"Зелёный марш-бросок": Россию втягивают в экологическую гонку на истощение?

Переход к "зелёной" энергетике неизбежен, как крах мирового империализма. Остаются лишь сомнения в сроках и формах энергоперехода. В Евросоюзе хотят отказаться от ископаемых видов топлива как можно быстрее. В богатой нефтью и газом России спешить не хотят и предупреждают о возможных негативных последствиях "зелёного марш-броска".

 

Впрочем, и внутри нашей страны можно слышать диаметрально расходящиеся мнения на этот счет. Основываясь на прогнозах Международного энергетического агентства (МЭА), российский бизнесмен, совладелец "Эн+ Груп" Олег Дерипаска ранее заявлял, что "эпоха нефти и газа скоро закончится, и отрасли предстоит заново изобрести себя".

Эксперты МЭА предсказали к 2050 году падение спроса на уголь на 90% и на нефть — на 75%. При этом обнадёжили всех выводом, что отказ от ископаемого топлива ускорит рост мирового ВВП почти на полпроцента годовых, а затраты семьи на энергетику даже снизятся — с $2,8 до $2,3 тысячи. Переход на возобновляемую энергетику сделает мир не только экологичнее, но ещё и богаче, считает Дерипаска.

Изыскания Сбербанка на тему энергоперехода представил недавно его глава Герман Греф. По его словам, достижение мировой углеродной нейтральности к 2050 году обойдётся миру в $140 трлн, а энергетический экспорт России может не досчитаться $200 млрд. Две трети мировой энергии должны будут добываться из возобновляемых источников, что будет означать большие потери для бюджета России и падение доходов населения.

"Мы должны будем более быстро внедрять всё, что касается экономии энергоресурса — система умного дома, отопление и т. д., — советует глава Сбера. — Мы должны поменять своё поведение, должны задуматься о том, что есть дополнительный стимул, чтобы строить скоростные железные дороги, потому что авиационные выбросы очень велики".

В том же ключе рассуждал во время прошедшего на днях Московского финансового форума глава Счётной палаты Алексей Кудрин. По его словам, внутри четвёртой промышленной революции зародилась другая революция — переход к безуглеродной экономике. Масштаб преобразований, которые ожидают мир, Кудрин сравнивает с последствиями изобретения двигателя внутреннего сгорания. Уход от старых технологий будет означать, что "нам будет сложно поставлять свои углеводороды на мировые рынки", их экспорт придётся сократить примерно на 60-70%.

Форс-мажоры на пути к декарбонизации

 

Если Запад строит планы по переходу к углеродной нейтральности, это не значит, что России следует строго следовать в его фарватере, считает эксперт Финансового университета при правительстве и Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. Риски потери рынков сбыта отрицать нельзя, но многое будет зависеть от того, сможет ли Европа совершить энергопереход по начертанным планам. Уверенности в этом нет по нескольким соображениям.

Европейцы сами признают, что на сегодня в строительство ВИЭ и водородную энергетику вкладывается средств не в том объёме, который требуется по плану достижения полной декарбонизации. В роли форс-мажора выступила пандемия, но в течение предстоящих 30 лет могут возникнуть и другие препятствия. Повышение затрат на энергию может не устроить население Европы, тогда избиратели могут потребовать от политиков "притормозить спасение планеты ради более низких энерготарифов", считает Игорь Юшков.

Если даже ЕС реализует свои угрозы отказаться от закупки газа, нефти и угля из России, остаются рынки сбыта в Азии. Например, Китай продолжит потреблять углеводороды. Как считает доцент РЭУ им. Плеханова Александр Тимофеев, далеко не каждая страна способна отказаться от нефти и газа, вкладывая огромные деньги в новое оборудование и технологии. Они вынуждены считать свои затраты, чтобы сохранить свою долю в мировой экономике. Скачки дефицита то газа, то нефти указывают на сильную зависимость от традиционных энергоносителей, полагает эксперт. Например, цена газа на фьючерсном рынке Европы бьёт рекорды, превысив в четверг, 9 сентября, планку в $700.

Да что там нефть и газ! В мире — и даже в той же Европе — в последнее время вырос спрос на уголь. На фоне подорожавшего газа у предприятий вырос соблазн потреблять намного более дешёвый уголь, хотя он и является наиболее грязным видом ископаемого источника энергии. Его экспорт из России в направлении Азии и Европы с начала текущего года вырос более чем на 10%. Угольный ренессанс наблюдается и в США. В угольном бассейне Паудер-Ривер (штат Висконсин) в первой половине года увеличили добычу на 6%. Доля угля в выработке энергии в Соединённых Штатах составляет 10%, лишь немного отставая от ВИЭ.

По мнению директора департамента экономического сотрудничества МИД Дмитрия Биричевского, российский природный газ и другие ископаемые виды топлива будут востребованы на мировом рынке ещё долгие годы. Спрос на энергоносители будет расти по мере восстановления экономики после пандемии. К тому же природный газ является одним из самых чистых видов ископаемого топлива.

"В целом стремление к "озеленению" мировой экономики, продвижению к сокращению углекислых газов — это тенденция, которая имеет долгосрочный характер, — отмечает Биричевский. — Мы знаем о планах, заявленных целым рядом государств, и надо посмотреть, насколько реалистичны в целом эти планы".

Почему американская нефть самая грязная?

 

Темпы энергетической трансформации, которую нам навязывает Запад, вызывают определённые подозрения: уж не пытаются ли наши противники втянуть Россию в экологическую гонку на истощение? В таком случае это лишь один из многих инструментов, которые Запад использует в гибридной войне для сдерживания России. Правда, использование такого благого дела, как "зелёный" переход, в сомнительных политических целях может ударить и по ним самим.

Глава "Роснефти" Игорь Сечин ранее раскритиковал сторонников агрессивного энергоперехода. Отказ от инвестиций в отрасль может привести к острому дефициту нефти и газа. Под влиянием "отдельных групп инвесторов" компании отказываются от поиска и разведки новых запасов и реализовывают только те проекты, которые дадут отдачу в ближайшие годы. По словам Сечина, за последние 10 лет субсидии для ветровой и солнечной генерации в Европе выросли в 5 раз, до $50 млрд, а сами объёмы генерации выросли лишь в 3,6 раза.

Возобновляемая энергетика так и не превратилась в значимый резерв развития мировой экономики: для разработки экономически окупаемых технологий нужны время и деньги. Глава "Роснефти" привёл в пример вышедшие из строя лопасти ветряков в Техасе в феврале прошлого года. Чтобы альтернативная энергетика стала устойчивей, необходимо решать проблемы хранения, обеспечения надёжности и стабильности генерации. Растущее производство электромобилей ставит вопрос об удовлетворении потребности металла для аккумуляторов: к 2040 году потребность в литии вырастет в 40 раз, а спрос на кобальт и никель — примерно в 20 раз.

Вместо отказа от углеводородов Игорь Сечин рекомендует внедрить прозрачную систему оценки и сертификации, принятую всем мировым сообществом. Такая система позволила бы избежать риска переноса уже существующих и строительства новых экологически вредных производств в развивающихся странах. Это касается, в частности, и добычи нефти, и добычи редких полезных ископаемых, необходимых для производства аккумуляторов, и утилизации простого бытового мусора.

При добыче американской нефти — в отличие от российской — активно применяют вредный для окружающей среды гидравлический разрыв пласта и сжигают газ первые полгода работы скважины. По словам Сечина, на проекте "Восток Ойл" нефть отличается уникально низким содержанием серы. Можно даже говорить о "зелёных баррелях" нефти, поскольку попутный газ будет полностью утилизироваться и углеродный след будет намного ниже, чем у других новых нефтяных проектов в мире. Поэтому впору говорить не об отказе от углеводородов как таковых, а об отказе от экологически грязных проектов.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

Как Россия и Украина впишутся в «зеленую» энергетику?