Василий Колташов: какой должна быть стратегическая линия России

Какой стала мировая экономика в результате долгого глобального кризиса и пандемии коронавируса? Как из этой ситуации выходит Россия? Почему без социально-патриотического наполнения экономические меры не сработают? Что нужно делать? Почему главный идеологический документ — учебник истории? Обо всем этом и многом другом в прямом эфире видеостудии "Правды.ру" беседовали политолог Игорь Шатров и экономист, директор Института нового общества Василий Колташов.

Читайте начало интервью:

— Василий, вы сказали, что наша бюрократия начинает подчинять себе капитал и активно менять губернаторов. Так происходит мобилизация России. Чем еще занялась наша власть перед лицом внешней опасности?

— Да, тут же эта бюрократия начинает показывать, что федерализм — это не очень правильно. Она не говорит это, она это делает. Загоняет губернаторов в Госсовет. Трамп может собрать губернаторов штатов в какой-то госсовет и сказать: делай, как я скажу? — Он не может этого сделать потому, что тут же ему скажут: мы — суверенные штаты. Ты — президент нашего объединения, вот и занимайся своими делами, не выходя за границы полномочий. И Трамп ничего не сможет предпринять против этого.

У нас происходит внутреннее подчинение капитала и пространства. Это в данной ситуации — хорошо.

Хотя я бы не сказал, что мы перешли уже к какому-то осмысленному и последовательному формированию нации. У нас по-прежнему нет главного идеологического документа: учебника истории.

Стратегическая идея нации должна быть в головах людей

Это — не какая-то стратегия, которую профессора любят писать. Национальные стратегии — это все ерунда. Реальной стратегической линии никто не описывает для публики.

Она должна быть в головах у обычных людей. Для этого нужен хороший школьный учебник истории, потому что в принципе больше не уместить и не надо.

Национальные процессы идут, но без осознания

У нас же до сих пор нет понимания того, что мы создаем нацию. А это — важно. Хорошо, что эти вопросы уже ставятся сейчас, понимаем, это является доказательством того, что наш процесс модернизации, начавшийся в 1917 году, еще не закончен.

Конечно, во многом у нас сейчас идет возврат к принятию многих ценностей дореволюционной эпохи, но это еще при Сталине началось: Орден Суворова, Орден Кутузова, Александра Невского…

А в то время народ в массе своей толком и не знал про какого-то Суворова, Кутузова. Пушкина что ли знали или Достоевского? Кто их читал-то в царской России?… Никогда их не было в сознании народа. Для этого потребовалась определенного рода работа.

Мне кажется, что сейчас она может быть продолжена, потому что концепция квалифицированного потребителя явно приводит к очень нехорошим последствиям. Власти, похоже, это уже тоже поняли.

— Такое происходит только в России? Ведь в мире после разрушения глобализма тоже происходит локализация проблем, все страны ударились в протекционизм. Как там обстоит дело с национальными и идеологическими вопросами?

— Мир сейчас заканчивает эпоху большого кризиса 2008-2020 годов. В России многие экономические реформы уже запущены в действие, но понятно, что без социально-патриотических мер это все не провести. Такие меры, видимо, скоро будут приняты. Вопросы в том:

  • как,
  • когда,
  • в каком виде,
  • с привлечением каких знающих людей?

Или, может быть, попытаются все сделать без них, как обычно у нас любят делать.

— А знающих потом просто попросят подтвердить, что они правы были.

— Да, экспертов выберут и назначат потом, попросят их подтвердить, что все сделано правильно. Ведь в верхах считается, что политтехнологи — это боги. Они в России действительно многое могут, по крайней мере, уж точно сделают лучше, чем в Белоруссии. У Лукашенко их совсем, видимо, нет. Но все-таки важней не технологии, а суть.

— Это важно. Все-таки у нас — самобытные процессы происходят? Или во всем мире идут такие же самые процессы, только быстрей или медленней, имеют какие-то национальные особенности?

— Эта эпоха экономического кризиса началась в 2008–2009 году с признанием, что есть такая сила — БРИКС. Сколько с ней по всему миру носились в 2008–2009 годах.

— Вы считаете, что в 2008 году даже на Западе признали, что это есть реально серьезная сила?

— Признали, они включили все эти страны в большую 20-ку. Тогда существовала стратегия преодоления глобального кризиса, хотя в реальности это было не более, чем его смягчение и снятие его признаков. Американцы все это признали и одобрили: ну, ладно, черт с вами, будете все в 20-ке.

Но что получилось по итогам? — Из этой команды в строю точно остались те же, что и были, — Китай, Россия и Индия. Вот эта троица — в строю.

Бразилия сейчас из игры выбита, потому что там произошел государственный переворот. Как всегда американцы фактически его произвели.

— Самое интересное, видимо, неспроста на всемирный экономический кризис наложилась пандемия коронавируса. В результате получился уже глобальный коронакризис.

— Очень неплохо наложился, да, вовремя.

Беседовал Игорь Шатров

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...