Учитель: образование и воспитание - две стороны одной медали

Проблемы современного образования — огромны и многочисленны. Одна из них — отсутствие воспитательного стержня. Нельзя оставить учителю только образовательную функцию и убрать воспитательную. Но чиновники-реформаторы именно это пытаются сделать, и в руководящих документах это уже так. Из учителя уже сделали исполнителя образовательных услуг и пытаются сделать машинкой для обучения.


Проблемы современного образования

Но возможно ли научить чему-то, не воспитывая, образовывать, не просвещая? И как можно воспитывать, если идеологии нет, а патриотизм показной, спекулятивный и симулятивный?

На эти и многие другие вопросы "Правды.Ру" ответила ведущий научный сотрудник Института экономики РАН, координатор Конгресса работников образования, науки и культуры (КРОН) Наталья Яковлева.

Читайте начало интервью:

Эксперт: качество образования в России снижается

Образование и науку посадили на рыночный крючок

Майские указы в образовании выполняются махинациями

Проблемы коррупции свалили на учителей и учеников

— Наталья Геннадьевна, вы остаетесь действующим учителем. Где вы преподаете?

— Да, я сама преподаю в лицее, 10-й класс.

— Слушаются?

— Ну, по-разному бывает.

— Воспитанные?

— Приходится воспитывать. Иногда приходишь в класс, начинаешь давать им какой-то материал и понимаешь, что они как губка впитывают все. А иногда ты заходишь, а между нами — какая-то стена. Ну как учить, как робот говорить? Нужно что-то сказать, сделать, какой-то пример привести, вывести их как-то на диалог. Это уже воспитательная функция.

Потом уже многие начинают подходить на переменках, терзают: "Наталья Геннадьевна, как вы думаете?…" И рассказывают про какие-то ситуации, вопросы задают, советы спрашивают. Разве я могу им сказать, что, мол, извините, мне надо чай попить, сейчас перерыв и это не ваше время?

Естественно, я даю советы, которых, в принципе, я могу и не давать. Программой это не предусмотрено. Но я считаю, что учитель, преподаватель, — это, вообще-то, не только обучение, но и воспитание, просвещение и все это неотделимо одно от другого никак. Как можно от личности учителя воспитательную функцию отделить?… А вот чиновники пытаются.

— Как учитель и преданный, настоящий коммунист, который верит в мировую революцию, что вы отвечаете, когда ядовитые школьники говорят: "А почему у нас в стране все плохо?" Вы должны сказать: "Потому что власть у правящих классов". Так? Это воспитание, образование, обучение? Или нельзя так ответить? Или не обязательно отвечать? Или, наоборот, обязательно?

— Нет, можно и нужно ответить, для этого как раз учитель и есть. Это как раз воспитательная функция.

— А если учитель — отличный педагог, но такой убежденный коммунист, попал в школу на Остоженке, куда ходят дети олигархов? Потом приходит какой-то ученик домой и говорит своему отцу, владельцу какой-нибудь крупной нефтяной компании и прочих акций, что его активы экспроприировать надо…

— Такие примеры приводите... Я думаю, что такого не бывает. Ведь отбор в школы тоже определенный есть, это тоже вопрос, какие учителя в какие школы попадают и в какие берут. Действительно, верно, что сейчас нет идеологии и учителя действительно не знают, а где этот воспитательный стержень, на что можно и нужно опираться. Но всегда можно воспитывать по-матерински.

Хотя все-таки учитель должен воспитывать не только по-матерински и по-отцовски, у него должен быть какой-то общественный стержень, к чему он должен вести ребенка. А сейчас, увы, нет этого стержня. Патриотизм, который сегодня пропагандируется, я считаю, что это такой же патриотизм, как все остальное. Знаете, такой симулятивный.

"Симулятивный" — это слово, за которым ничего такого объемного нет. Мне кажется, что патриотизм тогда есть в обществе, когда о нем не говорят на каждом углу. А когда на каждом углу говорят об этом патриотизме, это пустое. Это просто слова, которые говорят всуе, потому что так принято и положено, но его нет реально. Реальная какая-то беда со страной случится, и сразу этот патриотизм — пых, и его нет.

— Ну да, если страна нормальных патриотов, зачем тебе в них воспитывать патриотизм, просто смотри на их пример.

— Естественно, зачем об этом говорить, когда оно рождается само по себе, впитывается из окружающей среды.

— Вы по образованию экономист. Рассказываете ученикам про экономику, деньги, товарно-денежные отношения?

— Да, рассказываю, у меня такой курс. У них шок возникает.

— Вы свою систему взглядов излагаете или более мейнстримовое?

— Свою. Но, во-первых, слава Богу, мне не приходится про денежно-финансовую политику прямо в чистом виде рассказывать, потому что я преподаю историю экономики и экономической мысли.

Полтора года этот курс идет. Естественно, основой своего курса, ядром первые полгода, я им даю формационный подход, то есть историческую линейку развития. Потом я дохожу до того, что говорю, что капитализм сейчас загнивает и находится на стадии упадка. Вот тогда у них всех происходит шок. Они говорят: "Как? Как капитализм загнивает? Почему?…"

— Где ваша школа, в каком районе, находится?

— Я преподаю в двух корпусах — на Солянке и в Колобковском переулке. Это один из ведущих лицеев Москвы.

— Это центр Москвы, где бедных уже не осталось.

— Да. Значит, у них просто шок: "Как капитализм загнивает? Наталья Геннадьевна, а что правда, следующий будет коммунизм, да?" У них страх такой. Вот такой курс я выстраиваю, а не просто бессмысленно говорю про какие-то экономические школы, каких-то великих экономистов, экономполитиков.

Я сначала рассказываю про развитие истории человечества, именно классовый подход, как развивались производственные отношения, производительные силы, почему между ними есть противоречия, почему возникают социальные проблемы…

Читайте окончание интервью:

Преподаватель: сегодняшние школьники боятся социализма 

Беседовал Саид Гафуров

К публикации подготовил Юрий Кондратьев