Медленные шаги возвращения капиталов в Россию

Россия закрывает налоговые лазейки. Власти намерены остановить отток капиталов за рубеж. Офшоры становятся невыгодны. Почему эти деньги мы пока не видим в России? Почему еще не изменилось отношение власти к олигархам? Будет ли у нас введен реальный прогрессивный налог? Все эти и многие другие вопросы в прямом эфире видеостудии "Правды.ру" обсудили политолог Игорь Шатров и экономист, директор Института нового общества Василий Колташов.

— Василий, после денонсации соглашений с офшорами, выводить туда и держать там средства стало невыгодно. Но как вернуть эти деньги в Россию?

— У нас в разное время пытались сделать нечто вроде внутренних офшоров. Но последние созданные специальные административные районы Октябрьский в Калининграде и остров Русский в Приморье много инвесторов не привлекли.

— Там чуть ли не штучный показ.

— Да, всего два человека в Калининградской области. Но это же — определенные площадки. И чего, собственно говоря, было в прошлом году или даже в первой половине этого года туда переходить?… Тогда люди еще сидели спокойно в офшорах.

— В первую половину года вообще было не понятно, куда надо переходить и что будет завтра.

— Теперь оставаться уже нет резона:

  • на Сейшельских островах,
  • на Кипре,
  • на Мальте
  • и так далее.

Они будут переходить, возможно, как раз в эти специальные районы, когда будет понятно, что надо это сделать и как это можно лучше сделать.

Это может быть таким переходным этапом, то есть — не сразу в Россию в чистом виде, а сперва — в эти чистые зоны. Вполне может быть такое. Здесь важно, что эта политика в принципе — осторожная.

— Это действительно — как бы осторожный шаг вперед. Но не будет ли потом шаг или даже два шага назад?

— Нет, назад не будет, просто будут маленькие шаги вперед, видимо, как и с налогами в Российской Федерации. Мы не получим сразу прогрессивный налог с такой шкалой, как во Франции. Нет. Мы, видимо, будем двигаться очень медленно, постепенно.

— Василий, какое-то время назад говорили, отсутствие прогрессивного налога — это наше преимущество.

— Наш козырь, да. Мою статью из очень влиятельной российской газеты сняли за то, что я выступал за введение прогрессивного налога. Но механизмы его появления будут запущены не быстро и не сразу. Здесь важно, что капитал нужно поймать в пространственную ловушку. Понимаете, что это такое?

— Охота?

— Да! Охота на капитал, потому что капитал был очень рад в 80-е годы, а у нас — в 90-е, почувствовать свободу. Завод у вас работает в Сибири, а деньги — на Кипре. Удобно! Как замечательно! Завод, может быть, отберут за какие-то нарушения или другой олигарх с бандитами, а деньги уже не отберут, и так далее.

Все эти схемы и в Латинской Америке так же работали, и конечно, это же гораздо сильнее потом работало у нас, на Украине и в других близких нам странах. В 90-е все-таки примерно одинаково было что в России, что на всем постсоветском пространстве.

— Кстати, по этой причине в производства-то и вкладываться особо не надо, из них надо выкачать все, что можно. Его же могут отобрать.

— Выкачивать, да. Извлечение капитала также происходит, потому что главное — это финансы. Главным получались не реальные производства, а просто выведенные деньги.

Хотя завод — это еще какой капитал! Ведь он как раз и создает прибыль, а счета где-нибудь на Кипре не создают такую прибыль. Но зато там все это — уже в денежной форме или в форме ценных бумаг, то есть — ликвидно, легко перевести в деньги.

— Просто мы почувствуем, что перемены пошли тогда, когда они начнут происходить с олигархами. Пока же этого не видно. В Норильске недавно случилась экологическая катастрофа. Человек, которому принадлежит все это, в самом верху списка Forbes, его богатства составляют там миллиарды, и он считается уважаемым и прогрессивным бизнесменом, хотя говорил, что ничего особенного там не случилось.

Также он говорил, что детям не даст ни копейки. Это считается признаком того, что он — честный, умеет хорошо работать, а дети пускай сами зарабатывают. Но при этом, просто посмотрев на это нефтехранилище, любой мог сказать, что оно скоро протечет. Построено это было почти полвека назад, никакого ремонта не делалось.

И как не стыдно было вообще это иметь в таком состоянии! И ведь у всех остальных — так же… Поэтому пока новые производства и нефтехранилища не появятся, это все — одни разговоры.

— Совершенно верно, но это же капиталовложения, расходы — строить что-то.

Наконец офшорам пришел конец

Теперь же все эти оффшорные собственники оказываются в необычной для себя ситуации. Они же выходили на Запад, потому что было очень удобно, находясь на Кипре, покупать американские, европейские ценные бумаги.

На любую сумму денег вы можете купить эти бумаги. И вы вроде бы защищены, все надежно — доллар же не может падать, евро не может падать, экономики там не могут падать и так далее. Но сейчас мы наблюдаем спад как раз в этих экономиках, который, наверно, скоро все-таки отразится на курсе евро и доллара.

Если они не пойдут вниз, то экономики будут падать сильнее и дольше. Все-таки механизм девальвации здесь действует как смягчающее. Поэтому он Западе тоже будет действовать, и девальвация доллара бывает.

Я понимаю, что есть много фанатов доллара, но она происходила не только в давние времена. 71-го по 73-й год — период ослабления американской валюты. Понятно, что они увязли во вьетнамской войне, переборщили с эмиссией, в принципе. Сейчас же причин для этого — намного больше.

Беседовал Игорь Шатров

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...