Почему в России больниц без удобств все больше

Почему в России за три года не улучшилась ситуация с оснащением медицинских учреждений водоснабжением и канализацией и что надо предпринять в этом направлении, рассказывает эксперт Лариса Попович.

Какие перемены ждут нашу медицину

За три года ситуация стала хуже

Счетная палата опубликовала отчет о положении дел в здравоохранении в 2018–2019 годах. Согласно отчету, в 41,1% всех детских российских медучреждений, число которых превышает 116 тыс., на 1 января 2019 года отсутствовало центральное отопление. Большинство зданий медицинских учреждений находятся в неудовлетворительном санитарном и техническом состоянии — это приводит к их естественному разрушению, говорится в отчете. 14% зданий — в аварийном состоянии, требуют реконструкции или капитального ремонта, более чем в 30,5% отсутствует водопровод.

В 2017 году Счетная палата опубликовала данные за 2016 год, тогда в 31% детских медицинских учреждений не было водопровода, а у 40,5% — центрального отопления. То есть динамика даже ухудшается.

Ситуацию "Правде.Ру" прокомментировала директор Института экономики здравоохранения ВШЭ Лариса Попович.

- Почему за три года ситуация не улучшилась?

— Мы анализировали ситуацию в больницах — не в поликлиниках, смотрели, в скольких из них отсутствует не просто горячее, а даже холодное водоснабжение и централизованная канализация, то есть удобства — во дворе. Это 8% от всего больничного фонда, и, начиная с 2008 года, эта цифра даже увеличивается, несмотря на то, что строятся новые больницы.

Парадокс: строят больше, а удобств меньше

Я выясняла в Минздраве, почему это так, притом что докладывают о строительстве новых зданий? Мне говорят, что очень много было старого фонда, и он ветшает и не выводится из оборота, поэтому эта доля сохраняется. Очень сильно сомневаюсь, очень сильно хочется проверить, реальны ли те отчеты о строительстве, которые были, вообще реальна ли вся эта отчетность Минздрава, потому что мне кажется, что тренды какие-то очень противоречивые.

Огромное количество больниц построено, а количество больниц, не соответствующих санитарным нормам, увеличивается. Это либо:

  • липовые отчеты, которые давали регионы;
  • очень большая скорость ветшания фонда.

Плюс может быть такая история: регионы формально ухудшают ситуацию, чтобы получить больше денег, поэтому показывают более плохую ситуацию, чем есть на самом деле.

Надо развивать телемедицину, а не "строить стены"

— А есть какие-то практические методы для улучшения ситуации?

— В Бельгии, например, в огромном числе случаев кантоны отказались от строительства специальных медицинских учреждений, переводят на виртуальную помощь с помощью телемедицины.

Помощь приближается к дому с помощью телемедицинских технологий, всяких гаджетов и всего прочего, и создается промышленная система оказания помощи при стационарах, куда пациент обращается, если телемедицинским способом не удается купировать проблему.

При больницах открывают такие приемные отделения: одно окно, где терапевты из стационара и амбулаторной помощи принимают попеременно и видят этих пациентов. Мы же все по-прежнему строим, строим, строим, ФАПы (фельдшерско-акушерский пункт - ред.), у нас 36 тысяч ФАПов, которые никак не связаны со снижением уровня смертности. Мы вкладываем деньги в стены, а лечат не стены, лечат люди.

— А если укол надо сделать, кровь взять?

— Лабораторий, где можно сдать кровь, сейчас огромное количество. Их деятельность просто нужно координировать. Что касается уколов, в амбулаторном звене весь мир уже давно переходит на таблетированные формы, а количество инъекций все сокращается, и в основном они сохраняются только в стационарах.

Это наша старая парадигма прокапаться в поликлинике, уколоть себя в поликлинике. Мир от этого уже уходит. Мир делает очень быструю мобильную доступную помощь, которая не требует тяжелых основных вложений, по крайней мере, в первичном звене. А мы по-прежнему — в старой парадигме.

Читайте по теме:

Медицине России пообещали переход на цифровизацию

Парадокс медицины в России: бесплатная или страховая

Коронавирус обострил проблемы здравоохранения