Натан Эйсмонт: если мы хотим достичь Марса и вернуться, то начинать нужно с Луны

В чем перспективность "Ангары", зачем американцы хотели приблизить астероид к Земле и как добраться до Марса, рассказал ведущей "Правды.Ру” Любови Степушовой ведущий научный сотрудник Института космических исследований РАН Натан Андреевич Эйсмонт.

Читайте начало интервью:

Натан Эйсмонт: американская ракета Atlas V работает на российских двигателях

Эксперт: советские ракетные двигатели эффективнее, чем в ракете у Маска

Полеты на Луну

— Что вы можете сказать про новую сверхтяжелую ракету "Енисей"?

— В стадии проектирования. Как пойдет дальше проектирование, сказать довольно трудно. Новые проекты требуют и времени, и затрат.

Проект еще не в той стадии, когда испытания проводятся. На стадии разработки. Я хочу вернуться к "Ангаре". "Ангара" очень перспективна вот в каком плане. Она поддается модификации с самого начала. Сейчас 24 тонны. Но если посчитать, то вы увидите 38 тонн. Это ракета разработана по модульному принципу. Вы еще навешиваете боковые ступени, и у вас грузоподъемность оказывается чуть ли не в два раза больше. И те задачи, которые не решаются сейчас (полет человека на поверхность Луны и возвращение), с ее доработкой, которая выглядит просто как ее развитие, становятся вполне доступными.

— Вот это замечательно. Думаю, в 2030-е годы будут пилотируемые полеты на Луну?

— Да, именно так. Это на самом деле очень существенный шаг, для того чтобы реализовать эти полеты человека.

— Зритель пишет: "Не смешите. Эта мечта нереализуема". Ему смешно, что может Россия обогнать американцев и начать освоение Луны. Сейчас идет большая PR-кампания. Как будет выглядеть освоение Луны и когда это будет?

— На самом деле утвержденные планы уже есть:

  • в России,
  • США,
  • Европейском космическом агентстве.

Эти планы в основном ориентированы на запуск беспилотных аппаратов, которым позволят сесть на Луну, набрать там грунт и вернуться обратно. Это вроде повторение пройденного. Но не совсем такое.

— А что там нового?

— Аппараты, которые примерно то же самое делали, но без участия человека, летали в экваториальную часть Луны. А сейчас считают, что что-то интересное удастся найти в полярных районах Луны. Чуть ли не воду, которую можно зачерпнуть. Я чуть-чуть, конечно, утрирую. И делаются аппараты. У нас в следующем году такой аппарат полетит на Луну — автомат.

— С "Ангарой" полетит такой аппарат?

— Нет. Полетит на "Союзе", облегченный вариант. Но последующие уже будут использовать "Ангару". Я думаю, что не так много времени пройдет. Точно в этом десятилетии.

— Обгоним мы американцев, будем первыми на Луне, или они нас обгонят?

— Здесь довольно трудно говорить. Потому что это в значительной мере задачи политического характера. Я могу привести пример. Луной интересовались наши исследователи, американские исследователи, и программы были рассчитаны на то, чтобы продолжать исследования Луны. Но пришел Обама и сказал: "Нет, Луна — это уже пройденный этап. Давайте лучше полетим на астероид и привезем образцы грунта".

Была запущена программа в США. Они нашли астероид, к которому долететь рискованно было, и придумали интересный подход: раз трудно долететь, то мы пригоним астероид к Земле поближе.

Развивали технологию, которая позволяла пригнать астероид на орбиту, примерно на такую, как лунная. Уже тренировались астронавты. Прилететь на этот астероид легче, чем сесть на Луну. Программа (можно даже сейчас ее найти) в виде мультиков отображена довольно реалистично. Но пришел Трамп и сказал: "Да вы что! Летим на Луну".

Что касается советской лунной программы, то все это забыли. Но была программа строительства в 60-е годы базы на Луне. И делали это, проектируя реальное железо. Но потом пропагандистский запал иссяк, другие трудности возникли.

И у нас от этого отказались, и у американцев. Но американцы здесь были сильно позади.

"И на Марсе будут яблони цвести…"

— Натан Андреевич, когда нам будет нужен выход в дальний космос? Сейчас я не вижу в этом полезного. Экономики страдают, неизвестно, что будет с ними.

— Вы говорите "страдают экономики". С чем сравнивать? Политкорректно не будем говорить. Расходы на военные цели многократно превышают расходы на исследование космического пространства. Поскольку такие проекты, конечно, многонациональные, то если мы распределяем расходы на других участников, это уже не выглядит столь устрашающе.

Здесь мы должны помнить, что нашей сверхзадачей остается экспедиция человека на Марс. Если мы хотим достичь Марса и вернуться, то нужно продолжать такого рода работы.

— Начинать надо с Луны?

— На Луне отработать эти технологии в той мере, которая позволяет считать, что это уже не столь опасно, как сейчас справедливо считается. Но это хороший полигон для отработки марсианских экспедиций, лучший полигон из возможных.

— Американцы нам предложили участвовать в их программе освоения Луны. Мы отказались. Но вроде в последнее время "можем рассмотреть" — был такой посыл. Как вы считаете, нам надо совместно с американцами работать или надо свою программу двигать?

— Конечно, надо совместно. Это будет выгодно всем. Американцем даже выгоднее, чем нам. Посмотрим, как дело пойдет. Я уверен, что Россия будет участвовать вместе с американцами, европейцами.

Это проект, от которого выигрывают все, несмотря на трудности на политическом поле.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен