Автор Правда.Ру

Татьяна Устинова: «Какой я писатель? Никакой я не писатель!»

Татьяна Устинова родилась 28 апреля, на Пасху, о чем вся семья очень любит вспоминать.

С блеском закончила английскую спецшколу, затем без всякого блеска — МФТИ, куда поступила по настоянию родителей и бабушки — авиационных инженеров.

По специальности не работала ни дня — категорически не хотела связывать свою жизнь с аэродинамической трубой, которая приводила Татьяну в ужас еще со времени практики в ЦАГИ.

По окончании института работала на ВГТРК — секретарем, редактором, затем в пресс-службе администрации президента, затем снова на телевидении — но уже на ОРТ, и, наконец, проработав некоторое время в пресс-службе Торговой палаты, засела дома писать детективы.

Состав семьи: родители, муж Евгений, сыновья Миша и Тимофей.
Место жительства: пос. Кратово, собственный дом, старый, огромный и удобный, "родовое гнездо".

Любимая одежда: старые джинсы, свитер до колен и ботинки-"гриндера".

Любимое блюдо: мамины пироги.

Любимое хобби: сочинение детектива

Любимая работа: то же самое

Татьяну Устинову даже такая искушенная публика, как критики и литературоведы, называют "лучшей из русских детективщиц". Из-под ее пера за три года вышло более десятка романов, каждый из которых — увлекательный, выстроенный по всем законам жанра классический детектив, органически переплетенный с романтической историей. Читатель получил, наконец, то, чего безуспешно ожидал со времен Агаты Кристи.

Купите на "Озоне"
- Татьяна Витальевна, ваш первый роман написан в 1998, в год кризиса. Эти события как-то связаны?

- В 1998 я потеряла работу и очень переживала. Видя мои страдания, муж посоветовал: "ты же все равно все время что-то пишешь. Давай, напиши что-нибудь до конца и снеси в издательство, может быть, что-то из этого выйдет". Я сказала, что он сошел с ума. "Что ты говоришь? Какой я писатель? Никакой я не писатель!

- Но вы же все время что-то писали?

- Всегда считала это ярко выраженной графоманией. Да, писала всегда, с детства. Постоянно записываю всякие истории, просто так, для себя.

- Но вернемся к вашему первому роману. Как сложилась его судьба?

- Я его написала достаточно быстро. Муж по справочнику нашел телефон издательства, позвонил, можно ли привезти рукопись. Ему сказали: "Везите, хоть сто штук".

- И все? Дальше пошло-поехало?

- Именно. Хотя я очень переживала первый раз: возьмут — не возьмут, сама мучилась и секретаршу измучила звонками. А потом в один прекрасный день позвонили и сказали: "Мы печатаем".

- А почему это был именно детектив?

― Очень люблю детективы. Обожаю с детства. Но их было так мало... Помню, в "Науке и жизни" печатали детективы с продолжением — и ждешь-ждешь следующего номера, чтобы дочитать наконец историю... И однажды, лет в 15 — а я тогда все какие-то эссе, пьесы писала, вдруг решила: что я так жду так этого детектива, напишу я свой и буду его читать.

- А к какому направлению детективного жанры вы относите свои произведения?

― Скорее всего, это классический детектив.

- Почему вдруг потянуло на классику?

- Я пишу то, что сама читаю, что мне интересно. Не люблю полицейский детектив, не люблю, когда на тридцатой странице известно, кто преступник, и потом двести семьдесят страниц его ловят. Я очень люблю детективы классические, чтобы вначале было кровавое убийство, потом длинное и запутанное расследование, в котором читатель участвует вместе с писателем, и, конечно, неизбежное наказание виновных в конце.

― Не самый легкий путь. Могу предполагать, что классический детектив, где на самом деле сходятся концы с концами, очень сложно выстроить.

― Я составляю подробный план, все записываю жесточайшим образом: со сведением времени, с продолжением линии. Потому что если в детективе есть логическая неувязка, недоговоренность, это уже не детектив, а обман трудящихся.

― Помню, читая "Хронику гнусных времен", по-настоящему поразился: вот оно, классическое убийство в замкнутой комнате! А вам нравится эта книга Татьяны Устиновой?

- Нравится. И еще "Пороки и поклонники". И еще новый роман, который только что сдала. И еще один, ненаписанный...

- О чем он будет, ненаписанный?

- О политическом убийстве. Мне хотелось бы его посвятить Людмиле Селивановой, моей хорошей приятельнице и прекрасному человеку. Она крупный политик, была заместителем губернатора Лебедя, и просто кладезь всяких историй, из которых по ее воспоминаниям можно написать не роман, а эпопею. Я это и хочу сделать.

- А в ваших детективах есть реальные истории?

― В романе "Большое зло и мелкие пакости" описывается реальная история. Остальные сюжеты выдуманы. Я, как Агата Кристи, выдумываю их, когда мою посуду.

― А когда пишете? Существует у вас какой-то график, режим дня?

- Сажусь за компьютер в 9 часов утра и встаю в 9 вечера. С перерывом на обед, минут на 30. Работать могу в любом состоянии. Мне не нужно, чтобы в комнате было шестнадцать с половиной градусов тепла, чтобы справа стояла чашка кофе, слева пепельница и под углом в 30° лежали три отточенных карандаша. Ничего этого не требуется.

- Как долго вы пишете один роман?

- Я ведь не каждый день сижу за компьютером, есть и другие дела. Вчера я посчитала, что на последнюю книжку потратила три месяца, из них чисто рабочими был 21 рабочий день.

- Поподробнее о параллельных делах, пожалуйста.

― Хотя я нигде не работаю официально, но иногда, когда просят со старой работы, помогаю. Я выхожу на два-три дня на работу, допустим, для того, чтобы подготовить и провести пресс-конференцию. Много времени уходит на интервью, на общение с журналистами. Сейчас появилось еще множество дел, на которых я должна присутствовать, связанных со съемками по моему сценарию сериала на РТР.
(Татьяна Устинова написала сценарий 6-серийного фильма для компании "Феникс-фильм". Условное название "От сумы и от тюрьмы", по жанру — криминальная мелодрама. Съемки начались в конце 2002 г.)

― А домашних не напрягает такой ваш интенсивный график?

― Мне очень повезло с семьей. Мы все очень уважительно относимся к занятиям других.

― Кто-то из ваших близких прочитывает роман до печати?

― Только мама. Причем читает очень внимательно и критично.

― А как относитесь к критике в прессе?

― Абсолютно согласна с Карнеги: "чем больше человека критикуешь, тем хуже он работает".

- Тогда давайте попробуем увидеть вас в роли критика. Начнем с вашего любимого детектива. Как вы относитесь к тому, что его стали делить на мужской и женский?

― Я считаю, что есть хорошие детективы и есть плохие. Никакого полового признака в написании детективов нет и быть не может. С моей точки зрения, это просто бессмыслица. Точно так же, как всем набивший оскомину спор, вселенская дискуссия о том, что "легкая" литература, беллетристика ― это хорошо или плохо?

― Кстати, это хорошо или плохо?

― Конечно, хорошо. Есть концептуальный английский режиссер Питер Гринуэй, который снимает концептуальные английские фильмы о двух священниках католических, которые любили друг друга, а в это время восемь их прихожанок тоже любили каждая друг друга, а потом один из этих священников покончил с собой, а второй, оставшийся без партнера, понял, что он должен любить Бога. Это хорошо, наверное, и даже замечательно! И это смотрят тысячи человек. А фильм "Звездные войны" смотрят 80 миллионов. И фильмы Тарковского смотрят меньше, чем фильмы Никиты Михалкова или Эльдара Рязанова, или Леонида Гайдая. Как ни крути, это так было, так будет, так есть и с этим поделать ничего нельзя. Это закон жизни, как закон тяготения всемирного: яблоко падает вниз, вверх оно не падает. Точно так же эту "легкую" литературу, эту беллетристику всегда будут читать больше, чем литературу серьезную, трудную. И опять же, это не значит, что эта "легкая" литература может быть плохой. Она должна быть хорошей.

- А какую хорошую литературу вы читаете?

― Я очень люблю детективы, особенно английские. Когда не было переводных, читала в подлиннике. Немного меньше люблю мелодраму. Читаю постоянно классических русских писателей. Самый любимый Гончаров, по-моему, абсолютно не оцененный нами. "Обрыв", "Обломов" и "Обыкновенная истории" ― это величайшие произведения классической русской литературы. Очень люблю "Анну Каренину" и "Войну и мир". И обожаю Островского. Его пьесы перечитываю постоянно. У нас сохранилась с давних времен огромная его книга начала века, я продираюсь через эту пожелтевшую бумагу, через эти "яти" и испытываю удовольствие от каждой фразы, от каждого слова.

― А современный российский детектив представлен в вашей библиотеке?

― Я люблю Донцову, всех ее кошек и собак. Люблю Платову — не все романы, правда. Прочитала всю Маринину. Акунина очень люблю. И не стыжусь в этом признаться.

― Есть ощущение, что писать детективы вам интереснее, чем читать. Это так?

― Любые занятия, любой отдых или работа не идет ни в какое сравнение с сочинением романов. Это просто что-то потрясающее! Я получаю огромное удовольствие от писания романов, огромное, не сравнимое ни с чем. Это так прекрасно — заниматься любимым делом. Пока я могу, я буду писать и не променяю это занятие ни на что другое.

Алексей Шехов

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Кто следующий: "грязные танцы" раскачивают систему?
"Нафтогаз" призвал Украину приготовиться к худшему
Кто следующий: "грязные танцы" раскачивают систему?
Юмор на четырех колесиках
"Нафтогаз" призвал Украину приготовиться к худшему
"Нафтогаз" призвал Украину приготовиться к худшему
В США объявили старьем секретное оружие России
Нападение на школу в Бурятии: все подробности
Россия отказалась от договора по запрету ядерного оружия
Учитесь у США: в Черногории не сумели "привязать" Россию к делу о госперевороте
СМИ Германии нашли в России "адское оружие"
Кто следующий: "грязные танцы" раскачивают систему?
Поздно: США пытаются догнать ракетные ледоколы России
Росстат: россияне скопили рекордную сумму денег
Ученые: 2017 год стал самым жарким на Земле
ЦППК усилит меры безопасности на транспорте в период проведения ЧМ-2018
Что стоит за нападениями подростков на школы?
Названы самые надоедливые и неудобные члены семей
"Меняет правила игры": в США рассказали, почему стоит бояться С-400
"Нафтогаз" призвал Украину приготовиться к худшему
Опубликованы три сценария "санкционного суперудара" по России