Майские указы в образовании выполняются махинациями

Проблемы современного образования огромны. Во многих регионах отчитываются о выполнении майских указов Путина путем элементарных махинаций. Просто увеличивают часы работы преподавателей. Но чтобы хоть как-то жить, некоторые работают на полторы-две ставки.


Проблемы современного образования

Почему нет забастовок учителей? Есть ли протестный настрой среди преподавателей? На эти и многие другие вопросы "Правды.Ру" ответила ведущий научный сотрудник Института экономики РАН, координатор Конгресса работников образования, науки и культуры (КРОН) Наталья Яковлева.

Читайте начало интервью:

Эксперт: качество образования в России снижается

Образование и науку посадили на рыночный крючок

— Наталья Геннадьевна, весь смысл выравнивания бюджета в том, что если в каком-то регионе на образование не хватает, тратится на одного ребенка меньше денег, чем в Москве, то существуют очень сложные специальные формулы. Но они нехорошие и несправедливые, потому что там только десять самых богатых и десять самых бедных регионов. Остальные не учитываются, и федеральный бюджет все остальные регионы обеспечивает примерно одинаковым образом.

— Да. К тому же, кроме образования, у регионов еще куча проблем и денег не хватает не только на образование.

— Так именно поэтому еще выделен в отдельную статью и контроль над образованием. Это не сфера образования, а другой предмет со своим бюджетом.

— Вот поэтому, когда у нас в июне были открытые парламентские слушания, на них в Госдуму приглашались учителя, родители, общественные деятели, кто участвует в изучении проблем образования, науки. Была тема "Качество школьного образования". Приехали учителя со многих регионов. Там были выступающие очень колоритные. Вот молодой учитель из Омска рассказал о своей работе и жизни. Сколько получает молодой учитель из региона, как вы думаете?

— Чиновники говорят, что 50 тысяч.

— Нет, это неправда. 50-60 тысяч получают учителя в московских школах. А в регионах — не больше 25 тысяч рублей.

— Но в майских указах Путина было написано, и регионы отрапортовали, что они это выполнили, сделали зарплату учителя средней по региону.

— А знаете, как они это сделали?

— Наверное, более уважаемым, опытным учителям стали больше платить, новичкам — меньше.

— Нет, не так. Есть понятие ставки, в регионах сделали коррекцию этого понятия. Например, в Москве ставка рассчитана на 700 часов в год. А в каких-то других регионах, где денежек меньше, не могли сделать, как полагается, но отрапортовать-то надо. Поэтому они просто увеличили часы на ставку, новая ставка к прежней — 1,3-1,5. То есть теперь человек должен отработать не 700 часов, а 1000-1200 часов, но ему заплатят столько же.

— И тогда он получит среднюю зарплату по региону?

— Да. И плюс им можно еще дополнительно работать. Эта ставка сама по себе внутренняя, но она увеличит количество часов, это очень раздуто, но все равно учителя берут по полторы-две ставки. У Олега Николаевича Смолина есть такое высказывание, что учителю на одну ставку есть нечего, а на две ставки есть некогда.

И вот бедный учитель мечется между одной и двумя ставками. Да, если ты берешь полторы-две ставки, может быть, прожить можно. Но как можно так работать, какой это будет учитель? Он вечно уставший, нервный, ему некогда пополнять себя знаниями. Тут Сухомлинским точно не пахнет.

— А почему в таком случае нет забастовок у учителей?

— Я разговаривала и с московскими учителями, и в регионах. Они живут по принципу: делай, что дОлжно, и будь, что будет. То есть они считают, что их святая задача учить детей. Но, чтобы учить детей, они должны еще как-то жить, кушать, одеваться, своих детей воспитывать, и поэтому они и пашут на полторы-две ставки. Им некогда не то, что на забастовку выйти, времени не хватает просто поднять голову и посмотреть на ситуацию некогда. Это первое.

Второй аргумент — то, что сейчас все управление школой, по сути дела, отдано в руки руководства школы. Это фактически просто феодальная система. Даже премии выплачиваются, если есть экономия бюджета школы, и распределяет эти премии руководитель школы.

Каждая школа — это маленькое феодальное государство, где есть феодал и есть крепостные. Хочет он, понравилась ему работа крепостного, выделит премию, нет — нет. Бороться за свои права бесполезно — сразу увольняют. Я на этих слушаниях познакомилась с людьми, которых как раз уволили именно за то, что они начали бороться за свои права.

Есть профсоюз "Учитель", есть профсоюз, который занимается школьными учителями и их правами, есть профсоюз "Университетская солидарность". Вот я разговаривала с людьми из профсоюза "Учитель", это школьные учителя. Как только руководство школы узнает, что люди начинают в коллективе говорить, что "давайте пойдем заявим, напишем", то сразу начинается их преследование.

А не дай Бог, кто-то еще вступит в профсоюз… Уволить их не могут по закону, но их вынуждают. Учителя, которых вынудили уволиться, говорят, что в таких случаях давление идет не только от руководства школы, но еще начинается давление и от коллектива. Потому что некоторые стараются на такой ситуации подняться, приблизиться к начальству. Выбиваются же чаще не успехами в работе, а именно этим. Не мытьем, так катаньем. А кто ближе к руководству, тот с премиями. А что еще надо обычным людям, да еще в ситуации хронического безденежья?

Читайте продолжение интервью:

Проблемы коррупции свалили на учителей и учеников

Учитель: образование и воспитание — две стороны одной медали

Преподаватель: сегодняшние школьники боятся социализма

Беседовал Саид Гафуров

К публикации подготовил Юрий Кондратьев