Десятую часть — медресе. И поможет вам Бог!

Пока государственные мужи в Татарстане думают, создавать или нет собственную систему национального образования, а если да, то где брать для этого деньги, в селах Балтасинского района собирают средства для медресе. По дворам. Кто сколько сможет. Мешок картошки, капусты с собственных грядок. Администрация района выделила технику, чтобы привезти все пожертвованное в Казань — в медресе имени 1000-летия ислама в Поволжье и в Российский исламский университет.

Информационные агентства, сообщившие эту новость, радостно пишут о старых традициях, которые возродили наши крестьяне. Между тем, если подумать, радостного в этом не так уж и много. Да, согласно Корану долг каждого правоверного мусульманина пожертвовать десятую часть доходов в пользу школ и медресе — «гушур садака». В прошлом именно этот богоугодный взнос позволял поддерживать практически стопроцентную грамотность среди татарского населения Российской империи. Да, татарское село по-прежнему готово миром делиться на «науку», и те несколько тонн картошки, что лежат в подвалах казанских медресе, несколько ослабят головную боль у его содержателей по поводу того, чем кормить шакирдов. Но почему-то вспоминается анекдот времен афганской войны, в котором мулла читал нравоучение Ходже Насретдину (последний позволял своей жене идти впереди него). На что тот резонно заметил: «Мулла, когда писали Коран, в Афганистане мин не ставили». В век Интернета татарские крестьяне по-прежнему отдают «гушур садака» картошкой, поскольку другим отдать не в состоянии. Чего же здесь радостного?

Неудивительно, что кое-кто тычет пальцем в сторону местных медресе, объявляя их рассадником «тлетворного влияния Востока». Экономическое состояние местной мусульманской общины не позволяет содержать высшие религиозные учебные заведения, и существование многих из них невозможно без помощи единоверцев из богатых исламских стран. А единство религии вовсе не означает культурное единство. И здесь мы подходим к другой проблеме — проблеме религиозной конкуренции внутри республики.

В Татарстане нет межконфессионального противостояния. Точно так же, как нет противостояния православной и католической ветвей христианской церкви. Этот исторический этап здесь давно пройден. Зато есть проблема конкуренции, борьбы за приверженцев и неофитов. В условиях, когда общество, несмотря на культурные и национальные нюансы, в целом ориентируется на одни ценности (не расшифровывая, назовем их «общемировыми»), национальные общины перестают быть гарантом религиозной приверженности. Люди не выбирают Бога, ибо он един, но выбирают форму культа. Выбирают по принципу «как удобнее». Не случайно среди местного исламского духовенства популярно понятие «евроислам», еретическое с точки зрения классических представлений об этой религии. Точно так же, как в средние века сожгли бы на костре католического священника, вздумай он проповедовать в форме рок-концерта. «Евроислам» — это попытка адаптировать религиозные догмы под ценности современного общества. Это колоссальный интеллектуальный труд. Возможно, не одного поколения. Это воспитание высокообразованных богословов, способных сделать ислам интересным в первую очередь для молодежи. Все это (а не только подготовка кадров для дальних аулов) входит в круг задач татарских медресе. На картошке такой социальный заказ не выполнить. Не будут его спонсировать и богатые арабские единоверцы. Для них это ересь. Не может его взять на свои плечи и государство. Во-первых, по причине наличия Конституции, отделяющей его от религии, во-вторых, в силу политкорректности.

Как ни крути, а основные расходы по возникновению «евроислама» предстоит взять на себя местной мусульманской общине. Иначе она рано или поздно исчезнет.

Рустам Вафин

«Вечерняя Казань»

Присоединяйтесь к телеграм-каналу Правды.Ру с возможностью высказать ваше собственное мнение)

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google,.

Темы школа