Кризис-2016: Выберемся ли?

Российское правительство приняло антикризисный план на 2016 год. На что в нем делаются ставки? Куда предполагается направить "спасительные" 470 миллиардов рублей и эффективны ли эти направления? Удастся ли обуздать инфляцию и остановить сползание населения в бедность? Облегчит ли жизнь россиянам долгожданный план-2016? Об этом в прямом эфире видеостудии Pravda.Ru рассказал директор Института экономики РАН, член-корреспондент РАН Руслан Гринберг.

— Что за страшные или не очень тенденции в нашей экономике? Чему верить?

— Процесс может идти либо в сторону повышения, либо в сторону понижения, либо он застыл. Владимир Путин недавно сказал, что у нас серая полоса. У нас была черная полоса, мы знаем и светлую полосу. Значит, когда он говорил о серой полосе, в переводе на более точный язык это означает ноль: не падает и не растет.

То есть речь идет о стагнации, застое. У нас застой тоже был. Сейчас пока коротенький еще застой, но он может и затянуться. Все будет зависеть от того, что правительство будет делать.

— Правительство в начале марта приняло документ — план по выходу из кризиса. В нем намечались отрасли, которые надо вытягивать в первую очередь и меры по оздоровлению экономики. Каково ваше мнение об этом?

— Если бы мы с вами правили страной и видели, что мы находимся в таком стагнационном положении или даже в рецессии, спаде, то принимать срочные меры необходимо. В прошлом году у нас был спад 3,7 процента, в этом году 1,5 процента будет, но тоже минус. И это очень грустно, потому что наши соседи, партнеры, особенно Европа (все-таки там рост какой-никакой есть) и Китай, тоже недовольны. И там рост приличный — 6,5 процента, хотя для них это плохо, потому что у них население настолько же растет, то есть получается стагнация.

А у нас падение, и это неприятно. И, конечно же, правительство борется за выживание экономики, как на тушении пожара, то там, то здесь. И это логично. Ничего здесь не сделаешь. Но это опасно в том смысле, что если вы только этим будете заниматься, текущими задачами, то, конечно, можно упустить будущее.

Поскольку мы все чего-то ждем. Бизнес ждет, чиновники ждут. Тем более, у нас ручное управление. Мы ждем, что скажет президент, и тогда начинаем работать. Сегодня рассказывают всякие истории про то, что чиновники зашевелились. Тогда надо каждый день встречаться президенту с народом?

Поэтому есть два подхода среди экономистов, экспертов и даже политиков — я имею в виду высших чиновников. Они тоже друг с другом не согласны. В свое время один деятель говорил (еще Борис Николаевич правил страной), что политик у нас один, все остальные должны работать.

Сейчас можно сказать, что политик вроде один и работает, потому что другие ждут, что он скажет, что порекомендует. Но, вообще говоря, в правительстве есть два подхода в жизни. Первое - это улучшать инвестиционный климат. Мы это давно слышим, и в тучные годы речь шла об этом, а сейчас особенно.

Улучшить инвестиционный климат — это значит, уменьшить всякие препятствия для бизнеса, понизить налоги, создать независимый суд, понятное дело, ограничить коррупцию и т.д. В общем, все это известно. И это действительно нужно.

— Это то, что называется структурной реформой?

— В том числе. Но это вообще темная история со структурными реформами, это отдельно. И вроде бы само собой все пойдет. Я не отношусь к этой школе мышления, я отношусь к другим, которые считают, что это хорошо, но, во-первых, это долгое время нужно, это не произойдет быстро.

А во-вторых, это условие хоть и необходимое, но как и многие другие. Этого одного явно недостаточно. Все убеждены в том, что главное препятствие в развитии экономики страны — это ее примитивная структура и унизительная зависимость от динамики цен на нефть.

Это все понимают. А как решать - здесь уже разные подходы. Первый взгляд очевиден: бизнес должен проснуться, а чтобы он проснулся, ему надо помочь, причем во многих направлениях.

— А чтобы ему помочь, нужны деньги.

— Нужны деньги, а денег нет. В общем, везде порочные круги. Другая школа мышления, которой я принадлежу, менее влиятельная, но более правильная. Она заключается в том, что ничего нельзя сделать в надежде на снижение инфляции.

В первой же школе мышления главная мантра — снижение инфляции. Госпожа Набиуллина все время говорит о том, что надо до четырех процентов снизить инфляцию, тогда появятся длинные дешевые деньги и начнется наша счастливая экономическая жизнь. Слишком красиво, чтобы быть правдой.

Нас можно назвать по-разному: бережисты, государственники. Мы считаем, что ничего нельзя сделать не только в долгосрочном плане, но и в краткосрочном, чтобы экономику оживить без систематических государственных инвестиций. Я хочу напомнить, что кризис у нас начался не в связи со снижением цен на нефть и не как следствие девальвации рубля, а раньше — в конце 13-го года.

Потому что тогда приостановились многие крупные государственные проекты: Сочи, остров Русский и все подобные такие вещи. И надо сказать, что частный бизнес не перехватил их. Поэтому сегодня я думаю, что нет никакой альтернативы государственным мегапроектам.

Во времена кризиса всегда это происходит во всех странах. И похоже, что надо этим заниматься. Но в нашей замечательной стране есть три потенциала, которые могут использоваться и используются. Первый потенциал — природный, он используется на 100 процентов. Мы добываем много полезных ископаемых, продаем их остальному миру и получаем деньги.

Другое дело — плоды. Как мы с ними поступаем — это уже другой вопрос. Есть интеллектуальный потенциал и еще инерция от прошлого и "проклятого" советского времени. Все-таки там были образование, наука, культура…

— А мы можем за образец взять эту структуру и на нее ориентироваться или это уже будет перебор?

— Нет, конечно, мы не можем по всему фронту добиться такой же структуры. Мы должны заниматься в той сфере, в которой нет непосредственной конкуренции. Мы сильно проигрываем Китаю по потребительским товарам. И мы не можем столько же много производить. Нет ниш, они все заняты.

И мы не можем особенно бороться с немцами, со швейцарцами, с итальянцами в машиностроении, потому что они далеко впереди. Тем не менее, мы обязаны иметь еще 10-15 брендов типа "Нокия", "Самсунг" или еще что-нибудь подобное для себя и для мира.

Мы здесь можем выстрелить. Но главная наша фишка — это стягивание территории, инфраструктурные объекты, дороги, высокоскоростные железные дороги, высокоскоростные автомобильные дороги…

Еще я бы сделал упор на массовое жилищное строительство, потому что оно само по себе имеет большие позитивные эффекты с точки зрения развития бизнеса. И это тоже не прямо конкурирующая сфера жизни. Вот здесь нужно и можно эффективно приложить силы, что-то делать, активно работать.

Интервью к публикации подготовил Юрий Кондратьев

Беседовала

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook

Кризис-2016: чьи "рецепты спасения" сработают?

Благодаря "оперативному сигналу ФСБ" президентом РФ Владимиром Путиным была остановлена приватизация корпорации "Роснано". К которой уже всё было почти готово.

В последний момент: как Путин и ФСБ спасли "Роснано" от Чубайса
Комментарии
Портам Латвии предрекли еще один мощный удар из России
В последний момент: как Путин и ФСБ спасли "Роснано" от Чубайса
В "Русале" предупредили о массовых сокращениях после санкций
Астана и Ташкент дрейфуют в сторону США
Американские демократы подали в суд на Россию
Американские демократы подали в суд на Россию
Американские демократы подали в суд на Россию
Американские демократы подали в суд на Россию
В списке самых влиятельных людей Time не нашлось места для россиян
Портам Латвии предрекли еще один мощный удар из России
Будет стоять: зачем Москву украсят бюстом Ельцина
Подлодка США ушла от российской субмарины и ударила по Сирии
На основе выводов ОЗХО Путину надо подавать в суд
СМИ: "Томагавки" не смогли пройти заслон русских "Красух"
Портам Латвии предрекли еще один мощный удар из России
Портам Латвии предрекли еще один мощный удар из России
СМИ: "Томагавки" не смогли пройти заслон русских "Красух"
СМИ: "Томагавки" не смогли пройти заслон русских "Красух"
СМИ: "Томагавки" не смогли пройти заслон русских "Красух"
Рассекречено расследование отравления Юлии Скрипаль
Рассекречено расследование отравления Юлии Скрипаль