Столкнутся ли в Сирии США и Россия?

Какова роль курдов в "сирийском вопросе" и разрешении кризиса? Что ждет этот многострадальный народ в этой измученной стране дальше? Удастся ли в Сирии избежать прямого столкновения США и России?

На эти и другие вопросы "Правде.Ру" в программе "Диалоги" ответил руководитель Информационно-аналитического центра "Время и мир", востоковед, специалист по "курдскому вопросу" Валерий Емельянов. Он считает, что дальше откладывать решение "сирийского вопроса" — смерти подобно.

— Валерий Михайлович, в последнее время в связи с сирийским кризисом о курдах стали говорить все меньше и меньше. Значит ли это, что сирийский вопрос может решиться без курдского фактора? Или же этого быть не может, как вы думаете?

— Я думаю, такого быть не может. Собственно говоря, не курдский вопрос стал причиной нынешней гражданской войны и вообще ситуации в Сирии и вокруг нее, а внутриарабский — более глубинные социальные противоречия во всем этом обществе. Курды были достаточно маргинализованы и угнетены при баасистском режиме Асада.

Совершенно естественными образом они воспользовались этой ситуацией, чтобы заявить и как-то реализовать свои естественные права, которые у них отнимал баасистский режим. И сейчас общее состояние таково, что без решения курдского вопроса просто невозможна единая и стабильная Сирия.

— Почему? Сирия ведь жила и живет без решения "курдского вопроса" до сих пор?

— Да, но как жила?… Сейчас же на многое открываются глаза, что было в последние десятилетия прошлого столетия. Да, была какая-то благополучная витрина. Но за ней — достаточно репрессивные меры по отношению к суннитам, к курдам. Мы знаем, что около 300 000 курдов были лишены баасистским режимом гражданства. Я не говорю уже о других репрессиях.

Поэтому без решения "курдского вопроса" сейчас, кто бы ни был в Дамаске — Асад, какой-то другой руководитель или политическая сила, просто невозможно. Если мы хотим реальной политической стабильности в Сирии, мы должны решить "курдский вопрос".

— Россией был предложен проект конституции Сирии, там речь идет и о правах курдов. Насколько Москва способна повлиять на Дамаск именно в вопросе таких уступок, соблюдения прав курдов?

— Сложно сказать. Судя по реальной политике, по тому, что мы видим, сейчас таких рычагов как у Москвы, так и у других великих держав меньше, чем это было во времена глобального противостояния СССР и США. Теперь очевидно, что региональные державы почувствовали свою силу и самостоятельность.

Конечно, они готовы принять в качестве рекомендации какие-то внешние проекты, но они четко дают понять, что решение будут принимать сами. Возможности влияния есть, но, на мой взгляд, они имеют некие ограничения, по крайней мере, их меньше чем во времена СССР.

— В нынешней ситуации курды мешают решению сирийского кризиса или помогают?

— На мой взгляд, они помогают. Потому что вариантов может быть только два: либо развал Сирии, либо единое государство, но с курдской автономией. Весь исторический опыт показывает, что полиэтническое государство, в котором сводится несколько разных народов, маложизнеспособно. Поэтому нужен компромисс. И этот компромисс может быть только в виде автономии, иначе будет запущен уже совершенно невозвратный, необратимый процесс распада.

— Вы думаете, что в Дамаске это понимают?

— Думаю, что понимают, однако, нам сложно говорить о том, что сейчас творится, какие течения идут в сирийском истеблишменте. Это — достаточно закрытая корпорация, там многое зависит от личностных, клановых интересов. Я думаю, что есть трезвые политики, они всегда там были, и при Асаде старшем еще. Но здесь вопрос — уже не в объективной реальности, а в том, какие силы реально влияют на ход сирийской политики.

— Но сейчас актуальной темой является Идлиб. Как повлияет на общую картину развитие событий там?

— Идлиб — это действительно критический момент, если там удастся реально (а это будет ясно уже в ближайшее время) избежать лобового столкновения между сирийцами и турками, а фактически — между стоящими за ними с одной стороны — Штатами, а с другой - Ираном и Россией, это будет означать и демонстрировать миру лишь одно: дальше откладывать решение "сирийского вопроса" — смерти подобно. То есть надо что-то решать и решать сразу.

Поэтому я думаю, что переговорный процесс войдет в свою новую фазу — более конструктивную, более реальную. Наблюдая все эти процессы — Астану, Женеву и остальные — в последний год, становится понятно, что они все больше и больше переходят в стадию переговоров ради переговоров — а это тупиковый путь, тем более в такой драматичной ситуации. Это — неверное решение.

— Возможно ли в ближайшие несколько лет решение "курдского вопроса" в целом — в Сирии, Турции, Ираке и Иране?

— Когда изучаешь "курдский вопрос" в целом, невольно вспоминаешь кинематографического Лелика из "Бриллиантовой руки", который сказал: "В нашем деле самое главное — реализм". Вот этого, к сожалению, не хватает курдской общественности во всем ее политическом спектре. Поэтому, мне кажется, что сначала надо отказаться от некоторых мифов.

Во-первых, что Великий Курдистан — непосредственная реальность, что завтра может появиться такое реальное государство. Это говорится на уровне отдельных личностей, но Восток, как известно, дело тонкое, и там мнения отдельных личностей очень-очень влияют на умы других граждан. Так вот, Великий Курдистан — это первый миф.

Второй и третий миф: это качание из одного полюса в другой. Из курдской среды приходится слышать, что завтра американские или израильские самолеты словно ангелы в небе появятся, разбомбят наших врагов. "Ура и да здравствуй!" А второе: "Нам никто не поможет, кроме наших гор, будем, значит, сами добиваться". И то, и другое — крайность, и то, и другое — миф.

А истина в том, что надо разработать прагматичную дипломатию по всем без исключения направлениям, давать какие-то конструктивные предложения мирного характера всем соседям без исключения, действовать более-менее методично, но настойчиво.

В ближайшее время обязательно надо решить, педалировать, но обязательно перевести в практическую плоскость вопрос о статусе курдов, об их самоопределении. Необязательно это должна быть независимость, возможны варианты.

— Где?

— В Багдаде. Именно курдский регион Ирака — локомотив всего курдского движения к самоопределению. Решить это надо самом обозримом будущем. Поэтому неотложно надо поставить вопрос о статусе нынешнего курдского региона с Багдадом и не допустить его забалтывания.

Беседовал Икбаль Дюрре

Подготовил Юрий Кондратьев

Читайте также:

США увеличивают военный контингент в Сирии: зачем?

Путин и Эрдоган чуть не поссорились из-за Сирии

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках, Google+...


США увеличивают военный контингент в Сирии: зачем?
Комментарии
Кудрин отказался верить в серьезные санкции против российских банков
Форум свободной России превратился из угрозы Путину в стыдный балаган
Форум свободной России превратился из угрозы Путину в стыдный балаган
Украинцы негодуют: Италия считает Крым российским
Украинцы негодуют: Италия считает Крым российским
Черное море вскипит. И будет Всемирный потоп
Форум свободной России превратился из угрозы Путину в стыдный балаган
Санкции против Украины: стали известны конкретные меры России
Исламизация западного мира, или облачится ли старушка-Европа в хиджаб
Европа отреагировала на решение США выйти из договора о "безъядерном" мире
Меняет ли знак "Шипы" ситуацию на дороге?
Собянин обещал: москвичи будут жить в среднем до 80 лет
Исламизация западного мира, или облачится ли старушка-Европа в хиджаб
Дагестанский бюджет утекал к лжеинвалидам и террористам
Как контрсанкции России развалят Украину
НАТО припугнет Россию "морскими беспилотниками"
Русская "ответка" началась: Путин ввел жесткие санкции против Украины
Рост цен на бензин: что придумало правительство
Собянин обещал: москвичи будут жить в среднем до 80 лет
Русская "ответка" началась: Путин ввел жесткие санкции против Украины
Украинцы негодуют: Италия считает Крым российским