Эксперт: тысячи политзаключенных Украины никому не интересны

С приходом к власти Владимира Зеленского на Украине практически ничего не изменилось. В лучшую сторону — точно. Правда состоялся обмен пленными. Но стало известно, что продолжают кровавую жатву закрытые тюрьмы СБУ. Генпрокуратура продолжает массово штамповать дела по статье "Терроризм" за инакомыслие. Зато процветает махровый национализм.


"Необычная неделя" с Инной Новиковой и Денисом Денисовым

Почему никто в мире и даже в России не замечает даже докладов ООН о нарушениях прав человека на Украине? Обо всем этом и многом другом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал руководитель Института миротворческих инициатив и конфликтологии Денис Денисов.

Читайте начало интервью:

Президент Голобородько кончился, остался шут Зеленский

Как Трамп Зеленского "усыновил"

Эксперт: единственное достижение Зеленского — селфи с Путиным

— Денис, уже был обмен как бы пленными, точнее, в основном осужденными в России и взятыми в заложники на Украине, но украинские власти их представили как пленных. И их было достаточно много…

— Да, сейчас 35 на 35. Я замечу, как произошел этот обмен. Естественно, мы очень позитивно его восприняли, все его позитивно восприняли. Но все-таки появились и многие вопросы.

— Конечно, на Украине многих схватили просто совершенно ни за что — только за политические взгляды. Их теперь обменяли на преступников, которые осуждены в России за терроризм.

— Вот это другая сторона процесса. Она же вскрыла совершенно страшную правду о том, сколько совершенно невиновных и несправедливо осужденных людей содержится в органах, в тюрьмах, колониях Украины, потому что буквально через день или два экс-генпрокурор Украины Юрий Луценко в своем блоге озвучил, что только за его каденцию было вынесено приговоров за терроризм 1200 людям и 1100 человек еще находятся под следствием.

Это только за якобы терроризм. По другим статьям, соответственно, сколько еще таких же безвинных людей в тюрьмах сидит? По моим личным оценкам, где-то порядка 5000 человек находятся сейчас в тюрьмах Украины по политически мотивированным приговорам. А что мы о них знаем? Мы ничего о них не знаем. Вот это трагедия.

— Ведь Харьков сначала очень активно выступал против нового режима, установившегося после майданного переворота. Харьковчане говорили, что только за одну ночь в городе было арестовано 400 человек, нелояльных к новой власти. Об этом, действительно, практически никто не знает. А недавно прошла почти незаметно информация о тайных тюрьмах СБУ, ужасных условиях и пытках. Но это не заинтересовало большинство ведущих СМИ и не было подхвачено общественностью. Западных правозащитников, борцов за демократию это совершенно не интересует.

— Беда еще и в том, что на пятом году этой трагедии, которая происходит в Донбассе и по всей Украине, мы все менее начинаем им интересоваться, все-таки эта тема закономерно уходит в привыкание. Если бы мы были немножечко внимательнее, то и много чего другого увидели бы.

Например, почему-то совершенно не касается российского медиаполя то, что раз в три месяца выходит отчет Управления верховного комиссара по правам человека ООН касательно ситуации по этому вопросу на Украине. В каждом отчете на протяжении уже пяти лет говорится о том, что одна из ключевых проблем Украины — это внесудебное задержание и пытки людей со стороны представителей СБУ. Это то, что нельзя назвать русской пропагандой, потому что это официальный документ Организации Объединенных Наций.

— И какая реакция?

— К сожалению, даже мы это перестаем замечать.

— Тюрьмы СБУ обнаружила миссия ОБСЕ и озвучила это. Но сказала и "слилась". Все. Ничего больше, никаких действий не последовало.

— Мандат миссии ОБСЕ не нравится ни одной, наверное, из стран, где они работают. Они фиксируют, у них нет другого мандата, допустим, проводить расследования, разбираться с этим, они не могут. Просто очень важна в этом контексте роль средств массовой информации. Если они эту тему видят, начинают ее раскручивать, то она становится общественно значимой.

Если они ее не замечают, не видят или решают: "Да ну ее, это мы уже десять раз описывали, можно и не описывать в этот раз", — вот тогда получается ситуация, как с теми людьми, которые сейчас находятся в застенках Украины, но о которых мы совершенно ничего, просто даже фамилии не знаем.

— А зачем вообще этих людей держат в застенках? Потому что они, по мнению СБУ, какие-то антиукраинские люди — угроза безопасности страны и нации?

— Идеологически, я думаю, там далеко не все антиукраинские люди. Им необходимо было таким образом, с одной стороны, запугать народ, который оставался лояльным к России (хотя, наверное, не совсем правильно так говорить) и который хотел бы отстаивать свои базовые права, которые противоречили этой страшной идеологии националистической Украины.

Но ведь это самые элементарные человеческие права: право на родной язык, просто возможность говорить на родном языке, на возможность образования на своем родном языке (и здесь в первую очередь — на русском языке), право на свою Церковь. Надо было запугать этих людей, и поэтому процесс постоянных арестов, посадок и всевозможных преследований продолжался все это время.

— А сейчас?

— И сейчас он продолжается. Тысяча сто явно политизированных дел как раз в настоящее время расследует украинская Генпрокуратура по статье "Терроризм".

Читайте продолжение интервью:

Все инакомыслящие на Украине стали "террористами"

Бывшими советскими республиками рулит Запад

Миротворчеству Белоруссии не хватает конкретных дел

Как установить устойчивое перемирие в Донбассе

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев