста спикера Национальной ассамблеи Венесуэлы.

Причем против него проголосовали даже те депутаты, которые в оппозиции правительства Мадуро находятся.

У них проходит ежегодная ротация. И теперь он не имеет никаких даже формальных оснований на что-то претендовать. Все это сопровождалось, естественно, крупным политическим скандалом, разборками, но на фоне недавнего ближневосточного Армагеддона все это померкло и осталось в информационном поле почти незамеченным.

А на самом деле это тоже важный символический момент, потому что это знатная, такая увесистая плюха американскому курсу.

В прошлом году американский бес всех попутал, все на Западе, как колода карт, признавали Гуайдо президентом. Теперь этих формальных оснований уже нет.

Туризм в Саудовской Аравии

В. П.:

  • Я бы тогда обратил внимание на совсем другой факт. В этом году Саудовская Аравия открыла свои двери для туристов. До этого туризм там был запрещен.

Туда ездили либо по приглашению организации по каким-то делам или в хадж, то есть паломничество. Теперь открыты туристические визы, туда можно ездить.

И это не просто случайность какая-то или мелкий факт. Это на самом деле изменение курса страны.

Он уже несколько лет идет. А это уже такой внешний знак.

— Скоро, наверное, кинотеатры появятся, концертные залы…

— Во всяком случае, там уже разные ансамбли и певцы выступают и диджеи даже есть. Ближайший союзник Саудовской Аравии сейчас — это Объединенные Арабские Эмираты. А там-то туризм очень развит. С ними у нас уже давно достаточно хорошие контакты существуют. Но сейчас наши отношения еще улучшились.

В частности, многие, с кем мне приходилось общаться, — деятели из Объединенных Эмиратов, те, кто там политикой занимается, административным управлением, — говорят: еще несколько лет назад мы осуждали Россию за политику в Сирии, а теперь мы видим, что Россия была права.

И в 2018 году они подписали Декларацию о стратегическом партнерстве с Российской Федерацией, то есть налицо довольно серьезные, я бы сказал, качественные изменения в отношениях России именно со странами Залива, с которыми у нас как-то не очень хорошо до этого было.

Но сейчас очень серьезные изменения к лучшему.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев