Втянуться в конфликт в Сирии Турции не позволит ее экономика

Турция понесла новые потери в живой силе в Идлибе, однако пропагандистский раж: "мы отомстим и порвем всех" пошел на спад, втягиваться в войну Турции не позволит ее "дырявая" экономика.

Точка зрения: Будет ли война России с Турцией в Сирии

Так кто убил турецких солдат: Сирия или Россия?

В четверг по результатам наступления в Идлибе официальный твиттер-аккаунт Министерства национальной обороны Турции доложил, что погибли двое военнослужащих, однако на этот раз не был дан ответ на вопрос, кто их убил — Сирия или Россия. Об этом прямо спрашивает один из турецких пользователей Twitter @fatihportakal.

"Так кто убил наших военных: Сирия или Россия?" - пишет он, ссылаясь на сообщение Минобороны.

Многие в ответ "чирикают" о том, что смерти вызваны российским авиационным ударом, и Россия этого не отрицает. И это действительно похоже на правду.

Как сообщили в Российском центре по примирению сторон, российские истребители Су-24 обстреляли боевиков по просьбе Сирии и что это изменило ход конфликта на поле, в результате чего сирийская армия отбила атаки. В центре также сообщили, что Турция прекратила артиллерийские удары после вмешательства России.

Именно поэтому истерики в турецких СМИ не наблюдается, иметь дело с Путиным или с Асадом — это "две большие разницы".

Война с Россией "не так опасна", как состояние турецкой экономики

Но в приведенном выше обсуждении твита @fatihportakal самый популярный ответ, набравший в разы больше одобрений, был следующий:

«В то время как люди совершают самоубийства от голода, нищеты и собирают пищу в мусоре, это (война с Россией) не должно быть так опасно, как те люди, которые говорят, что "наша экономика супер"».

Турция не втянется в открытое противостояние с Россией после того, как Москва показала свою решимость отвечать, по одной простой причине — экономика Турции не выдержит нагрузки, и необъятная личная власть Реджепа Эрдогана окажется на грани краха.

Экономика Турции живет на стероидах

Заметим, что после экономического кризиса 2018 года, в результате которого лира обесценилась наполовину, Эрдоган взял под контроль Центральный банк. Он уволил предшественника нынешнего главы ЦБ Мурата Уйсала за отказ снизить базовую ставку, установленную на уровне 24% для спасения лиры в конце 2018 года, и заставил ЦБ вновь ее снижать, сейчас она составляет 10,75%.

При пониженной ставке и безработице в 13% население и бизнес стали жить в долг. Объемы банковских кредитов только на прошлой неделе выросли на 15,5 млрд лир — до 2,707 трлн лир. Это, конечно, стимулирует спрос, но жить в долг — это, помимо возможного кризиса неплатежей и увеличения токсичных пассивов в банках, усиливает депрессию у населения.

Для государства же это сродни желанию спортсмена поставить рекорд, употребляя стероиды.

На войну у Эрдогана нет денег

Такая политика не стабилизирует курс лиры. С начала 2019 года лира постепенно обесценилась на 11 процентов по отношению к доллару США и 7 февраля пересекла важный психологический рубеж в 6 лир за доллар.

И на горизонте появляются новые предупреждающие знаки. Турецкие государственные банки регулярно вмешиваются, чтобы смягчить волатильность лиры, они потратили на это более 37 миллиардов долларов за последние 2 года. Этот уровень участия государства на валютных рынках не может быть поддержан — нет валюты.

Иностранцы по-прежнему продают больше турецких активов, чем покупают. По состоянию на 7 февраля они продали чистых $435 млн по сравнению с $419 млн за аналогичный период прошлого года. По словам агентства "Блумберг", иностранные инвесторы также отказываются от турецких гособлигаций, продав в прошлом году их на более чем 3,3 миллиарда долларов. Прямые иностранные инвестиции по покупке долей в турецком бизнесе упали на 30% в прошлом году до самого низкого уровня с 2004 года.

Что же касается поступления валюты от экспорта, то дефицит внешней торговли Турции в 2019 году хотя и сократился на 43,5%, но все еще составляет внушительные 31,17 миллиардов долларов, сообщило статистическое управление страны в пятницу. Дефицит внешней торговли в декабре составил 4,3 млрд долларов, увеличившись на 57,6% по сравнению с тем же месяцем предыдущего года.

Если будет война, экономика рухнет вместе с Эрдоганом

Такая политика привела к тому, что более половины депозитов в турецких банках находятся на счетах в иностранной валюте, поскольку резиденты пытаются застраховаться от высокой инфляции — в прошлом месяце она составила 12, 2%.

Если ограниченные иностранные резервы Турции не могут удовлетворить внутренний спрос на доллар (а население в случае войны в Сирии будет страховаться), правительству, возможно, придется ввести всеобъемлющий контроль над капиталом и допустить двухзначное снижение стоимости лиры по сравнению с ее нынешним уровнем, что будет иметь серьезные последствия для политической стабильности Турции.

Популярность Эрдогана во многом обусловлена ​​тем, что он после кризиса начала нулевых годов сделал из Турции крупнейшую экономику региона, размер которой утроился за 17 лет его правления. Но сегодня его рейтинг одобрения падает. Опрос, опубликованный в этом месяце, показал, что он с начала вторжения в Сирию упал на шесть пунктов и сейчас составляет 42%.

Читайте по теме:

Анкара отрицает запрос о поставке Patriot для "сдерживания войск САР"

Багдасаров рассказал, готова ли Россия к войне с Турцией

Турция не хочет испортить отношения с Россией из-за Сирии