По следам трагедии с Superjet-100: зачем России бесправный Ространснадзор

Почему в результате последней реформы Ространснадзор был лишен многих прав и функций? В результате теперь в России контроль над гражданской авиацией только формальный. Почему минтранс игнорирует обязательные к исполнению международные авиационные правила, которые уже исполняют практически все страны мира? Почему одни и те же люди перетасовываются из транспортных компаний в госструктуры и обратно? Как исключить повторения трагедий, подобных недавней в Шереметьево? И возможно ли это при таком раскладе?


Superjet-100: пилоты совершали ошибки "чайников"

Об этом "Правде.Ру" рассказал заслуженный пилот СССР, член Общественного совета Ространснадзора Олег Смирнов.

Читайте начало интервью:

Пилот о трагедии с Superjet-100: это была не посадка, а атака самолетом полосы

Пилот: катастрофа с Superjet-100 вызывает много вопросов

Искусственный интеллект губит авиацию — эксперт

Заслуженный пилот СССР: причины трагедии с Superjet-100 — системные

— Олег Михайлович, почему у нас постоянно продолжают происходить авиационные происшествия и случаются трагедии, подобные недавней с Superjet-100? И ведь это касается крупных, считающихся надежных компаний, включая "Аэрофлот". Как пассажирам летать, кому теперь доверять?…

— Я думаю, что государственная комиссия, которую назначал президент, разберется досконально с этим вопросом. Но, конечно, все это говорит о системном кризисе. Должны быть реформированы государственные органы регулирования гражданской авиации, которые сейчас стали абсолютно неэффективные после административной реформы.

Разогнали всех профессионалов. Профессионалов нет в этих органах. Пишут документы какие-то непонятные. Отменяют хорошие документы. И т. д. Все идет с организации этого процесса в нашей стране. Я думаю, что все-таки придет время, уже диктуется это, потому что мы выглядим в мире очень нехорошо с точки зрения безопасности полетов.

И уже руководство начинает понимать эту ситуацию. Россия сегодня, после этой административной реформы, стала единственной в мире страной, не имеющей единого полномочного государственного органа регулирования гражданской авиации. Что мы, кто мы такие, почему мы идем на такой шаг? Почему и зачем все это делается?…

— Сертификацию Superjet кто проводил?

— Сертификация — это очень важный вопрос. Очень. И в данной ситуации этот вопрос принципиальный. Комиссия тоже не должна уйти от этого, потому что именно от этого зависит безопасность будущих полетов всей нашей гражданской авиации.

Хотя я понимаю, что бывшие высокопоставленные чиновники министерства транспорта работают в руководстве "Аэрофлота" и других крупных авиакомпаний, а другие люди, наоборот, из этих компаний переходят на работу в транспортные ведомства. То есть люди, одни и те же, которые наделали всех этих дел, также крутятся в одном мешке, только перетасовываются.

Сертификация — это дело государства. Дается государственный сертификат на изделие. Этим документом государство гарантирует его качество и полную безопасность. Сертификацию у нас производил Межгосударственный авиационный комитет. Комиссия должна очень тонко, четко и скрупулезно разобраться с этим вопросом.

Но почему-то только спустя несколько дней после трагедии появилась информация, что Росавиация запросила сертификационные документы у МАКа. Почему в первый же день комиссия не наложила на них руку, не взялась проверять, как же проходила сертификация этого самолета и всех систем, которыми оборудован этот самолет, не понятно.

— Олег Михайлович, чем занимается Общественный совет Ространснадзора? Какие права у этого органа по чрезвычайным происшествиям, которые происходят в гражданской авиации?

— Этот орган очень важен для работы всех видов транспорта, прежде всего как раз в части их безопасности. Он надзирает за исполнением всех законов и правил. Это касается железных дорог и автодорог, моряков и речников, и авиаторов тоже. Но в результате последней реформы у него теперь нет многих прежних прав и функций.

Так же обстоят дела и в Росавиации. Она была лишена многих своих функций, которые раньше всегда были. А тот же Ространснадзор не имеет право даже проверять аппарат Росавиации или департамент, предположим, гражданской авиации минтранса, который кует законы, бездарные федеральные авиационные правила.

Наши правила даже игнорируют международные положения, которые положены сейчас. 19-е приложение ИКАО Чикагской конвенции вышло. До сих пор оно не выполнено нашей страной. 192 государства уже выполнили — практически все, а мы почему-то не выполняем. А это все должно быть в департаменте. Ему бы надо хотя бы указать на него. Но Ространснадзор даже на это не имеет прав.

— А Ространснадзор может запросить, кто сертифицировал этот Superjet?

— Не может!

— Какие же тогда права у Ространснадзора?! Ведь получается, что он ничего не может сделать, даже что-то узнать, получить необходимую информацию…

— Мы в Общественном совете можем как профессионалы выносить свои предложения для обсуждения Ространснадзора. Но всегда упирается в то, что Ространснадзор этих функций, полномочий не имеет. И всё — круг замыкается. Такая система не просто неэффективная, она фактически вообще бесполезная.

Необходимо кардинально менять систему государственного регулирования гражданской авиации. Ространснадзор должен иметь право проверять департаменты минтранса, Росавиацию и другие транспортные ведомства. И подчиняться Ространснадзор должен напрямую правительству.

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Смотрите видеоинтервью полностью: Олег Смирнов: пилот в России — больше не пилот

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google