Преподаватель: сегодняшние школьники боятся социализма

Почему идеи социализма и коммунизма имеют большой потенциал, особенно в эпоху активного гниения капитализма? Ведь первая Социалистическая революция произошла всего сто лет назад, а с начала буржуазных революций до перехода к капитализму прошло три века. Как рассказывать об этом школьникам? Жива ли еще российская наука? И чем занимается политэкономия?

На эти вопросы "Правде.Ру" ответила ведущий научный сотрудник Института экономики РАН, координатор Конгресса работников образования, науки и культуры (КРОН) Наталья Яковлева.

Читайте начало интервью:

Эксперт: качество образования в России снижается

Образование и науку посадили на рыночный крючок

Майские указы в образовании выполняются махинациями

Проблемы коррупции свалили на учителей и учеников

Учитель: образование и воспитание — две стороны одной медали

— Наталья Геннадьевна, вы сказали, что коммунизма нынешние ученики боятся, у них просто шок возникает от такой возможности. А к капитализму они нормально относятся?

— Нет, они просто пока еще почти ничего не знают, начинают потом интересоваться, выяснять, что и как. Советский Союз они вообще не любят, хотя и не жили в нем. Сегодняшняя молодежь и Великую Октябрьскую социалистическую революцию тоже не жалует. Большой спор идет, конечно. Они говорят: "Ну, Наталья Геннадьевна, социализм-то проиграл, понимаете? Эта Октябрьская революция — все это зря было…"

А я говорю: "Ребята, скажите, пожалуйста, а буржуазная революция в свое время, которая боролась за переход от феодализма к капитализму, — это благое дело было или такое же плохое, как социалистическая революция?" — "Нет, буржуазная революция — хорошо, они правильно делали, к капитализму надо было переходить".

Я спрашиваю их: "А вспомните, сколько времени этот переход шел?" И прямо показываю на временном графике. Триста лет, мы с ними считаем вместе. За триста лет сколько было революций, сколько голов императоров слетело, сколько было возврата снова к империям? А потом — все равно переход к капитализму.

Я говорю: "Вы понимаете, что еще всего лишь век, сто лет, мы боремся за социализм и за социалистические права". Все это мы обсуждаем, возвращаемся к этому. У меня электронный журнал, я все вопросы, которые с ребятами рассматриваю, во-первых, выкладываю в электронный журнал, во-вторых, у меня есть все презентации, которые тоже выложены в электронном журнале.

Печально, что мы не знаем своих детей и мы губим их. Вот у меня пять классов, 150 человек. Я понимаю, что многие в штыки воспринимают то, что я говорю, но многие задумываются. И причем я уже второй год приглашаю их на наши мероприятия. Представьте, из моего лицея в прошлом году было десять человек волонтеров, которые бесплатно работали на Международном политэкономическом конгрессе.

— Вы вообще, на мой взгляд, главный мотор всей международной всемирной политэкономической жизни. Вы реально запускаете все механизмы, которые позволяют политэкономам из Канады, из Франции, из Сирии, из Китая собираться...

— Я могла бы заниматься больше, конечно, наукой и докторской диссертацией, писать научные статьи. Но мне кажется, что в разные исторические периоды нужно смотреть, что сейчас важнее. И все-таки всегда надо делать дело, которое тебе больше нравится, а во-вторых, которое приносит пользу обществу. Я считаю, что сейчас такой период, когда та же политэкономия как наука у нас забыта, да и в общественную деятельность уже никто не верит.

Хотя нам нужно показывать опыт других стран, в том числе западных, где политэкономия развивается. А совсем недавно я побывала в Бразилии на конференции по экономике трудящихся, по самоуправлению и т. д. Я бы могла в это время просто спокойно сидеть дома и писать статьи, но мне интересно, что там происходит. И я была там единственный человек из России, кто вообще решился туда лететь и кому интересна эта тема. Можно по-разному выстраивать свою жизнь и профессиональную, и общественную.

Кстати, бразильцы, когда узнали, что из России едет человек, сразу накидали мне штук 25 вопросов. И они настолько были рады, когда кто-то из русских приезжает. Они говорят, что после развала Союза вообще прекратилось всякое сотрудничество с Россией. Они готовы даже переводить на португальский язык наши труды. Говорят: "Пишите книги, мы переведем, нам интересно, что у вас происходит и чем вам интересна Бразилия". Я думаю, что очень важно, чтобы эти ниточки нас связывали.

— А у нас не умерла ли политэкономическая наука и наука вообще?

— Нет, не умерла. Я уверена, что в центре науки и образования стоит человек. Основа этих сфер — социальная. Наука и образование не только обеспечивают жизнь человека, но и основой этих сфер является человек. И очень много зависит от человека несмотря на то, что мало финансируются наука и образование.

Я сама работаю в научной организации — в Институте экономики Российской академии наук. Многие сотрудники где-то подрабатывают, но не бросают заниматься научными исследованиями. В любом случае они преданы этому делу. Да, молодежи мало идет, и это беда. Поэтому я свою задачу вижу в том, чтобы начиная с лицея, с 10-го класса, рассказывать ребятам об этом.

Они спрашивают: "А что такое Российская академия наук? А что это за институт такой?" Они же не знают об этом, потому что дома их настраивают на то, чтобы работать финансистом, менеджером, юристом…

Я считаю, что человек не должен быть конформистом. Нужно относиться ко всему с душой и не жить сегодняшним днем, а думать не только о том, как ты будешь жить завтра, а еще и о том, как твои дети и все человечество будет существовать после тебя. Однако не надо очень плохо относиться и ко всему, что происходит сейчас.

Беседовал Саид Гафуров

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...