"Храмоборцы сами не знают, чего хотят"

В последнее время в Москве активизировалось движение храмоборцев. История "борцов" началась с принятия в столице программы "200 храмов". Против чего конкретно борются активисты, точно никто не знает, даже сами храмоборцы. Это обстоятельство, соответственно, мешает конструктивному диалогу между Церковью и противниками программы "200 храмов". Об этом в эфире Pravda.Ru рассказывает настоятель храма Всемилостивого Спаса, член Общественной палаты, протоиерей Александр Ильяшенко.

Последняя история — храм в Лосиноостровском районе Москвы, в парке "Торфянка". Пять лет назад там выделили землю под строительство храма, были протесты вроде бы местных жителей, но прослеживается некая структура, кураторы-организаторы из которой ездят по всем районам и по определенной технологии создают недовольство. Сейчас там — ни мир, ни война, но противостояние не закончилось. Строительство храма временно прекращено, хотя суд подтвердил законность строительства храма.

— Отец Александр, храмоборцы восприняли остановку строительства как победу над Церковью и активизировались. Хотя они говорят, что не против храма, за христианство, а против того, чтобы храмы строились, потому что они мешают местным жителям. Как вы оцениваете эту ситуацию?

— Это очень драматическая, мягко говоря, ситуация, в какой-то мере даже неожиданная. Потому что когда была принята программа "200 храмов", это было воспринято практически всеми с энтузиазмом и благодарностью. Но оказывается, есть люди, которым возрождение церковной жизни в нашей стране представляется недопустимым.

— А почему? Ведь, действительно, конфликт создан искусственно, технологически и лукаво. Якобы защитники зеленых насаждений и местных жителей приводят просто смешные и нелепые аргументы. Или все-таки были допущены какие-то ошибки при проектировании и строительстве?

 - Я занимался расчетом ядерных реакторов, писал программы, но программист не только пишет программы, в основном он занимается поиском своих ошибок. Конечно, могут быть какие-то ошибки. Но когда программист ищет ошибки в программе, он не выходит на улицу и не устраивает майдан.

Это трудная работа, которая требует квалификации, времени, внимания и спокойствия. Тогда ты действительно найдешь ошибки, если они действительно есть. Но нам не говорят ни о каких конкретных ошибках, более того, не видно желания реально искать какие-то ошибки и исправить, если они есть. Как видите, нам ни одной конкретной ошибки не указали.

— Ведь ранее была опубликована информация, прошли согласования, были проведены слушания… И все согласились со строительством храма, возражений не было. Но эти люди говорят, что не знали об этих планах.

 - Отметьте, если кто-то не знал, не означает, что храм строить не надо. Допустим, кто-то не знал об этом, а уже потом увидел серьезную ошибку, то надо указать конкретно на это, а не придумывать расплывчатые формулировки, которые можно трактовать, как хочешь.

Например, если бы храм или другое крупное строение хотели бы поставить на крутом берегу реки. Это большая тяжесть. Выдержит ли берег реки эту тяжесть или нет? Это серьезная проблема. Здесь нужно привлекать специалистов, ученых, которые будут делать замеры, проверять прочность грунта, проводить анализы и расчеты. Серьезные специалисты должны решать этот вопрос.

Если люди действительно хотят решить проблему, ее надо решать, а не устраивать скандал. Очень печально, что в нашем обществе создаются условия для того, чтобы появлялись и выходили на первый план такие люди — несерьезные и неглубокие, зато готовые скандалить по поводу и без повода. Несерьезных не в том смысле, что у них не хватает образования или интеллекта.

Наш великий юрист Анатолий Федорович Кони очень верно сказал, глупый человек от умного отличается не интеллектом, а несокрушимой уверенностью в своей правоте. Вот если человек не желает слышать ничего кроме своего мнения, не хочет воспринимать никакой аргументации, такого человека я называю несерьезным, мягко говоря.

Они используют элементарные демагогические приемы, переводят стрелки в каком-то направлении. Например, предлагают построить не церковь, а какое-то другое заведение, якобы более нужное людям. Но почему они навязчиво дают советы Церкви и всем остальным направо и налево, что они должны делать?

Заметьте, сами слушать, что они должны делать или не должны, они не хотят, а небрежно указывать верующим людям, что нужно делать, считают нормальным. А давайте эксперимент проведем — поставим храм и посмотрим, будет лучше?…

— Они еще аргументируют, что храмы пустуют. Они даже водят специально корреспондентов это показать, но всегда середину буднего дня выбирают…

— Правильно. Пойдите в храм в будний день в середине дня — там вообще никого нет, правильно! Но заметьте, что если они выбирают время в середине дня, наверное, в отличие от верующих, которые в это время на работе, почему-то сами не работают. Или как раз это — их работа, и им за эту вот псевдодеятельность платят какие-то денежки? Конечно, должны быть организаторы, но главное — кто музыку заказывает.

— В Сети даже прозвучало "блицкриг" — типа вот мы попов одолеваем, сейчас наш блицкриг.

 - Это, конечно, страшная беда современности, издержки воспитания. Я любитель русских былин. К сожалению, их надо читать в детстве, если позже, то надо действительно быть специалистом либо большим любителем… Ритм, риторика, очень многое …

Это же такое собрание народной мудрости, представление народа о правде и справедливости. Илья Муромец стоит за русский народ, за землю русскую, за Божьи церкви. Это постоянно, рефреном. Вот земля русская — это такое собирательное понятие, которое не может обойтись без храма. Это будет другая земля.

— А противники говорят, что Бог — не в бревнах, а в ребрах.

 - Бог — не в бревнах, а в ребрах, это все известно. Илья Муромец и выходил, потому что у него Бог в ребрах был. Но для того, чтобы защищать храмы, которые построены из бревен. Они построены для людей во славу Божию, чтобы приблизить сюда Царствие небесное.

Не только у нас, но и на Западе, в католических странах, города так же, как и наши, строились вокруг храма. Сначала — Храм, потом — крепостная стена, и можно уже жить и дальше строится. А без храма жизни не будет. Вот это отношение человека. К сожалению, сейчас оно утрачено, более того, вызывает насмешку.

Может еще и надо мной кто-то посмеется, скажет: Вот поп очки нацепил, реакторы посчитал, а теперь назад в Cредневековье зовет. Нет, не зову, дважды в одну и ту же воду зайти невозможно, но лучшее из того, что было в прошлом, брать нужно. А если мы его не знаем, им пренебрегаем, просто ругаемся над прошлым, то нас ожидают страшные беды.

У нас сложилось неправильное впечатление о том, что прогресс — это то, что впереди. Прогресс — это высоты, достигнутые нашими предками, и вот если мы на них опираемся, то мы надеемся, что мы можем идти на их уровне и подниматься выше.

А если мы будем их достижения игнорировать, растаптывать их идеалы, мы будем ползти и пресмыкаться по земле. И нарываться на одни и те же грабли… И валиться в какую-то пропасть. Если мы возгордимся, что в XXI веке живем — нам это все не ценно, и пойдем этим разрушительным путем, нас это догонит когда-нибудь.

— А как нужно сегодня жить? Что нужно для нашего общества в нынешнем его состоянии?

 - Вот из нашего лексикона выпало такое слово, как доброжелательность. К сожалению, сейчас люди очень напряжены и переутомлены, в связи с этим излишне агрессивны. Но именно поэтому мы должны относиться друг к другу с доверием и доброжелательно. Это зависит от каждого.

Если каждый будет доброжелателен к своим спутникам в транспорте, уровень агрессии резко упадет. Нужно понимать, что неудобства — это такое стечение обстоятельств. Не тот виноват, кто тебя толкнул, а город огромный, и не хватает возможностей развивать транспортную сеть, она перегружена.

— Такие личные доброжелательные отношения способны перевесить, преодолеть изощренные майданные технологии, которыми нас пытаются засунуть в разные лагеря?

— Тут не надо быть идеалистами, конечно. Речь идет о продолжительной работе. Известно, что 10-15 процентов активной части общества могут его увлечь, повести за собой. Есть силы, которые вкладывают много денег, чтобы внедрять агрессию. Конечно этому надо сопротивляться и противодействовать. Здесь надо помнить слова апостола Павла: "Побеждайте зло!" Но добром. Побеждайте зло добром.

Нужно быть по сути христианами, чтобы зло побеждать. Это опять-таки дело творческое, нужно думать о том, как его побеждать, и что такое победа, и какие средства для достижения этой победы возможны и приемлемы. Вот если мы будем так творчески подходить к этой сложнейшей проблеме, тогда, конечно, победим. Потому что, если Господь с нами, кто против нас?!

Читайте также: 

Религия и школа - две вещи несовместные?

Религиозная война в США: верующие vs атеисты

Подготовил к публикации Юрий Кондратьев

Беседовал 

 

 

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках, Google+...

Комментарии
Энергетическая война в Центральной Азии: Ташкент идет на компромисс
Что даст референдум в Донбассе, а потом и в Крыму
Путин: мне не нравится пенсионная реформа — как всему народу
Что даст референдум в Донбассе, а потом и в Крыму
Что даст референдум в Донбассе, а потом и в Крыму
Сталинград стал заложником противоречий
Как атеист Ципрас предал греков, православие и Россию
Как атеист Ципрас предал греков, православие и Россию
Почему Литва опять боится вторжения Путина
Сталинград стал заложником противоречий
Сталинград стал заложником противоречий
МОК объявил о готовности принять Россию обратно
Что даст референдум в Донбассе, а потом и в Крыму
Сталинград стал заложником противоречий
ФСБ начала обыски: утекли данные о новых ракетах Путина
ФСБ начала обыски: утекли данные о новых ракетах Путина
Что даст референдум в Донбассе, а потом и в Крыму
Самолеты Путина и Трампа сравнили по мощи и стоимости
Путин: мне не нравится пенсионная реформа — как всему народу
Разорим и запретим: Москва готовит суперсанкции против Украины
Разорим и запретим: Москва готовит суперсанкции против Украины

Форматная встреча президентов России Владимира Путина и США Дональда Трампа вызвала прямо-таки мировой ажиотаж. Как и о чем президенты США и России договорились в Хельсинки? Почему в Иране надеялись и радовались этой встрече, но и боялись возможных соглашений? На эти и другие вопросы видеостудии "Правды.Ру" ответил известный журналист, публицист Аббас Джума.

Каких соглашений США с Россией боятся в Иране?