Зачем нужны в Нагорном Карабахе турецкие миротворцы

Какой статус в конечном итоге получит Нагорный Карабах в составе Азербайджана? Будет ли это культурная автономия?

Своим мнением в студии "Правды.Ру" поделился профессор кафедры международных отношений на постсоветском пространстве Санкт-Петербургского государственного университета, доктор исторических наук Ниязи Ниязов.

Читайте начало интервью:

Азербайджан основательно готовился к войне. Потому и победил в Карабахе

Мирный процесс по Карабаху похоронил Пашинян

Почему, выигрывая войну в Карабахе, Азербайджан не пошёл до конца

— Культурная автономия — это очень интересный термин. Скорее всего, речь идет о том, что это будут просто равноправные граждане страны, которые сейчас компактно проживают в Нагорном Карабахе.

Ну вот, например, на территории Азербайджана живет порядка 120 тысяч русских, у них азербайджанское гражданство и нет особой культурной автономии. Есть своя организация какая-то, есть свои церкви. И там же живут евреи, например, причем они живут автономно на севере Азербайджана, горские евреи. У них тоже нет никакой своей автономии, они все граждане Азербайджана, но живут при этом компактно.

Вот то же самое здесь будет, вероятно.

  • Вы должны принять законы этой страны, гражданство этой страны, если хотите остаться.
  • Если хотите остаться как иностранный гражданин, остаетесь как иностранный гражданин, например, как гражданин Республики Армения.

Но принимая такое решение, должны понимать, что в любом государстве преференции в первую очередь получают собственные граждане, а потом уже все остальные. Я имею в виду области налогообложения, льгот, кредитов и так далее.

Вот такая модель, скорее всего, будет.

— То есть это могут быть и не граждане, как в Прибалтике?

— В Азербайджане этого нет. Как раз, в отличие от Прибалтики, тут автоматически готовы дать гражданство, вообще даже не будут спрашивать, владеет ли человек языком.

В Азербайджане вопрос этот не стоит — хотите остаться жить, пожалуйста, получаете гражданство, паспорта, живите на тех землях, в тех населенных пунктах, где вы всегда проживали.

Хотите — живите, не хотите — уезжайте

— А если армяне Карабаха, которые считают центром армянства не Армению, а именно Карабах, не согласятся с этим предложением?

— У них два варианта: или подчиниться законам этой страны, или мигрировать. Так в любом государстве: мало ли кто с чем не согласен.

В России тоже есть кто-то, кто не согласен, скажем, с тем, что, например, власть РФ укрепилась на Северном Кавказе. Есть же такого рода экстремистские элементы, и с ними борются, и то же самое здесь будет.

Если некто попытается, скажем, взяться за оружие, то этого не позволят в ближайшее время сделать российские миротворцы.

Вопросы политического урегулирования, я уверен, экономического взаимодействия, которое сейчас активно стороны начинают разворачивать, сыграют свою роль.

Это, конечно, сейчас кажется невозможным для представителей обоих народов, потому что боль от войны, боль потери — очень серьезная и является вызовом властям обоих государств. Но политическое умение как раз в этом и будет заключаться: продемонстрировать, насколько государственность жизнеспособна.

— А Турция снимет блокаду с Армении?

— Если все процессы, особенно транспортный коридор, заработают, Турция снимет.

Турецкие миротворцы

— А как быть с турецкими миротворцами? Алиев же обещал Эрдогану, что будут и они. То есть обманул, грубо говоря, Эрдогана. Турция настаивает на том, что она там должна тоже присутствовать как наблюдатель, а Россия говорит: нет, вас здесь мы не видели. Что здесь можно подумать?

— Понятно было с самого начала, с первых дней боевых действий, что в вопросах урегулирования конфликта и в вопросах гарантов договоренностей вокруг Карабаха будут выступать не только Россия, но и Турция. И Турция продолжает выступать. И я вас уверяю, турецкие миротворцы в Карабахе появятся, это однозначно.

Появятся ли турецкие войска непосредственно в нагорной части Карабаха, сейчас сказать сложно, но теоретически, если речь в дальнейшем будет идти о том, чтобы произошло возвращение азербайджанских беженцев, то, скорее всего, азербайджанская сторона будет настаивать на том, чтобы хотя бы охрану этих людей или азербайджанская армия сама осуществляла, или же это делали турецкие миротворцы совместно с российскими. Потому что, скажем так, в Азербайджане очень многие не очень доверяют российским миротворцам. Это не секрет.

Так что турецкие миротворцы скоро окажутся в Азербайджане, это факт.

Ещё раз повторю: с учетом того, что там намечаются геоэкономические серьезные изменения, в том числе возможно участие Турции в качестве хотя бы наблюдателя в ЕврАзЭс и так далее, да и вообще в интеграционных процессах на евразийском пространстве, то без Турции тут не обойдется.

Нравится это кому-то, не нравится, это реальность сегодняшнего дня.

Турция в регионе — это очень серьезный игрок, причем серьезный настолько, что у России с Турцией тоже очень много точек соприкосновения, в том числе в их неприятии Запада и западных ценностей.

И реальных других союзников в этом регионе у России де- факто нет, потому что Иран очень слаб и в экономической интеграции его участие не дает никаких преимуществ.

Мы взваливаем Иран тоже на свои плечи. А это не трехмиллионная Армения, это гораздо больший груз.

Турция в этом плане союзник, если не союзник, то партнер, который довольно-таки богатый, у которого очень хорошая и эффективная экономика, с которым отношения налаживаются, открываются серьезные перспективы для взаимодействия. Понятно, что от позиции Турции очень многое зависит.

Беседовала Любовь Степушова

Материал подготовила Ольга Лебедева

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Редактор: Ирина Гусакова