Политические игры: кого считают террористами?

Реджеп Эрдоган и Владимир Путин говорили в Сочи о судьбе Сирии в течение шести с половиной часов. В чем судьбоносный итог недавно заключенного российско-турецкого меморандума?


Что Эрдоган выторговал у Путина по Сирии

На этот вопрос "Правды.Ру" ответил востоковед-тюрколог Евгений Бахревский.

В меморандуме от 22 октября Москва и Анкара подтвердили приверженность единству и территориальной целостности Сирийской арабской республики, обеспечению национальной безопасности Турции и высказались в поддержку Аданского соглашения.

В нем, в частности, говорится, что с полудня 23 октября на сирийскую сторону границы с Турцией (за пределами зоны операции "Источник мира") вводятся подразделения российской военной полиции и сирийской пограничной службы. Они будут содействовать отводу подразделений курдских боевиков на 30 километров от границы, который должен завершиться в течение 150 часов.

После этого российские и турецкие военные начнут совместное патрулирование на глубину до десяти километров от границы к западу и востоку от района операции "Источник мира", за исключением города Камышлы.

— Евгений Владиславович, президенты России и Турции 22 октября на встрече в Сочи подписали Меморандум по Сирии из 10 пунктов. Стороны подтвердили суверенитет Сирийской арабской республики, намечены конкретные мероприятия по содействию отвода подразделений курдских сил на 30 километров от границы. И после этого сирийско-российско-турецкие силы начинают патрулировать границу.

— Да, эту территорию. Они туда уже направлены.

— Часть пятикилометровой зоны на границе остается под контролем Турции. Собственно, они ее захватили во время операции "Источник мира". Что из себя представляет этот меморандум? Путин сказал, что это судьбоносное решение. С вашей точки зрения, это действительно так или здесь какие-то есть дыры, которых мы не видим?

— Я бы обратил внимание на то, что в Сочи была уже более чем десятая встреча Путина и Эрдогана за последний год. Но все предыдущие продолжались порядка часа-полутора. А эта продолжалась шесть с лишним часов. И интересно тут еще и то, что когда началась эта турецкая операция, задолго до начала объявленная, анонсированная, создалось впечатление, что это какой-то договорняк.

Потому что ни американцам не было нанесено никакого вреда практически. Хотя при любой операции, если на местности есть какие-то другие силы, то даже от дружественного огня всегда страдают какие-то военнослужащие. Но там практически никаких посторонних жертв не было. Были, конечно, разные данные, трудно все понять только по военной пропаганде, сколько с какой стороны было уничтожено. Но очевидно, что потери понесли, конечно, в основном курдские группировки.

Опять же, я хотел уточнить, что слово "курдские" не очень правильно всегда употребляется, потому что это конкретно организация ПЕД, которая ассоциирована с Рабочей партией Курдистана — ПКК. То есть это не этнические курды, а конкретные группировки, которые занимаются в том числе конкретной террористической деятельностью на территории Турции. В противодействии этому основной смысл турецкой операции и заключается.

— То есть террористами их можно считать?

— Турция, безусловно, признает их террористами. У нас они не признаны террористами официально. Но в принципе, конечно, они ими являются. Просто существует очень странная ситуация во всех международных делах. Это пошло с тех пор, как были атакованы башни-близнецы в Нью-Йорке. Терроризм стал почти таким же словом, как фашизм. Как любой нехороший человек называется фашистом в публицистике, так сейчас любой нехороший человек — это террорист.

А кто такой настоящий террорист? Это тот, который осуществляет террористические акты и диверсии, в том числе против мирного населения. То есть это такое популярное слова.

Подразделения ПЕД действительно совершали конкретные террористические акты на территории Турции и убивали не только полицейских и военных, но и мирное население, взрывали и т. д. Политически это кто-то признает, кто-то не признает. Но это игры. Они идут всегда и везде: этих мы признаем, этих мы не признаем, как с теми же всякими исламистскими группировками, действующими на территории Сирии.

"Исламское государство"* Турция всегда признавала террористической организацией, всегда объявляла его своим врагом. А например, про "Братьев-мусульман"*, которые тоже признаны террористами и запрещены в России, турки говорили, что это никакие не террористы, а нормальное мусульманское политическое движение, с которым они поддерживают контакты и даже дружат. Сам Эрдоган, в общем-то, из такого направления, которое очень близко к "Братьям-мусульманам"*.

Поэтому турки поставили себе целью контролировать эту зону на границе. Они хотят прекратить транзит боевиков, материалов и прочего снабжения террористов, ПКК и близких им организаций в Турции. После этой операции турецкие военные показывают материалы о том, что они захватили, как там все было устроено и происходило. Там были тоннели, вся инфраструктура, показывающая, чем занимались эти террористические группировки.

* Организации, запрещенные в России.

Читайте продолжение интервью:

Россия — Турция — Сирия: новая ось?

Самая большая проблема курдов — отсутствие единства

О каких деталях договорились Путин и Эрдоган?

Восстановление Сирии: благотворительность или дележ пирога?

Россия мощно вошла на Ближний Восток

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев