Все инакомыслящие на Украине стали "террористами"

На Украине продолжается вакханалия бешеного национализма. Всех хоть сколько-то несогласных всячески преследуют. Предпринимателей, работающих в Донбассе и заплативших налоги ЛДНР, сажают за "финансирование терроризма". 95-98 процентов арестованных на Украине за "терроризм" — политические заключенные.


"Необычная неделя" с Инной Новиковой и Денисом Денисовым

При всем этом у самих нынешних высших властей Украины нет ничего национального — только западное. Почему? Обо всем этом и многом другом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал руководитель Института миротворческих инициатив и конфликтологии Денис Денисов.

Читайте начало интервью:

Президент Голобородько кончился, остался шут Зеленский

Как Трамп Зеленского "усыновил"

Эксперт: единственное достижение Зеленского — селфи с Путиным

Эксперт: тысячи политзаключенных Украины никому не интересны

— Денис, сейчас репрессии против инакомыслящих на Украине продолжаются так же интенсивно?

— Да, преследования продолжаются, меньше их не становится. Сейчас, по словам экс-генпрокурора Украины, открыто 1100 дел по статье "Терроризм" против граждан Украины. Мы прекрасно понимаем, что 95-98 процентов этих всех дел — политически мотивированные дела. Приведу простой пример, чтобы все понимали, о чем идет речь.

Есть там такая формулировка замечательная, по которой очень много людей тоже находится в украинских тюрьмах: "Финансирование терроризма". Что это значит? Например, было на 14-й год у человека две аптеки, одна аптека оказалась на территории, контролируемой ДНР и ЛНР, вторая — на территории Украины. Они обе продолжили свою работу.

Исходя из каких побуждений, выгоды или, наоборот, заботы о людях, — это никого не волнует. Но, по мнению украинского следствия, если этот человек заплатил сто рублей в виде налогов в налоговые органы ЛНР и ДНР, то это называется финансирование терроризма. И за это могут человека осудить где-то на семь-десять лет.

Такое уже было, такие примеры есть, к сожалению, неоднократно. И эти решения судов не пересматриваются. И почему-то у меня есть такое ощущение, что пересматриваться в ближайшее время не будут, если мы не будем поднимать эти темы, в том числе и на международных площадках, чего мы, к сожалению, почти не делаем.

— На площадках типа Генеральной Ассамблеи ООН?

— В том числе. Площадок международных гораздо больше, чем нам кажется. Другое дело, что мы на них смотрим как на территорию потенциального врага и пытаемся просто закрывать на них глаза, хотя надо их использовать, причем максимально эффективно их использовать.

— Еще Ленин говорил, что большевики должны работать в разных парламентах.

— Правильно. На самом деле нужно использовать всевозможные самые разные площадки. Все.

— Есть такое мнение: что бы ни происходило на Украине, на Украине все равно к власти идут антироссийские силы, антироссийские политики. И ничего иного на Украине сейчас быть не может, потому что больше 20 лет велась активная националистическая пропаганда. Сейчас они уже спокойно приняли, что Бандера — герой, проводят факельные шествия. И только вперед и ни шагу назад нельзя к тому, что было когда-то единым советским прошлым.

— Всегда можно. С этим я не согласен. Всегда можно — было бы желание, разумный план, надо работать, и тогда все можно изменить. Или можно сказать, что за эти почти 30 лет не было российского информационного влияния на Украину. Или мы не могли этого делать.

— Не было никакого российского влияния?

— Было, конечно.

— Понятно, что там смотрели российские каналы, но у нас действительно была масса своих проблем, и было не до того, чтобы работать с русскими общинами, диаспорами.

— Да работали в этом направлении, просто совершенно не верно были приоритеты выстроены.

— Там, видимо, больше с олигархами и властями работали, а не с обычными людьми.

— Вот, совершенно верно. Особенно во время Януковича эта традиция укрепилась, и положение стало просто катастрофическим, когда почему-то было принято решение, что надо работать с крупными бизнесменами, в лучшем случае с представителями парламента, а основная масса русскоязычного, русскокультурного населения просто была забыта. На людей, которые принадлежали к русской цивилизации, на Украине просто никто не обращал внимания.

— И не только на Украине.

— Конечно, совершенно с вами согласен. Так было везде, а не только по Украине. Везде вообще, по всем бывшим советским республикам, так было. Давайте посмотрим на новую политическую элиту Украины. В кабинете министров весь экономический блок — это люди, которые являются идейными либертарианцами.

Поясним, этот термин означает, что для людей основным приоритетом являются деньги, свободный рынок. Для них нет ничего национального, для них нет такого понятия, как патриотизм. Что такое цивилизационная идентичность, это для них вообще чуждо, и они считают это какими-то терминами, которые точно к ним не относятся.

В парламенте в основном то же самое, плюс к тому целый ряд этих малознакомых нам фамилий и лиц, которые зашли по списку "Слуги народа". У них точно нет никаких нежных чувств к Российской Федерации, вот просто их нет, они совершенно другим накачаны.

— А почему они должны быть? У них должны быть нежные чувства к Украине.

— И к Украине их тоже нет, им вообще это сложно, потому что они же работали все это время не с Россией, не с российскими контрагентами, очень часто и не с украинскими. Если мы посмотрим их биографии, конечно, то увидим, что там огромное количество людей, которые прошли те или иные программы, связанные с западными службами.

Читайте продолжение интервью:

Бывшими советскими республиками рулит Запад

Миротворчеству Белоруссии не хватает конкретных дел

Как установить устойчивое перемирие в Донбассе

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев