Попытка государственного переворота в Абхазии - провал России

Попытка переворота в Абхазии — оппозиция прорвалась в администрацию президента Абхазии, активисты-штурмовики требуют отменить результаты выборов. Почему это не внешнеполитический российский провал, а именно внутриполитический? Будут ли высшим руководством наконец-то сделаны адекватные выводы?

Об этом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказали доктор философских наук, кандидат политических наук, политолог Вячеслав Полосин и секретарь Объединенной коммунистической партии Российской Федерации Дарья Митина.

*Обращаем внимание читателей, что беседа состоялась в видеостудии "Правды.Ру" 10 января 2020 года.

Читайте начало интервью:

США — Иран: сложный драматический сюжет только начинается

Убийством Сулеймани США поставили себя вне закона

США показали беспомощность и ненужность ООН

Выдавливание США из Европы и Ближнего Востока началось

Авиакатастрофа в Иране — чья вина?

Напоминания о Второй мировой: болезненно, но полезно

Повлияет ли запуск "Турецкого потока" на строительство "Северного"

— В Абхазии произошла попытка государственного переворота. Абхазия — полностью пророссийская республика, там все очень хотели войти в состав России. Хотя это и не сложилось, многие там имеют российские паспорта, но от этого они не стали россиянами в полной мере. И сейчас те, кто приезжает в Абхазию, потом говорят, что не стоит туда ехать отдыхать, потому что там все очень плохо восстановлено. Чуть что, они говорят: у нас же была война… То есть они постоянно на это ссылаются, но сами как-то очень плохо восстанавливают разрушенное войной хозяйство.

Российские кураторы в Абхазии не преуспели

Дарья Митина: Здесь нужно понимать и без всякого лукавства нужно говорить о том, что Абхазия — это наш 89-й или, какой там, 92-й дотационный регион России. Потому что, по официальным данным, половина бюджета Абхазии — это собственные средства, а половина — это российские трансферты, в реальности, естественно, гораздо больше. Поэтому давайте оценивать это не как внешнеполитический российский провал, а именно как внутриполитический.

К сожалению, российские кураторы абхазского процесса, мягко говоря, не преуспели в последние годы.

Никто не был особенно удивлен случившемуся там, потому что повторяется совершенно зеркально ситуация пятилетней давности. То же самое мы наблюдали в мае 2014 года, только с ног на голову. Тогда как раз именно Рауль Хаджимба и его группа громили президентскую администрацию, били стекла, собирали митинги и т. д.

Сейчас все действующие лица поменялись местами. То есть это очень нестабильный регион. Мы видим, что своим чередом там ничего не происходит.

Абхазия — зона абсолютной политической ответственности России, и с России надо спрашивать. Фамилии кураторов широко известны. Что касается нынешней ситуации, то здесь все усугубляется тем, что президент Хаджимба катастрофически непопулярен.

Но он был фактически продавлен, навязан Россией и в первый раз, и во второй. Он стал президентом только с четвертой попытки. До этого он ухитрялся занять аж третье место, уступая Анквабу и Шамбе. О причинах этой непопулярности можно гадать, но можно сказать…

Кто такой Хаджимба

— Что же тогда Россия продавливала такого непопулярного кандидата?

— Она продавливала. С одной стороны, Хаджимба — выдвиженец Владислава Григорьевича Ардзинба, который культовый персонаж в Абхазии до сих пор. Но быть чьим-то выдвиженцем вовсе не значит, что человек автоматически принимает на себя хоть долю какого-то отношения.

Хаджимба — выходец из силовых структур, работал в советском КГБ и возглавлял Совет безопасности уже при Ардзинбе. Это, наверное, не лучший бэкграунд для кандидата в президенты на нынешнем Кавказе. Плюс еще он очень неудачно фактически возглавлял республику в 2003–2004 годах, когда Владислав Григорьевич уже был болен, фактически недееспособен. Хаджимба тогда был премьером.

И тогда было наиболее провальное состояние абхазской экономики, потому что Россия не помогала в той мере, в которой она помогает сейчас. И все эти внутриэкономические провалы, конечно, записаны были в актив именно Хаджимбы. Почему Россия так настойчиво его продавливала, навязывала и пропускала через эти бесславные выборы, для меня загадка.

Я не устаю каждые пять лет об этом спрашивать в воздух. Но, видимо, какая-то логика, неподвластная рациональному рассудку, у российского руководства была. В результате с четвертого раза Хажимба еле-еле стал президентом. А сейчас он — вообще президент с весьма сомнительной легитимностью.

  • Потому что в сентябре 2019 года он выборы выиграл, что называется на бровях — там разница в один процент с ближайшим преследователем Алхасом Квициния.
  • Во-вторых, он не набрал 50 процентов, то есть не победил полноценно, как это можно было бы ожидать. А если он не набрал 50 процентов, то, соответственно, его легитимность под сомнением.

И понятно, что вот этот выплеск был связан именно с этим. Плюс еще эффект новогодних праздников.

Смена власти в Абхазии

— Поэтому оппозиция требует пересмотреть итоги выборов?

— А оппозиция требует пересмотра, потому что поняла, что она очень зря так быстро согласилась признать итоги выборов в сентябре, как-то она не дожала этот вопрос, видимо.

И по моим оценкам, есть большая вероятность того, что Хаджимба не удержится, не отсидит весь свой положенный пятилетний срок*.

На мой взгляд, есть все предпосылки к этому.

Здесь в данном случае мячик на стороне России: что скажет Россия. Потому что вот эта полоса нестабильности может затянуться, мы это наблюдали уже неоднократно, в 2014 году было то же самое.

Вообще абхазское руководство очень странно уходит и приходит, тем более с учетом всех этих версий, что Багапш умер не своей смертью.

Анкваб уходил под российским давлением. То есть понятно, что это очень нестабильная полоса, нестабильная республика. А почему наши российские кураторы за столько времени не добились стабильности и не научились контролировать средства, которые выделяются на Абхазию, это вопрос, опять же, к руководству России.

К сожалению, Абхазия постепенно превращается в такой бандитско-контрабандистский анклав.

И это, конечно, очень печально. Надеюсь, что все закончится относительно бескровно, хотя кровь уже сразу пролилась — кого-то подстрелили. Тем не менее, мне кажется, что здесь можно полной ложкой спрашивать с тех, кто регулирует этот процесс в российской администрации.

— У нас столько всего происходит. И что-то полной ложкой никто ни с кого не спрашивает.

— Да, ведь то же самое и в Южной Осетии было. Давайте вспомним, когда Сергей Чернышев чуть ли не лично бил морды южноосетинским фигурантам. Тем не менее, такой стиль руководства у нас.

— Вячеслав Сергеевич, каково ваше мнение по поводу Абхазии?

Россия и Абхазия: в чем сходство

Вячеслав Полосин: Тут действительно все это больше похоже не на внешнеполитическую, а на внутриполитическую российскую проблему.

Напрашивается аналогия с некоторыми губернаторами, которые тоже иногда странно становились таковыми не в силу своих качеств и свободного выбора людей, а благодаря грубому нажиму сверху.

А потом многие просто одиозными и неприемлемыми фигурами становились. А некоторые, может быть, и нормально становились, выбирались на свои посты, но сейчас на зонах сидят уже или ожидают суда…

— Это вопрос кадровой политики Кремля?

— Да. По многим губернаторам, и по министрам тоже вопросы возникали. Можно очень немало таких персоналий вспомнить.

Д. М.: А нормальных губернаторов выдавливают. Как в Иркутской области, например, произошло.

В. П.: Да. А уровень криминалитета там действительно еще выше, чем в других регионах.

Поэтому все это уже давно вызывает многие неприятные для власти вопросы. Но ответов и выводов мы так и не видим.

Читайте продолжение интервью:

О чем надо думать и что надо делать властям России

Мировые новости, оставшиеся незамеченными 

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев