Автор Правда.Ру

ПРЕНЕБРЕЖИТЕЛЬНОЕ ОТНОШЕНИЕ К БУКВЕ «Ё» МОЖЕТ ИЗМЕНИТЬ СУДЬБУ ЧЕЛОВЕКА. КАК ПРАВИЛО, В ХУДШУЮ СТОРОНУ...

И кто бы мог подумать, что от одной буквы, да и не буквы вовсе, а каких-то двух жалких точек над этой буквой (которые и не каждый-то ставит) может зависеть человеческая судьба!

Игорь Миленов никогда не обращал внимания на то, как написана его фамилия, — через «е» или «ё». И чуть было не лишился из-за своей беспечности не только крыши над головой, но и собственного отца.

Букву «ё» у нас не любят. Может, лень точки ставить. Может, буква кажется неприличной, вызывая воспоминания о знаменитом восклицании. Но, так или иначе, в газетах и книгах букву «ё» сегодня встретишь нечасто. Более того, большая половина населения вообще считает, что «ё» и ее соседка по алфавиту «е» — это почти одна и та же буква. А между тем подобные заблуждения приводят к громадным проблемам...

...Непорядок обнаружил дотошный нотариус. Оказалось, что фамилия отца Игоря - Милёнов, а у самого Игоря в паспорте значилось Миленов. Нотариус объяснил, что это две совершенно разные фамилии. Выходило, что Игорь с отцом никакие не родственники. И на этом основании он, Игорь Витальевич Миленов, никоим образом не может унаследовать квартиру Виталия Алексеевича Милёнова. И потому квартира эта по закону переходит к наследникам второй очереди — дальней родне. Ситуация была настолько абсурдной, что Игорь поначалу всё это чуть ли не за шутку принял. Но вскоре выяснилось, что нотариусы вообще к шуткам не склонны. И чтобы доказать свои права на наследство, Игорю еще придётся покрутиться.

Еще хорошо, что Игорь родился в Нижнем. И свидетельство о его рождении хранилось в одном из городских загсов. Там подняли все требуемые документы. Составили соответствующий акт. И вскоре у Игоря в паспорте красовалась отцовская фамилия с необходимым набором точек над буквой «е».

А если бы его угораздило родиться в каком-нибудь другом городе? Как многих других пострадавших от буквы «ё»?

Чтобы определить, под какой именно фамилией они появились на свет, работникам местных загсов приходится рассылать запросы по городам и весям России. А сколько хлопот и головной боли доставляет «загсовикам» установление родовой фамилии у уроженцев стран СНГ! Если из Белоруссии еще можно дождаться ответа, то остальные свежесуверенные государства подобные запросы просто игнорируют. Приходится загсам обращаться в Министерство иностранных дел России. Там связываются со своими ближнезарубежными коллегами и так далее. Сколько писем и запросов нужно написать! Сколько документов перелопатить! Сколько бумаги извести! А сколько времени на это уходит! И всё только для того, чтобы фамилия какого-нибудь бедолаги обогатилась двумя малозаметными точками!

Человеку порой легче отказаться от фамилии предков, чем заниматься волокитой по ее восстановлению. Правда, за этим, как правило, следует и потеря наследства.

Когда Татьяна Веселкина, обнаружила, что по папе с мамой она Весёлкина, было уже поздно. Все её документы — вплоть до медицинского полиса и пенсионного страхования — были оформлены на Веселкину. Возвращение родительской фамилии влекло за собой такую кутерьму по изменению остальных документов, что Татьяна решила не связываться. В загсе составили акт об изменении фамилии. И пошла Татьяна по жизни с фамилией, не имеющей к ее предкам никакого отношения.

А вот бывшего министра нижегородского правительства Александр Мелёшкина родной фамилии лишили журналисты, с легкой руки которых почти на всех газетных полосах он превратился в Мелешкина.

Герой толстовской «Анны Карениной» Константин Лёвин по прихоти нерадивых издателей обзавелся фамилией Левин. Последняя своим происхождением обязана израильскому роду левитов, из которого выходили потомственные священники. А стало быть, вряд ли могла принадлежать русскому дворянину, каковым и являлся толстовский герой.

Знаменитого же русского шахматиста, чемпиона мира Александра Алехина, наоборот, частенько называли Алёхиным, чем вызывали у гроссмейстера возмущение. Дело в том, что фамилия Алехин брала свое начало из древнего дворянского рода. В то время как Алёхин была всего лишь простонародным производным от имени Алексей — Лёха.

Так что за двумя маленькими точками над «е» стоит большой смысл и... большие последствия. Не мудрено, что без этих точек некоторые заметки в газетах начинают напоминать кроссворды.

Бывает, прочитаешь в статье о выступлении Русалки нашей эстрады — «королевский выход», и долго ломаешь голову, пытаясь понять, о чем речь. О том, что выход был именно Наташиным, то есть королёвским, или что он получился совершенно роскошным, под стать выходам монарших особ, то есть королевским?

«Они все прошли!» — читаю я в статье о матерях солдат, пропавших без вести в Чечне. Я было решил, что этим женщинам просто всем вместе удалось куда-то попасть. А оказалось, что журналист имел в виду пережитые ими страдания. «Они всё прошли!» — хотел он сказать.

И таких примеров великое множество. Несмотря на всю очевидную разницу в смысле, злополучную «ё» в газетах и книгах сегодня встретишь нечасто. Ну нет такой буквы, хоть ты тресни! Похоже, «ё» просто пора спасать.

Вообще-то гонения на букву «ё» начались не сегодня. Впервые ее отменили еще большевики. До революции «ё» имела вполне самостоятельный статус, поскольку стояла не следом за буквой «е», с которой её теперь и путают, а между «ять» и «фитой». Но в начале 1918 года революционные ветры перемен коснулись и языка. Несколько букв были вовсе убраны из алфавита, а букву «Ё»разрешили употреблять по желанию.

Ставить заветные точки в обязательном порядке повелел Сталин. Поскольку названия некоторых населенных пунктов отличались друг от друга только одной буквой (Березин и Берёзин), то из-за неразберихи с «е» и «ё» в Ставке Верховного командования началась путаница. Чтобы избежать трагических ошибок и избавить своих генералов от лишней головной боли, Сталин издал приказ об обязательном употреблении буквы «ё».

Тяжелые времена для «ё» вновь вернулись с наступлением хрущевской оттепели. Демократические перемены коснулась и языка. Буква «ё» вновь потихонечку стала исчезать с газетных полос и книжных страниц. Вернулась на них она уже с наступлением застойных времен. Когда Министерство образования зорко следило за правильным употреблением «ё», особенно в детских книжках. В очередной раз многострадальная буква попала в немилость с началом перестройки, что на себе сразу же ощутил бывший генеральный секретарь ЦК КПСС и экс-президент СССР Михаил Горбачёв. В положении бедной родственницы она пребывает и поныне.

Решив, что пришло время покончить с такой несправедливостью, мы обратились в Государственную Думу с вопросом: не собираются ли депутаты в рамках реформы русского языка, слухи о которой давно витают в народе, предпринять какие-либо меры по возвращению многострадальной буквы «ё» на печатные страницы? Однако в Комитете образования и науки Госдумы, куда мы непосредственно и обратились, нам сообщили, что, во-первых, никакой реформы языка не планируется. Речь идет лишь о внесении некоторых изменений в уже существующие правила орфографии. А во-вторых, никаких официальных решений насчет обязательного написания буквы «ё» в Думе не ожидается.

Не торопятся бить в набат по поводу горькой судьбы «ё» и в Академии наук, куда мы также обратились с призывом вернуть букву в алфавитный строй.

— Буква «ё» ставится там, где это необходимо, — сообщили нам в Институте русского языка, который непосредственно занимается проблемой орфографии, — для различения монемичных форм и названий. И если это необходимо, то ставить её можно в любом тексте.

Вот так, именно можно, а не нужно. То есть, даже если это требуется по смыслу, несчастную «ё» можно писать, а можно и не писать, изменяя тем самым и смысл написанного. В обязательном порядке ее надлежит ставить только в детской и учебной литературе.

Не мудрено, что при таком подходе «ё» — нечастый гость не только на печатных страницах, но и во всевозможных документах. И потому загсы завалены делами о восстановлении «родовых фамилий», подобно истории Игоря Миленова.

Правда, в Институте русского языка нам сообщили, что Академия наук готовит реформу орфографии. Впрочем, даже и не реформу. Просто ныне действующие правила орфографии и пунктуации были выпущены еще в 56-м году. С тех пор, разумеется, в языке произошло немало изменений и многие правила устарели. Сейчас Академия готовит их новую редакцию. В правила орфографии вносятся небольшие изменения, вызванные велением времени.

Есть в этих обновленных правилах и целый параграф, посвященный букве «ё». Однако, как сообщили нам в Институте русского языка, существенных изменений в судьбу многострадальной буквы они не принесут.

— Поймите, никто бедную «ё» не запрещает и не отменяет, — заверили нас в Институте русского языка, — но к обязательному употреблению её вводить никто не собирается. В конце концов, если это требуется контекстом, то кто вам мешает ставить букву «ё»?

Никто не запрещает. Просто людям лень искать эту редкую букву на клавиатуре компьютера, и они даже вопреки контексту ставят «е» вместо «ё». В результате такой вроде бы безобидной безответственности мы сталкиваемся в газетах со смысловыми искажениями, влияющими на наше понимание излагаемой информации.

Впрочем... Вам когда-нибудь доводилось читать на заборе незабвенное выражение про маму через «е»? То-то и оно! Выходит, только матершинники и хранят остатки нашей грамотности.

P.S. В российском алфавите буква «ё» появилась благодаря стараниям княгини Екатерины Дашковой, которая была председателем Императорской Российской академии. Именно она в 1783 году предложила для простоты заменить на письме два знака «iо» одним — «ё».

Правда, это предложение княгини воплотилось в жизнь лишь 12 лет спустя. И первым печатным изданием, в котором встречается буква «ё», была книга Ивана Дмитриева «Мои безделки», датированная 1795 годом.

Нижний Новгород

«Дело»

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Ким Чен Ын "зауважал" Америку, Россия будет уходить от доллара и другие главные события 23 августа
Астрономы поймали сигнал от облака метанола в соседней галактике
Изучение языков вызывает прирост мозга
Оппозиция решила попиариться на Серебренникове
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
Иран будет бороться с "американским терроризмом" на Ближнем Востоке
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов
Поражение правительства Асада уже невозможно — Михаил АЛЕКСАНДРОВ
Познер призвал разрешить продажу наркотиков всем желающим
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
В России не хватает денег, чтобы выдворить мигрантов
ФАС проверит российские авиакомпании на предмет ценового сговора
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
Подробности атаки ИГИЛ на Росгвардию в Чечне: есть убитые
В ближайшие 100 лет Россия будет жить без ГМО
Опрос: поддерживают ли россияне легализацию наркотиков
Полиция России готовит "супердепортацию" мигрантов
Российские авиакомпании хотят заставить платить за провоз телефонов и зонтов
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов