Богатые России бедных не замечают

Какие войны и войнушки ведут элиты России? Почему народ всегда вне внимания? Выльется ли нарастающая напряженность в серьезные потрясения?


Богатство и бедность в России

Почему Путин держит свою знаменитую паузу и не называет кандидатуру преемника? Проскочит ли этот фокус во второй раз? А если фигура будет той же? Или другой, но столь же безликой, безвольной и невнятной?

На эти вопросы председателя совета директоров медиахолдинга "Правда.Ру" Вадима Горшенина в передаче "Жизнь как она есть" ответил главный редактор журнала "ВВП" Сергей Ильин.

Читайте начало интервью:

Сергей Ильин: как я стал Ефимом Диким

Сергей Ильин: положение людей ухудшается умышленно

Ефим Дикий о новых наполеонах круглого стола России

Украина отстала от России на 10-20 ключевых лет

Экономия бюджета на пенсиях — полный абсурд и провал власти

Чем наше время отличается от распада СССР

— Сергей, элиты-то сейчас примерно так же, как уже случалось, начинают войну и передел? Первый звоночек — это история с "Яндексом", когда разные группы начали воевать за то, чтобы взять над ним контроль. Это независимая коммерческая структура, которая сама выросла, но теперь над ней разные группы решили получить контроль. И другие войнушки начались.

— Дело в том, что у "Яндекса" весьма неплохая капитализация и достаточно серьезное влияние на общество. А кроме всего прочего, надо понимать, что это многопрофильный холдинг, который, грубо говоря, не только новости нам сообщает, не только информацию ищет, но еще, к примеру, еду доставляет. Да и еще много чего. Я надеюсь, что не будет воспринято как реклама. Простите, на чем я сюда приехал…

— Неужели?

— Так и есть. И собственно говоря, на сегодняшний день он является чуть ли не монополистом в сочетании с Uber. Напоминаю, что в России Uber слился с "Яндексом". Они в Москве, по крайней мере, держат больше половины рынка. Куда смотрит Федеральная антимонопольная служба?… Нет, понятное дело, что происходят какие-то корпоративные конфликты, но проблема, собственно, не в этом.

Мне бы не хотелось сейчас называть некоторые довольно известные крупные финансово-промышленные группы, которые предпочитают свои средства инвестировать вовсе не в Россию, а как раз-таки за рубежом, желательно на Западе. Хотя некоторые в этих структурах, что любопытно, внесены в санкционные списки.

И в этой связи очень многие другие крупные финансово-промышленные группы, их руководство крайне недовольны происходящим, начиная с 2014 года. Например, господин Тимченко сказал, что фиг с ними, этими санкциями, я все деньги выведу и буду в Китай вкладывать. Молодец, честь ему и хвала. Хотя лучше бы в Россию. Но и таких примеров навскидку довольно сложно найти. Вот, собственно говоря, и все.

И, кроме всего прочего, можно понять и господ бизнесменов. Все, о чем обычно принято говорить, — это, допустим, ерунда. А вот доступ к западным инвестициям и просто к дешевым кредитным деньгам у них действительно очень сильно ограничился. В этой ситуации страдают все, в том числе и эта самая "Роснефть". Она все-таки при всем при том обычная бизнес-структура и, кстати, довольно эффективная, на мой взгляд. Соответственно, ситуация, когда у нее нет дешевых денег, может толкать руководство этой структуры на всякие нетривиальные ходы.

— Но это-то все-таки коммерческие проблемы. Плохо, что вся элита — как бизнес, так и власть — стремится только использовать простых людей для обогащения, практически ничего не давая взамен, только самый минимум. Поэтому растет социальная напряженность во всем обществе. Поскольку вы все-таки занимаетесь наблюдением за теми процессами, которые происходят в Соединенных Штатах Америки, видимо, смотрите и за президентской кампанией, которая там начинается.

— Да. Это для нас тоже важно.

— Это вторая самая популярная тема на федеральных каналах после Украины.

— А есть еще прекрасная тема — как американцы влияют на Украину.

— Это третья тема. А попробуем вообще сравнить ситуацию с общественными настроениями, потому что мы же тоже уже говорим о трансфере, о передаче власти. Конечно, там Трамп, но у них все-таки двухпартийная система. А у нас есть лидер, а рядом никого нет. Ну просто такая выжженная земля. Все видели, что с Грудининым было и происходит, и т. д. И общество, с другой стороны, само по себе. Можете ли вы сравнить, в какой ситуации, в каких условиях будут проходить выборы?

— Сравнивать довольно сложно. Дело в том, что у нас при формально одинаковых институтах власти, они на самом деле действительно абсолютно разные, причем разные традиционно. В России всегда власть была в той или иной степени авторитарной. И то, что мы имеем сейчас, — это крайне мягкий, но авторитаризм.

Разумеется, первое лицо выбирается традиционным электоральным путем, без особых подтасовок. Рейтинги господина Путина и его конкурентов говорят сами за себя. Тут особых вариантов нет. Но! Если господин Путин не собирается менять Конституцию, а он, видимо, не собирается, то мы опять ведь будем иметь схему, условно говоря, преемника.

И вот насколько успешно этот фокус выскочит второй раз — уже вопрос? И особенно, если преемник, фигура преемника будет та же, что и в прошлый раз, у меня серьезные сомнения, что это пройдет. Потому что люди помнят совершенно серое правление. Можно посмотреть хотя бы и на социологию.

За исключением нескольких итераций с момента вступления на пост Президента Российской Федерации и по сию пору рейтинг Дмитрия Анатольевича Медведева не растет. Он, наверно, вырос после событий 8 августа 2008 года, хотя подозреваю, что несильно вырос…

— …не из-за его решений.

— Так что, он, может быть, получил меньше рейтинговых очков, чем заслуживал. Но в целом, учитывая, что все его инициативы как президента, в том числе и весьма хорошие, были торжественно торпедированы, за исключением зимнего времени, то очень сомнительно, что он и дальше будет способен что-то сделать на этом посту.

Например, идеи строительства Новой Москвы, на мой взгляд, человека, имеющего некоторое отношение к планировке и к географии, была чудо как хороша. Идея была хороша, реализация отвратительная. Но и реализация-то была уже после него, никакого отношения к нему не имела.

Итак, кроме всего прочего, все мы прекрасно знаем привычку Владимира Владимировича держать паузу и интригу. Соответственно, я думаю, до 23-го года, в лучшем случае до 22-го, мы не будем знать, кого Владимир Владимирович видит своим возможным преемником на посту Президента Российской Федерации.

Читайте окончание интервью:

Блеск и нищета российской власти 

Беседовал Вадим Горшенин

К публикации подготовил Юрий Кондратьев