России давно было пора указать на дверь многим иностранным НПО

В пятницу стало известно, что российские власти аннулировали вид на жительство Ванессы Коган, директора проекта Stichting Justice Initiative.

Означает ли это, что жизнь иностранных НПО в России значительно усложнится? Об этом корреспондент "Правды.Ру" побеседовал с Викторией Леграновой, специалистом по международной безопасности.

— На мой взгляд, это объективный процесс, связанный с тем, что на протяжении последних 25 лет — с начала 90-х годов — слишком много некоммерческих организаций, различных международных организаций, спонсируемыми фондами правительств иностранных государств, вели на нашей территории достаточно активную работу.

Причём, по моим наблюдениям, в конце 90-х годов — в начале нулевых годов была абсолютно неприкрытая диверсионная работа на территории России:

  • поступали деньги, оружие и политическая информационная поддержка, например, террористов Чеченской республики;
  • шло оправдание террористической деятельности на территории Российской Федерации;
  • были прямые платежи через, например, такие государственные, приближенные к правительству США, организации как Transparency International и так далее;
  • в том числе и финансирование боевиков, представителей "Аль-Каиды*", представителей уже впоследствии ИГИЛ*.

Понятно, что это была абсолютно жёсткая, абсолютно беспринципная работа. Поэтому часть этих организаций была запрещена на территории Российской Федерации.

Другой принцип работы международных организаций НПО на территории России был связан больше с работой с элитами. В частности, американцы придерживаются такого принципа, что страна — жертва или объект информационно-психологического воздействия или политического воздействия должна сама платить за своё саморазрушение.

И потому на территории России при вузах, при различных государственных институтах создавались структуры, например, представительства Фонда Карнеги, было представительство информационного центра НАТО при нескольких вузах на территории РФ. Также было представительство при ИНИОН (Институт научной информации и общественных наук), там работал информационный центр НАТО, который открыто не просто занимался, допустим, сбором, анализом военно-политической, военно-технической и иной информации разведывательного свойства, но и постоянно устанавливал контакты с представителями власти, с представителями силовых структур, журналистами и общественными организациями для определённого воздействия на общество.

Таким же путём идут и организации, связанные с юридической сферой.

Цели подобной работы — отчасти поднять вопросы сепаратизма, воздействия на политические или экономические элиты регионов. Это отлично видно по их компрометирующей работе против мусульманских лидеров — того же Кадырова, которого постоянно обвиняли в нарушение прав человека.

Проще говоря, любой, даже малозначимый факт раздувался до огромных масштабов, причём "позитивная" составляющая при этом умалчивалась.

Человек может быть связан с международной террористической организацией. Но при этом он представляется борцом за права человека.

Что касается Ванессы Коган

По поводу конкретно организации, возглавляемой Коган, я ничего сказать не могу.

Но причастность к "соровским" структурам — это уже является показательным примером.

Нельзя, конечно, вешать ярлыки — всё необходимо доказывать. Но, на мой взгляд, если такая ситуация случилась, у правоохранительных органов и ФСБ есть на то основания.

— Может быть, есть предположение, кто следующий пойдёт "на выход"?

— Думаю, будет некая сегрегация в России, потому что есть действительно позитивные и правильные структуры, которые помогают бороться за окружающую среду — защита животных, помощь в борьбе с различными заболеваниями.

В частности, есть фонды по борьбе с раком, СПИДом и другими тяжёлыми заболеваниями. Есть из области культуры структуры.

Я, по крайней мере, не видела ни одного случая, что подобные организации попадали под какой-то пресс со стороны государства. Реакция со стороны государства на представительства международных организаций, политических, информационных, силовых, частных финансовых структур и так далее происходит крайне редко.

Россия очень лояльна ко многим структурам, Россия абсолютно открыта для экономического сотрудничества, для бизнеса.

К нам постоянно приезжают и американцы, и британцы, и испанцы, и китайцы, и кто только не приезжает. И торговые представительства участвуют в этой работе. Абсолютно никаких ограничений, никаких барьеров.

Наоборот, помощь, поддержка, вплоть до защиты иностранных инвестиций со стороны российских властей, в частности московского правительства.

Поэтому если люди занимаются честной работой, действительно благотворительной деятельностью, это одно, если же это фирма для иностранных спецслужб, террористических международных объединений, то это совсем другая история.

* запрещена на территории Российской Федерации