Рестораны на Брайтоне – кузница советской эстрады?

Олег Фриш - артист эстрады, журналист, историк эстрадного искусства, в первую очередь, эстрадной песни, радио- и телеведущий эстрадных программ в Америке. Его деятельность как популяризатора советской и российской эстрады в США принесла ему невероятную славу и свою постоянную многочисленную аудиторию. Но также не остались без внимания ведущего многие судьбы современных российских исполнителей, которые приехали в Нью-Йорк и попытались выстроить свою карьеру. Корреспондент Pravda.Ru встретилась с Олегом в Нью-Йорке.

— Когда вы уезжали из России, вы думали о том, что это навсегда?

— Конечно нет. Я даже не очень помню, как все произошло, как меня пригласили работать в Америку, как сел в самолет и прилетел. Еще перед отъездом я прощался с коллективом, и я говорил: "Я скоро вернусь и будем дальше работать". Звонил каждый день своим близким людям, рассказывал, как я тут обживаюсь, когда планирую возвращаться обратно. Я уезжал не в эмиграцию, а уехал по работе, но работа так меня затянула, что я остался навсегда.

— Что вас больше всего поразило в Америке?

— Если так можно выразиться, то больше всего был удивлен отсутствием "напряженки" и подозрительности. Меня удивили открытые и позитивные люди, которые были рады помочь просто так. Вот это меня смутило в первую очередь, почему они мне помогают, тут что-то не то… Но потом я понял одну простую вещь, здесь отношения между людьми строятся по-другому. Если человеку удалось заработать и состояться, он стремится помочь своему ближнему, а затем тот поможет в дальнейшем еще кому-то, и это основная тенденция в обществе.

— Многие наши певцы уезжают в Америку в надежде на музыкальную карьеру, а вместо концертных площадок попадают петь в рестораны. А вы как относитесь в этому?

— Петь в ресторанах Америки — это не то чтобы зазорно, это отчасти даже престижно. Русские рестораны в Нью-Йорке — достойные аналоги концертным площадкам. С русских ресторанов начинали многие певцы: Люба Успенская, сестры Роуз, Михаил Шуфутинский, Анатолий Могилевский, Вилли Токарев, Марина Львовская. Десять-пятнадцать лет назад рестораны были забиты битком так, что с трудом можно было найти свободный столик. Каждые пятницу, субботу и воскресенье люди ходили в ресторан толпами. Ресторанная культура дала мощный толчок нашим эмигрантам, она сыграла огромную роль в судьбах многих исполнителей из России. Только благодаря тому, что они каждый день пели перед посетителями увеселительных заведений, они раскрутились и стали популярны.

Конечно, такая уникальная певица, как Аида Ведищева, не пела в ресторанах, она выступала в залах, но многим туда вход был закрыт. Американской публике творчество русских эмигрантов не интересно, за исключением редких персон — Барышникова, Ростроповича, Фельцмана, той же Ведищевой, потому что у них классический и американский репертуар. Поэтому ресторанные площадки для приезжих музыкантов стали настоящим спасением, они помогали прокормить семью, поддерживать профессиональную форму.

— Сейчас так же все динамично и есть смысл поехать в Америку и поработать ресторанах?

— Сейчас, к большому сожалению, большинство ресторанов в упадке. Закрылись известные и всеми любимые "Распутин", "Одесса", "Метрополь", кабаре "Лидо"… Придется огорчить тех исполнителей, которые приезжают или стремятся приехать в Америку с надеждой на то, чтобы получить работу и петь перед публикой. Увы, ребята, вы опоздали лет на десять.

В Америке нет уже такой мощной эмиграции, как в прошлом. А новая волна исполнителей таких, как Наргиз Закирова, Ксана Сергиенко (они, кстати, были у меня на передачах), после того как выиграли в шоу "Голос", уехала обратно в Россию. Среди американцев у них мало почитателей. А американские продюсеры в основном зациклены на своей культуре, творчество приезжих музыкантов их совершенно не трогает.

Но с уверенностью могу сказать: кому удалось поработать в ресторанах Америки, того в России ждет большой успех. Настолько уровень профессионализма музыкантов русских ресторанов в Нью-Йорке был высок.

— Русские рестораны на Брайтоне — это что-то особенное в плане эстетики?

— Вы не представляете, какой это был невероятно самобытный и культурный пласт. На Брайтоне было очень много успешных ресторанов, эмигранты (и масса американцев) ехали поужинать на Брайтон не только из других районов Нью-Йорка, а даже приезжали целыми семьями из других городов. Наша компания музыкантов обходила за вечер все открытые заведения, настолько для эмигрантов из России было важным пообщаться между собой и обменяться новостями. На салат мы шли в ресторан "Восток", на шашлык в "Кавказ", на десерт мы шли в ресторан "Одесса".

Я еще застал то время, когда в зале школы Авраама Линкольна выступал Борис Сичкин (Буба Касторский), у нас были с ним совместные концерты. Там же выступали Алла Пугачева, Людмила Гурченко, Владимир Высоцкий, Эдита Пьеха. Это было 25-30 лет назад, зрителей приходило столько, что за свободные места была настоящая битва. После концертов все гастролеры обязательно посещали русские рестораны.

Старая эмиграция любила проводить вечера в ресторанах. Ежедневно работали "Националь", "Арбат", "Русский самовар". Анатолий Могилевский, бывший солист из "Самоцветов", если так можно выразиться, каждый уикенд собирал полный зал в ресторане и приносил владельцам сумасшедшие прибыли.

А сегодня русский ресторан это уже совершенно не то, что было в самом начале. Когда на Манхеттене появился "Русский самовар" он задумывался Бродским и Капланом как сувенирный ресторан с сугубо русской кухней, туда ходили как наши соотечественники, так и иностранцы, им тоже было первое время любопытно все русское. На модной волне открылись "Жар-птица", "Пушкин", "Москва 57", "Одесса", "Санкт-Петербург", но постепенно русская тема стала не так интересна и рестораны начали закрываться.

Пожалуй, из долгожителей только "Русский самовар" до сих пор открыт. Нет уже столько посетителей, ностальгирующих по России. Время берет свое, и дети эмигрантов предпочитают американскую культуру, нежели культуру своих дедушек и бабушек. Потомки русских эмигрантов в "эпоху кеша" получают американское образование, они не читают русскую прессу, не смотрят русские каналы, русский сегмент им вообще не интересен. И ностальгировать в русский ресторан они не пойдут.

Я вам скажу больше, лет через 15-20 Брайтон перестанет быть русским (он уже сегодня очень изменился!) и, возможно, вы уже не увидите массу русских магазинов и не сразу услышите русскую речь. Каждое последнее воскресенье августа на Брайтоне проводится русская ярмарка, она начинается от Кони-Айленда и идет до 15 Брайтона. Так вот, вы почти не увидите на этой ярмарке русский бизнес, там уже практически засилье наших "восточных друзей". Мы постепенно уходим с Брайтона…

— Тем не менее, вы остаетесь верны своему призванию и занимаетесь тем, что многие годы популяризируете на Западе советскую эстраду. Согласитесь, это редкая миссия.

— Соглашусь. Для сегодняшнего сумасшедшего времени, это редкая миссия. Я и в Америку попал только потому, что в СССР практически первый начал писать о людях, имена которых забыли и предали забвению. Я писал о звездах 50-60-х годов: Тамаре Миансаровой, Гюлли Чохели, Галине Ненашевой, Маргарите Суворовой, Гелене Великановой, Ирине Бржевской, Аиде Ведищевой, Валерие Ободзинском, Ружене Сикора, Раисе Неменовой, квартете "Аккорд". Это были настоящие кумиры, на песнях которых выросли и воспитались миллионы советских слушателей. Они были настоящими легендами своего времени, но для меня это были реально живые люди, со многими из них я дружил и дружу по сей день.

Конечно, они все постепенно уходят, но кое-кто из них жив, и я продолжаю снимать о них передачи. К слову сказать, я первый телеведущий, который прилетел из Америки в Россию и снял целый цикл ностальгических передач под названием "Я шагаю по Москве". Отснял около 80 штук, там и Клара Румянова, и Наталья Кустинская, и Татьяна Самойлова, и Наталья Варлей, и Ирина Понаровская, и Иосиф Кобзон, и еще многие другие. У меня появилась огромная аудитория. Это сегодня ретро для молодежи — музыка 90-х, типа группы "Мираж" или Татьяна Овсиенко. А в те годы старыми песнями уже по праву считались песни Аиды Ведищевой "Вернись, лесной олень", "Колыбельная из мультфильма "Умка" и прочее. Сейчас, конечно, волна интереса к ним вернулась, и даже Первый канал снял "Старые песни о главном", но когда я начинал, их напрочь забыли.

— Вот уже 25 лет вы постоянно находитесь в эфире, у вас своя передача, у которой есть своя постоянная аудитория. Честно сказать, это большая редкость.

— Действительно, это бывает редко. А все потому, что я постоянно что-то придумываю новое и у меня всегда была сугубо своя тема. Я не пишу о мелиорации или о балете, я знаю на "отлично" только свой предмет.

И более того, я вам скажу, в чем проблема низких рейтингов многих передач на телевидении. Все потому, что телеведущие и приглашенные спикеры чаще всего говорят поверхностно и "ни для кого". Отсюда низкие рейтинги и потеря своей аудитории. А я понимаю, кто моя публика, вижу, как она меняется, как трансформируется с годами. Я за этим очень четко слежу. Приглашаю на передачи именно тех, кто интересен моим зрителям.

В России свое творчество я начинал с концертов под названием "Я прочитаю вашу мысль". Во время концерта я угадывал задуманные публикой названия песен и исполнял их на 26 языках. В те времена это был оригинальный жанр, у меня постоянно были гастрольные туры по российским городам, выступал часто в Москве, в Питере. И когда я эмигрировал, получилось, что снова вернулся к этому формату. Я по-прежнему угадываю заветные мысли телезрителей и выполняю чаяния своих слушателей. Я чувствую, что у них на душе, кого они помнят, чего они хотят, какая музыка им нравится, а какая не нравится.

А молодым ведущим на телеканалах, которые жалуются на низкие рейтинги в основном мешают душевная лень, высокомерие и пренебрежение в собственному зрителю. Быть сегодня телезвездой — это адский труд, потому что нужно бороться за своих слушателей. Мысли своей аудитории нужно постоянно угадывать, а это, признаюсь, непросто.

— В 2016 году вы привезли в Москву новую концертную программу. Тоже прислушались к заветным мыслям ваших почитателей?

— Безусловно. Я сделал большой упор именно на советское ретро, которое по-прежнему обожают мои слушатели. Композиции были записаны с американским оркестром в современной аранжировке. Все аранжировки написал Девид Бергер — это очень крутой музыкант и дирижер в Америке со своим оригинальным видением. И это был первый случай, когда советские песни были аранжированы американским музыкантом, для моих слушателей это будет настоящим подарком.

Когда Девид приступил к работе, он был крайне удивлен, что советская музыка так разнообразна и мелодична. Он честно признался, что даже не подозревал о том, что в России так много потрясающе талантливых композиторов. Он постарался сохранить колорит песен, но добавил современной джазовой аранжировки.

Я выступил в клубе Алексея Козлова, который находится в Олимпийском комплексе. Я пел на многих языках, были специальные гости, много юмора и позитива. И музыканты у меня были отличные! Все лучшие московские джазовые музыканты!

Беседовала и подготовила к публикации Анжела Якубовская

Читайте также:

Лайма Вайкуле приглашает в Латвию. Но не всех…

Цыганской культуры больше нет?

Юрий Лоза: На "Евровидение" надо везти "Владимирский централ"

Бари Алибасов: Министр культуры нам обязан

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Юрий Лоза: Не хочу быть народным артистом

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Москвич откусил ухо дворнику Махмуду за жену с собачкой
Дизельные и газовые автомобили перестанут продавать в Германии
Украина просит помощи Германии в расследовании дела о посещении Крыма группой Scooter
Сурков рассказал о встрече в Минске со спецпредставителем США по Украине
Убедительность ФАС: на отмену роуминга согласились все сотовые операторы
Ростислав ИЩЕНКО: согласовывать позиции США и России — это задача не для Волкера
Украина просит помощи Германии в расследовании дела о посещении Крыма группой Scooter
Польша хочет получить с России триллионы злотых за "преступления СССР"
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Кадровый резерв Владимира Путина
Активы ряда китайских фирм заморозили в США
ООН: перехвачены два секретных груза из КНДР в Сирию
Активы ряда китайских фирм заморозили в США
Практичнее некуда: самые-самые в 2017 году
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Сурков рассказал о встрече в Минске со спецпредставителем США по Украине
Польша хочет получить с России триллионы злотых за "преступления СССР"
Ющенко: Донбасс всегда был "ватным"
Снова Путин виноват? США заговорили о хакерах, столкнувших эсминец с танкером
Польша хочет получить с России триллионы злотых за "преступления СССР"