Чем наше время отличается от распада СССР

В связи с крымским консенсусом власти и общества граждане России были готовы терпеть некоторые лишения, наступления на права и ухудшение уровня жизни. Но власть грубо пренебрегла доверием и не просто перегнула палку, а сломала мост согласия с народом псевдопенсионной реформой.


Богатство и бедность в России

Напоминает ли нынешняя ситуация время перед развалом СССР? Что общего и каковы отличия? А главное — как может развиваться ситуация? К чему приведет беспредел новых элит и невиданная доселе ненависть народа к ним?

На эти вопросы председателя совета директоров медиахолдинга "Правда.Ру" Вадима Горшенина в передаче "Жизнь как она есть" ответил главный редактор журнала "ВВП", автор книги "Комерс. Тем, кто не дожил" о российских бизнесменах 1990-х годов Сергей Ильин.

Читайте начало интервью:

Сергей Ильин: как я стал Ефимом Диким

Сергей Ильин: положение людей ухудшается умышленно

Ефим Дикий о новых наполеонах круглого стола России

Украина отстала от России на 10-20 ключевых лет

Экономия бюджета на пенсиях — полный абсурд и провал власти

— Сергей, вы говорили, что раньше был социальный договор между властью и обществом. Основное обязательство со стороны власти было обеспечение нормальной экономической жизни и роста благосостояния…

— Да, небольшой рост или по крайней мере не падение. И тогда народ не лезет сильно в политику.

— А дальше произошел тот самый крымский консенсус, это был просто экстаз общества и власти на самом деле.

— Экстаз одновременно с падением уровня жизни, будем называть вещи своими именами.

— Но после этого вводится та самая пенсионная якобы реформа и пробрасывается через разные средства массовой информации мысль, что пенсионная реформа — это плата за Крым. Но здесь получается, что власть на основе этого крымского консенсуса разрывает тот самый договор с обществом, который раньше был?

— Ну в каком-то смысле — несомненно. Ребята, вот Крым получили? Получили. У вас цены повысились? Повысились. Вы это потерпели? Потерпели. Зарплаты в долларовом эквиваленте упали? Упали на фоне растущих цен. Вы это терпите? Спасибо. А вот теперь получите пенсионную реформу, добрый день. Зато у нас же — Крым. Но это уже звучало совсем неубедительно.

И пенсионная реформа — это то, что весьма многие чувствуют на своей шкуре, во-первых. А во-вторых, что немаловажно, это именно электоральная опора власти, об этом не следует забывать. Люди предпенсионного возраста по тогдашним и нынешним понятиям, которых достаточно много, — это, несомненно, опора партии власти, партии власти и кандидатов от власти со всеми вытекающими из этого последствиями.

То есть если это и дальше будет раскручиваться, то уже не только народу, а и власти будет совсем худо. Вспомним начало лета 2018 года. Выходят коммунисты с какими-то крайне непонятными и малочисленными манифестациями против пенсионной реформы, над ними смеются и т. д. Начинаются выборы, и власти становится уже не смешно.

Достаточно вспомнить хоть Хабаровский край. А в другом пришлось этого несчастного дяденьку, которым можно затыкать абсолютно все пробоины в корпусе нашего корабля, с превеликим трудом пустили, фактически отменили итоги выборов. Это уже грандиозный скандал. Кандидат от власти торжественно проиграл выборы с треском.

Более того, самое смешное было в одном из городов, где в городскую думу из 24 человекомест, прошло 24 кандидата от ЛДПР. Хотите верьте, хотите нет. И другие примеры можно привести, их уже достаточно. Но это все еще только первые ласточки.

— С пенсионной реформой получилось, на самом деле, можно обозвать это словом "хэппенинг".

Подобное, на мой взгляд, было в декабре 91-го года, когда Горбачев объявил о том, что Советский Союз распадается. Это для всех было как сон, такого быть не может в реальности. Люди не понимали, что происходит. Как это — такая страна, великая империя самораспадается?… То есть, может быть, это просто какая-то шутка, и сейчас об этом объявят?

Шутки не было, и после всего этого страна погрузилась в те самые 90-е. Происходили глобальные структурные изменения государства и общества. А люди были просто в шоке. Сейчас с пенсионной реформой и вообще в целом примерно тоже происходит или все-таки нет?

— Я не уверен, что недовольство, которое зреет в обществе может приобрести такой характер. Помимо всего прочего нужно понимать, что какие бы ни были настроения среди народа, но Советский Союз развалили элиты. Вспомним, что за несколько дней до заявления Горбачева была Беловежская пуща, где собрались руководители трех республик Советского Союза, и на этом уже Советский Союз фактически закончился.

По большому счету, Горбачев просто констатировал сложившееся действительное положение дел — статус-кво, в котором он уже ничего предпринять не мог, поскольку после августовских событий, естественно, его власть была ограничена настолько, что стала чуть ли не декоративной. На сегодняшний день у нас, по счастью, власть не декоративная.

— А силовиков он предал или они его предали?

— Они друг друга предали, я бы сказал. А на сегодняшний день мне, во-первых, очень интересно посмотреть в глаза руководителю какого-нибудь крупного региона Российской Федерации, который вздумает заниматься сепаратизмом. Просто один раз посмотреть ему в глаза и потом посмотреть по телевизору еще раз, уже заочно ему в глаза, как он будет выглядеть через очень короткое время. Это, я думаю, очевидно.

С силовиками вроде бы все тоже хорошо, то есть, слава Богу, вертикаль власти выстроена, она консолидировалась. Этому может последовать возражение, что в советские годы вертикаль власти тоже была достаточно серьезной, Советский Союз реально был очень силен.

Но тогда возникла большая проблема коллективного руководства — сочетание коллективного руководства с соответствующим раздраем и странно слабого руководителя с какими-то странными идеями, к тому же очень доверчивого, доверяющего тем, кому доверять не нужно, начиная в первую очередь с Запада. Владимир Владимирович, по крайней мере, не склонен настолько доверять Западу. Хотя, кажется, он тоже пробовал, но он больше не будет.

Читайте продолжение интервью:

Богатые России бедных не замечают

Блеск и нищета российской власти 

Беседовал Вадим Горшенин

К публикации подготовил Юрий Кондратьев