Самая большая проблема курдов - отсутствие единства

Успешная военная операция Турции на приграничной сирийской территории завершена. Курдские боевики разгромлены, их остатки вытеснены. Туда уже вошли сирийские и российские военные, налаживается мирная жизнь.


Что Эрдоган выторговал у Путина по Сирии

Эрдоган намерен вернуть туда сирийских беженцев. Дело вроде бы хорошее. Но как это будет сделано? Всех ли беженцев будут выдворять?… Пока детали этой уже мирной операции абсолютно непонятны.

Об этом "Правде.Ру" рассказал востоковед-тюрколог Евгений Бахревский.

Читайте начало интервью:

Политические игры: кого считают террористами?

Россия — Турция — Сирия: новая ось?

— Евгений Владиславович, в недавней военной операции турок на территории Сирии (и для этой страны все нормально, даже много хорошего) территории передаются под их контроль. Удар был нанесен по военным террористическим курдским формированиям. А что это значит для всех курдов?

— Конечно, курды опять выступают самой пострадавшей стороной во всей этой истории. Курды (в данном случае не только политическая группировка, которая борется за свои конкретные политические цели, а именно народ) снова оказались крайними. Потому что действительно они все время оказываются под ударом со всех сторон.

И, конечно, самая большая их проблема, что курды как народ не могут выработать какой-то единой позиции, создать какую-то единую силу для устремления к их вожделенному Курдистану. Судя по всему, это никогда так и не сможет состояться, потому что уж слишком разобщенная сила. Их достаточно много, но они очень разные.

В той же Турции огромное количество курдов являются патриотичными гражданами республики и они нормально живут и работают. У нас регулярно в прессе и комментариях некоторых экспертов представляется, что курды — это такой единый динамит в Турции, который постоянно только и мечтает о восстании и ненавидит турок. Это совсем не так.

Курды — это достаточно большое меньшинство, но даже точно неизвестно, сколько их там. Никогда в Турции не проводились такие исследования, собственно говоря, там даже запрещены этнические исследования, этнографические даже частично. Сами курды говорят, что их там четверть населения. Но, по другим данным, может быть, процентов около пятнадцати.

В любом случае это очень много. И есть территории в юго-восточной части страны, которые плотно заселены в основном курдами. Но они живут также во всех крупных городах. У курдов есть очень серьезная интеллигенция и бизнес, есть богатые люди, и в политической жизни Турции курды очень активно участвуют, в том числе на высоких государственных постах представители этого народа регулярно появляются.

Есть хорошая шутка в Турции… Самый крупный город с курдским населением — это Стамбул. Там живет примерно четыре миллиона курдов. Стамбул даже называют Курдистан-бул. Курды, которые живут в Стамбуле, их основная масса по крайней мере, совершенно точно не имеют никакого отношения к ПКК. Более того, они всячески осуждают эти экстремистские движения и никак себя не ассоциируют с Оджаланом и этими всеми группировками.

— Так получается, что курды, не имеющие отношения к этим вооруженным группировкам, то есть основная масса народа, и не пострадали от этой операции. Наоборот, им же тоже мира хочется. Они сейчас наконец-то заживут стабильной жизнью.

— Пока неизвестно, как и что там будет. Сейчас особенно Евросоюз давит на эту тему, ведь Турция вроде бы объявила, что в эту зону будут возвращаться сирийские беженцы, которых у них более трех с половиной миллионов. По крайней мере, Эрдоган это обещал.

— Среди них больше арабов или как раз курдов?

— Это в основном арабы. Но, опять же, появляются идеи о том, что в этом регионе будут этнические, так сказать, чистки. Не то, чтобы уж чистки, а какая-то определенная фильтрация. Якобы заселят туда арабов, и эти якобы исконно курдские территории будут уже в таком новом виде. Но это, конечно, такая игра идет, очень грязноватая, информационная.

На этих территориях всегда жило смешанное население. И то, что арабы оттуда ушли не так давно, многие из них стали беженцами, — не значит, что это курдские земли, то есть арабы там живут тоже очень многие-многие века. А Турция обещает по крайней мере, что в основном туда будут переселяться люди, которые конкретно из этих мест ушли.

Естественно, необязательно это будет в точности так. Там будут, может быть, и другие. Опять же, какие там будут условия, мы точно не знаем, с удовольствием ли будут возвращаться эти беженцы в эти места, или их как-то к этому все-таки подтолкнут. Посмотрим. Я думаю, что все еще далеко не закончено.

Меня, честно говоря, впечатлили более чем шестичасовые переговоры Путина с Эрдоганом. Потому что казалось, что все в принципе и так заранее было договорено. И все, в общем-то, ожидали все эти результаты, которые мы получили. Я думаю, что как-то они были просчитаны и уже, собственно, договоренности все были. Но шесть часов понадобилось, видимо, чтобы утрясать реально дальнейшие планы и действия, детали и т. д.

Читайте продолжение интервью:

О каких деталях договорились Путин и Эрдоган?

Восстановление Сирии: благотворительность или дележ пирога?

Россия мощно вошла на Ближний Восток 

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев