Последний паж России

В Петербург прибыл единственный русский в княжестве Лихтенштейн — барон Эдуард фон Фальц-Фейн

Эдуард Александрович — личность чрезвычайно яркая, поистине эпохальная (недавно барон отметил свое 90-летие, а это поистине целая эпоха) и самобытная. Эдуард Фальц-Фейн родился в России за пять лет до революции 1917 года. Его дедушка со стороны матери, генерал от инфантерии Николай Алексеевич Епанчин, в те далекие времена занимал должность директора самого привилегированного военного учебного заведения России — Пажеского его императорского величества корпуса, который славился по всей России своими выпускниками.

Эдуард Александрович известен тем, что собирал (и продолжает собирать) предметы искусства, вывезенные из России в смутные времена октябрьской революции и гражданской войны. Все купленные на аукционах или у частных владельцев произведения искусства барон дарил российским музеям.
В 1917 году пятилетний Эдуард вместе с родителями гостил у деда в Санкт-Петербурге и фактически стал свидетелем октябрьского переворота. Эдуард мало что помнит о тех смутных днях, знает лишь, что его дед-генерал чудом избежал расстрела. Семья маленького Эдуарда в полном составе бежала за границу — в Германию. Через два года от сильных эмоциональных переживаний отец будущего барона скоропостижно скончался, так что воспитанием мальчика стал заниматься его дед. Именно он привил своему внуку огромную любовь к России, к ее культуре и языку. Эдуард Александрович всю жизнь мечтал побывать в России, но для существовавшего тогда СССР он был изгоем, "врагом народа". Да и титул барон очень уж резал ухо советских чиновников. К тому же возмужавший Фальц-Фейн мечтал побывать в свободной России, а до этого дня барон дожить уже и не рассчитывал.
Но судьба подарила Фальц-Фейну долголетие, а России — смену государственного строя. В 1991 году почти восьмидесятилетний старец наконец-то впервые получил официальное приглашение от президента России Бориса Ельцина. Впрочем, определение "старец" совсем не подходит барону, который даже сегодня сохраняет завидную ясность ума и вообще отлично выглядит. Стоит отметить, что на протяжении практически всей своей сознательной жизни барон не только помнил о своей родине, но и старался всячески помогать ей. Хотя бы в рамках благотворительности.
Эдуард Александрович известен в первую очередь тем, что собирал (и продолжает собирать) предметы искусства, вывезенные из России в смутные времена октябрьской революции и последовавшей за этим гражданской войны. Мало того, все купленные на аукционах или у частных владельцев произведения искусства барон дарил российским музеям. В частности, благодаря Эдуарду Фальц-Фейну на родину возвратились такие интересные экспонаты, как скульптурный оттиск рук гениально Шаляпина, портрет князя Потемкина кисти Левицкого, имеющий огромную историческую ценность персидский ковер, который был подарен на 300-летие Дома Романовых императору Николаю II (на этом ковре были искусно изображены все члены царской семьи).
В течение почти десяти лет неутомимый барон вместе со своим другом известным журналистом и публицистом Юлианом Семеновым пытался напасть на след знаменитой Янтарной комнаты, похищенной немецкими оккупантами во время Второй мировой войны. Несколько десятков опытных криминалистов и историков из разных стран Европы входили в "поисковую команду" барона, но их расследования так и не принесли ожидаемых результатов. За последние несколько лет барон построил две церкви на Украине, откуда родом его мать, а также отдал немалые средства на реставрацию церкви Пажеского корпуса, в здании которого — Воронцовском дворце — уже долгие годы находится Санкт-Петербургское военное суворовское училище. Эдуард фон Фальц-Фейн по праву рассчитывает на то, что память его деда, генерала Епанчина, будет увековечена хотя бы в стенах данного военного заведения.
25 декабря Пажеский корпус отметит свое 200-летие, и барон Эдуард фон Фальц-Фейн будет присутствовать на торжественной церемонии. В беседе с корреспондентом "Смены", состоявшейся в информационном агентстве ИТАР-ТАСС, Эдуард Александрович рассказал один очень любопытный эпизод:
- Я хотел явиться на это знаменательное событие в дореволюционной пажеской форме. Но таких мундиров во всем мире осталось, судя по всему, лишь два, да и те находятся в музеях, и напрокат их никто не даст. Тут-то меня и выручил директор Эрмитажа Михаил Пиотровский. За сравнительно небольшую сумму он помог мне справить аж два замечательных мундира. Вообще-то последний выпускник Пажеского корпуса скончался в весьма преклонном возрасте в 1999 году. Но и Эдуарда Александровича фон Фальц-Фейна благодаря его неустанному радению за восстановление былой славы Пажеского корпуса вполне можно причислить к доблестному ряду пажей. А значит, последний паж именно он. Без всяких сомнений.

Вадим Бороненко,
"Смена", Петербург

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии
Почему торговая сделка США и Китая опасна для России
Константин Боровой: русские не понимают, что Крымский мост придется снести
Бить Запад надо с такой силой, чтобы он уже не встал
Константин Боровой: русские не понимают, что Крымский мост придется снести
Сливочное масло: ЗА и ПРОТИВ
Умирающий Маккейн потребовал уничтожить Путина и Россию
Территориям бывшего СССР не хватает русского генерал-губернатора
Бить Запад надо с такой силой, чтобы он уже не встал
Глава мирового хоккея "совершенно не согласен" с жалобами сборной России
Atlantic Resolve: США запускает план "Барбаросса" против России
Atlantic Resolve: США запускает план "Барбаросса" против России
Депутаты предложили кабалить детей ипотекой с 14 лет
В России можно не повышать пенсионный возраст. Это реально?
В России можно не повышать пенсионный возраст. Это реально?
Адмирал США: Второй флот готов топить русских в Атлантике
В России можно не повышать пенсионный возраст. Это реально?
Трампа попросили расследовать применение химоружия Украиной
Смоет все: СМИ узнали реальную мощность заряда "Посейдона"
ИГ* заявило о причастности к теракту в православном храме Грозного
Бить Запад надо с такой силой, чтобы он уже не встал
Константин Боровой: русские не понимают, что Крымский мост придется снести