Экономическая почва уходит из-под ног Эрдогана

Запад любит размахивать своими санкциями, как дикарь дубиной, применяя их к самому широкому спектру государств в самых разных условиях. И, собственно говоря, они не работают, как мы это видели и на примере Кубы, и на примере Китая, и на примере Ирана, а теперь уже видим и на примере России.

Санкции в отношении Турции

Да, люди начинают жить хуже, чем раньше, но их гнев оборачивается против подлинных виновников ухудшения — на тех, кто вводил санкции, а вовсе не на действующее руководство стран, попавших под ограничительные меры. Люди умнее, чем думают западные любители вводить санкции. Впрочем, тут многое зависит от целеполагания.

С другой стороны, мы, научившись у западников и начав применять санкции, вдруг обнаружили, что наши санкции против зарубежных государств оказываются гораздо более эффективными. После применения нами санкций иностранцы начинают себя вести как-то удивительно конструктивно и предупредительно, и даже создается впечатление, что стоит применить против них санкции, как они действительно озабочиваются вопросами развития двусторонних и многосторонних экономических, культурных и других отношений с Россией. Это, должно быть, было приятным сюрпризом для российского руководства.

Так, 28 ноября президент подписал указ о мерах обеспечения национальной безопасности России и защите граждан России от преступных и иных противоправных действий и о применении специальных экономических мер в отношении Турции. Действительно, в последнее время турки ведут себя крайне неконструктивно, причем не только в отношении российских инициатив, но в отношении стабильности в ближневосточном регионе в целом.

Турецкие спецслужбы поддерживают различные виды террористических организаций, причем их публично озвученные мотивации достаточно странны, по крайней мере, не выдерживают проверки. В самом деле, кто такие террористы с точки зрения России и наших союзников, в том числе, европейских государств и США? Террористы в Сирии — это те, кто отказывается принимать участие в выборах, и вместо этого пытаются навязать обществу свою политическую волю насилием, силой оружия, то есть террором, наводя ужас, наводя страх, убивая своих противников вместо того, чтобы агитировать на улицах, принимать участие в выборах — выдвигать кандидатов, критиковать чужих кандидатов, побеждать на выборах, а затем менять конституцию, менять президента и так далее.

Те же, кто не хочет стрелять, а хочет заниматься политикой, — это не террористы. Понятно, что они требуют гарантий, часто ездят в Москву и передают свои требования, в части необходимых им гарантий безопасности и гарантий справедливого участия в политической жизни. Сирийское руководство, как правило, эти требования принимают, хотя, естественно, вступая в предварительный торг, потому что гарантии — это не самая простая и не самая дешевая вещь.

Но в Анкаре считают по-иному, и Турция ведет себя неконструктивно. И тот подлый удар в спину, как его назвал наш президент, когда турки сбили бомбардировщик Су-24. Конечно, возмездие непосредственным участникам преступления датируется уже следующим днем, но остался открытым более важный вопрос в отношении возмездия организаторам этой подлой провокации.

Что же предусматривает указ президента? Запрет или ограничение внешнеэкономических операций, предусматривающих ввоз на территорию России и отдельных видов товаров, страной происхождения которых является Турецкая республика. Это предполагает, прежде всего, две товарные позиции: овощи и фрукты.

И тут же оговариваются, что плодоовощная продукция Египта, чей валютный баланс несомненно пострадал от сокращения российского туризма в результате террористической угрозы, будет будет замещать в России овощи и фрукты, страной происхождения которых является Турция (кроме того, уже состоялась первая отгрузка в Россию сирийских цитрусовых из сирийской Латакии).

Могут спросить — а что такого в этих санкциях (а еще кто-то любит именно турецкие помидоры)? А здесь вот, что интересно, дело в том, что эти санкции касаются закупочных, упаковочных и внешнеторговых сетей, страховых и финансовых компаний, банков и турецких латифундий, принадлежащих той самой крупнейшей социальной и политической группы, которая привела Эрдогана и его окружение, включая тех, кто лично виновен в организации провокации с Су-24, во власть.

Крупный капитал Анатолии

Это крупный капитал внутренней Анатолии (азиатской части Турции), тогда как оппозиция Эрдогану имеет базу в Стамбуле. Запрет на импорт овощей и фруктов — это крупнейший удар по тем людям, которые непосредственно стояли за организаторами провокации и которые непосредственно вовлечены через различного рода исламистские зонтичные "благотворительные" организации в финансирование террористов на территории Сирии и других стран, например, Алжира, Йемена, даже Египта.

"Мы знаем, например, — говорит Путин, — кто в Турции набивает свой карман и дает заработать террористам на продаже награбленной в Сирии нефти".

Отменен безвизовый въезд турок в Россию (и россиян в Турцию). Если из России в основном в Турцию едут туристы, то из Турции в Россию в основном едут бизнесмены и рабочие, обычно из внутренней Анатолии. Это не стамбульцы, это не те люди, которые выступают против Эрдогана. О них Путин говорит: "Турецкий народ — добрый, трудолюбивый и талантливый. В Турции у нас много давних и надежных друзей. И подчеркну: они должны знать, что мы не ставим знака равенства между ними и частью сегодняшней правящей верхушки, которая несет прямую ответственность за гибель наших военнослужащих в Сирии".

Ограничения на деятельность автоперевозчиков с ужесточением контроля по обеспечению транспортной безопасности и запрет на чартерные воздушные перевозки представляет собой серьезный удар по капиталу из внутренней Анатолии.

Дмитрий Медведев специально подчеркнул, что введенные указом президента ограничения не направлены против людей, а только против капитала, против той социально-экономической силы, которая привела Эрдогана и его убийц к власти.

Понятно, что много турецких людей, очень много бизнесменов, очень много турецких мусульманских проповедников сейчас будут испытывать трудности, если захотят приехать в Россию. Если раньше турецкие "Братья-мусульмане" могли спокойно выезжать в мечети Татарстана и вести там свою пропагандистскую работу, не получая виз, осложняя работу, давайте не будем обманываться, в том числе, и ФСБ России, других наших специальных ведомств, то теперь они будут получать визу.

И мне будет очень интересно наблюдать, как турецкие проповедники, часто проповедующие, в общем-то, уродливые формы псевдоислама и связанные с террористическими организациями, теперь будут работать на территории Российской Федерации.

Эрдоган, пытаясь расколоть курдское движение, сплотившееся вокруг Рабочей партии Курдистана и Абдуллы Оджалана, обеспечил льготный режим для инвестиций богатых курдов в туристический бизнес Анталии, и сейчас значительная отелей принадлежит меньшинствам, прежде всего курдам и грекам.

И из-за фактического запрета на русский туризм в Анталии, именно те курдские политические силы, которые поддерживали Эрдогана, и на которые он опирался, в том числе, во время последних внеочередных выборах, почувствуют на себе этот удар.

Будут другие меры, правительство не исключает дальнейшего расширения санкций. Но пока этого достаточно.

Политические позиции Эрдогана напрямую связаны с экономикой

Что же мы получаем в итоге? Так сложилось, что все политическое будущее (и все политическое прошлое) Эрдогана напрямую связано с обеспечением экономического роста. Его правление совпало или породило бурный экономический подъем в стране, прежде всего в Анатолии.

Но уже к 2011 году, то есть к началу "арабской весны", началу необъявленной войны Анкары против сирийского народа и сирийского правительства, турецкий рост практически остановился.

И тот серьезный капитал, который привел Эрдогана во власть и очень сильно укрепил свои позиции за годы его правления, стал политически самостоятельным, ему Эрдоган больше не нужен, уже полагают, что Эрдоган пересидел, что ему пора уходить, сейчас получит непосредственно удар санкциями, и несомненно, экономический рост сменится спадом. Кстати, это связано не только с нашими санкциями, но и просто с цикличностью этого процесса.

Кресло под Эрдоганом зашаталось уже довольно давно. Путин говорил, что отставка президента Турции — это не наш вопрос, уйдет ли Эрдоган с поста руководителя Турции в отставку или останется, это вопрос турок. Но наши меры бьют по окружению Эрдогана.

Я начал с того, что западные санкции, как правило, не работают. Но российские санкции имеют принципиально иное целеполагание. И мы теперь посмотрим, сработают ли они в отношении Турции. И что-то мне подсказывает, что сработают. Увидим уже скоро. К весне. К началу высокого сезона в туризме на Средиземноморье.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook

Российские санкции против Турции: удар по Эрдогану
Комментарии
Украина готовится начать войну перед ЧМ-2018?
Бить Запад надо с такой силой, чтобы он уже не встал
Украина готовится начать войну перед ЧМ-2018?
"Вам Гаагу или в пепел?": реакции на призыв из США разбомбить мост в Крым
Бить Запад надо с такой силой, чтобы он уже не встал
Бить Запад надо с такой силой, чтобы он уже не встал
Навального финансирует Ходорковский: обнародованы доказательства
В США объяснили, как устаревший F-15 победит Су-57
Бить Запад надо с такой силой, чтобы он уже не встал
Территориям бывшего СССР не хватает русского генерал-губернатора
Бить Запад надо с такой силой, чтобы он уже не встал
Бить Запад надо с такой силой, чтобы он уже не встал
Бить Запад надо с такой силой, чтобы он уже не встал
В США объяснили, как устаревший F-15 победит Су-57
Атлантический совет потребовал остановить Кремль и "Правду.Ру"
Кремль потребовал немедленного вывода западных войск из Сирии
Ходорковский усомнился в необходимости "Северного потока-2"
Ядерная зима мира: извержение Йеллоустонского супервулкана собираются спровоцировать
Почему торговая сделка США и Китая опасна для России
Бить Запад надо с такой силой, чтобы он уже не встал
Россия готовится к выходу из Совета Европы