Автор Правда.Ру

"Я не таю свои мечты..."

Интересные находки порой приходится обнаруживать в несметных исторических сокровищах нашего краеведческого музея.

Вот в зеленой коленкоровой с тиснением обложке с фирменным знаком “SAMEDI”, с остатками металлической застежки — небольшой альбом. В нем черными чернилами от руки — стихи. А на одном из листов карандашная надпись нерчинского литератора, краеведа и собирателя И. Багашева, сделанная 12 мая 1912 года: “Поэт Ив. Мих. Немчинов, был купцом, умер пролетарием в 1904 г. на дороге между Кяхтой и Троицкосавском”.
   
   НО даже и без этой надписи известного забайкальского исследователя альбом лишь одним своим видом привлечет внимание интересующегося стариной. Такие альбомы в старые добрые времена, — а в Россию мода на них пришла в конце XVIII века и пышно расцвела в первой половине XIX-ого, — содержали в себе летопись семьи, пожелания друзей и близких, сокровенные мысли, надежды и мечты их обладателей. Об этом должны знать читавшие и перечитывающие сейчас русскую классику XIX века.

   Но, пожалуй, самое ценное, доставшееся нам от этих собраний семейных и персональных летописей, то, что вместе с глубоко личными переживаниями они оставили нам образцы обыденной или, если можно так сказать, домашней поэзии и литературы, то есть поэзии и литературы “для себя”.

   Вначале в моде были большие альбомы, в основном с рисунками, позже — среднего и малого размеров, и даже карманные. Традиция вести их прижилась не только в высшем обществе, но и в среде военных, чиновничества, образованного купечества, разночинцев. Увлекаясь альбомами, их обладатели демонстрировали свое стремление к просвещенности и культуре.

   Так кто же он, Иван Михайлович Немчинов, так просто и нескладно поведавший плотным альбомным листкам свои сокровенные мысли и, сам того не желая, рассказавший потомкам о своей сложной судьбе? Трудно сказать, принадлежал ли он к известной в Забайкалье купеческой династии, начавшей свой отсчет в XVII веке от конного казака “литовского списка”, как тогда говорили, “немчина” Адама Иванова, служившего в сибирском городе Таре. За участие кого-то из этой фамилии в бунте служилых людей в 1722 году представители этого рода были сосланы в Забайкалье, положив начало забайкальской ветви купеческого клана Немчиновых.

   Так вот, был ли Иван Михайлович урожденным Немчиновым — неясно, поскольку документов об этом в архивах Бурятии и Читинской области не удалось найти. Известно только то, что родился он не в 1865 году, как считал краевед Евгений Петряев, а в 1857-м и воспитывался в семье одного из знатных представителей этого рода — Михаила Федоровича Немчинова и его жены Матрены Дмитриевны вместе с их собственными детьми.

   И здесь волей-неволей придется немного рассказать о некоторых более знаменитых, нежели наш герой, представителях немчиновского купеческого клана. Его приемный отец Михаил Федорович, а прожил он 58 лет (умер в 1888 году), ценой упорного труда из мещан выбился в купеческое сословие. Сколотить первоначальный капитал помог ему двоюродный брат отца — Андрей Семенович Немчинов. Позже Михаил Федорович станет доверенным по делам его сына, Якова Андреевича, известного, по словам современников, кяхтинского дельца, благодаря большим капиталам оставившего после себя память “своею благотворительностью и готовностью на всякое общественное дело”.

   Ну вот, находясь на службе у своих богатых родственников в Кяхте и занимаясь прибыльной чайной торговлей с Китаем, М.Ф. Немчинов вскоре запишется купцом 3-й гильдии, а затем и первогильдейцем. Будут у него торговые лавки в Кяхте, Троицкосавске, Чите, Иркутске, Нерчинске и Томске. И торговать он станет на знаменитых Нижегородской, Ирбитской и Верхнеудинской ярмарках. В Монголию и Китай будет отправлять сукна, меха, железо, бытовую утварь. И послужная карьера сложится удачно: в 1854 году в Таре — “градский староста”, в 1861-м — старшина кяхтинского купечества, в 1863-м — кяхтинский судья, а в 1873-1876 годах исполняет обязанности почетного блюстителя Троицкосавского уездного училища.

   В начале 1870-х М.Ф. Немчинов, когда уже самостоятельно вел дела, видимо, был управляющим Чикойским кожевенным заводом, принадлежавшим его знатному родственнику — Я.А. Немчинову. Этот “кяхтинский делец” в 1862 году получил Малую серебряную медаль от комитета первой сельскохозяйственной и промышленной выставки в Чите “за отличную выделку… юфти и козлов” на своем заводе. Об этом — в архивных документах, которые опровергают неверные сведения о принадлежности Чикойского завода, а также многочисленных наград за его продукцию М.Ф. Немчинову в “Краткой энциклопедии по истории купечества и коммерции Сибири” (Новосибирск, 1996). Ох, уж эти одинаковые фамилии!

   А вот у нашего героя, воспитанника М.Ф. Немчинова, Ивана Михайловича, как у старшего его сына Федора Михайловича, ставшего преуспевающим золотопромышленником, купеческая карьера не сложилась. Его больше интересовали история и культура Забайкалья, Монголии и Китая. Имея склонность к литературному творчеству, Иван Михайлович публиковался в газетах, писал стихи. До нас дошли его статьи о русско-китайской чайной торговле, о городе Троицкосавске и Кяхтинской слободе в “Сибирском вестнике”, “Записках ВСОРГО” и “Дальнем Востоке”.

   Как представитель кяхтинского купечества, некоторое время был гласным Троицкосавской городской Думы. Сопровождал чайные караваны в Китай. Но из-за увлечения спиртным не добился успеха ни в одном начинании. Поэтому-то и скудны его биографические данные. Из его стихов мы узнаем, что, как и многие его юные сверстники из зажиточной среды, мог он вести жизнь разгульную и беззаботную. В Кяхте жил в богатом доме, летом — на Чикойском кожевенном заводе. Рано потерял родную мать, был влюблен. За теми же стихами, в которых смешались глубоко личные переживания, тоска по несбывшимся надеждам, горечь и боль неудачника, проступает образ глубоко несчастного молодого человека.

   Но вернемся к альбому его стихотворений. То, что в этом альбоме стихи И.М. Немчинова, сомнения нет. Возможно, Немчинов сам начинал вести его, поскольку на первой странице читаем: “Бабушке. На память. Часы моего досуга и чувствований. 1875 г. Июнь. Кяхта”. И в то же время можно предположить, что в альбоме его стихи, но не его рукой написанные, а начат альбом не в 1875 году, а 24 июля 1876-го, так как на первой странице и такая помета.

   Скорее, альбом принадлежал какой-нибудь молодой особе, может быть, одной из его сводных сестер — Екатерине, Феоктисте или Августе — обладательнице аккуратного каллиграфического почерка, а также и хранительнице, как оказалось, старой доброй европейской, а затем и русской дворянской традиции вести альбомы.

   Пожелтевшие, иногда с разводами и пятнами, страницы небольшого альбома Немчинова хранят его приписки и пометы, иногда зачеркнутые фразы, загадочные инициалы, недописанные или неразборчивые слова. Сопроводительные строки: “6 июля в комнате А.Д. Синицыной сложившаяся рифма”, “Александру Николаевичу Никитину”, “Пущай никто и ничто не узнает, а перед ней я не таю свои мечты”, “Вспомянешь, может быть, когда прочитаешь стихи. Узнаешь, что мог только жить для одной”. Здесь модные четверостишья, которые вписывались в альбомы, ходившие по рукам: “Где б ни был я, но память по тебе хранится у меня всегда в моей душе”. Некоторые стихи датированы: “декабрь 1874“, ”22 июля 1874“, “декабрь 1875“, ”22 июня 1875 г.“, “17 июля 1875“.

   Стихи наивные, несовершенные, провинциально простые, но иногда даже в подражание великим поэтам. Например, в “Воспоминании о Крыме” строки: “Вот татарка молодая идет лениво к ручейку. И горделиво выступая, тихонько песнь поет свою”. В стихотворении “Пейзаж” простовато, не всегда стилистически правильно передана идиллическая картина природы Чикойских гор, местного деревенского ландшафта, где автор, вероятно, часто бывал в детстве:
   “Нависло небо надо мной, и солнце яркое блестит.
   Внизу, как лентой голубой, Чикой меж гор бежит.
   
   По берегам пестреют села и деревеньки у крестьян.
   И зеленеют их посевы в подошвах гор по сторонам.
   
   Вдали синеют горы и рощи девственных лесов,
   А в них таятся норы медведей и волков.
   
   Журчат ручьи в каменьях, как водопад, шумят они.
   И с силою стремленья спадают с высоты.
   
   Пасутся стада по полям, грохочут мельницы мучные,
   Идут работы по гумнам и с покоса трудовые“.

   В альбоме Немчинова в стихотворении “Городок” находим описание нравов светского общества провинциальной Кяхты. Здесь с юношеским максимализмом высмеиваются пороки горожан, кичливо считающих себя аристократами, — сплетни, злословие, желание посудачить впустую и осудить строго.

   Несколько альбомных стихотворений передают историю несчастной любви юного поэта к девушке из богатой семьи. В стихотворном послании к своей бабушке И.М. Немчинов умоляет ее не препятствовать их взаимной привязанности (“Не разрывайте нашей дружбы, не отравляйте наших чувств”), а призывает быть “посредницею в них”. Несчастный юноша уверяет, что “чиста, свята моя любовь”, что в его отношении к возлюбленной “нет ни порочного, ни злого”. И в заключение: “Еще одно есть к Вам моленье, привет сердечный передайте, известный Вам по назначенью. Ну, до свиданья же, прощайте. 25 июля 1875 г. Кяхта. 11 ч. вечера”. В более позднем сочинении, сложенном своеобразным “белым стихом”, “Несчастный” — драматическая развязка этой любви:
   “Всей душой, непорочной и чистой, подарить я жизнь ей мог,
   И она отвечала взаимно на любовь и всю ласку мою.
   Стал просить у нее я руки, и она мне согласье дала.
   Но послали отказ старики и велели о ней мне забыть
   навсегда.
   И пошел я, угрюмо-суровый, побродить, пораздумать
   в лесу.
   Вдруг мне послышался голос знакомый, и упал я
   без чувств на траву“.
 
 Вначале в стихотворных переживаниях юного поэта проступают надежды на удачную судьбу (“Время не ушло быть мне деловым, а лишь подошло, чтобы трудовым искать себе житейскую дорогу, а уже потом и в гору понемногу”). Но с личной драмой, связанной с отказом на брак с “той, которая не ровня” ему, появляются мрачные тона в его наивном творчестве. Все больше в альбоме стихов о горькой доле бедняка:
   “Зачем, судьба, несправедливо богатство разделяешь?
   Одних нуждою наградила, других же златом наделяешь.
   Богач для почестей живет, в диванах мягких утопая.
   Бедняк же труд несет, на голых доскахзасыпая“.
 
 О загубленных мечтах и стремлении забыться и залить неудачу горькой — отдельные печальные строфы: “Скажи, горемыка несчастный, за что погубил ты себя?”, “Мне пало на долю несчастье, и кинул, забросил я избранный путь”, “Ужель не хватило борьбы невзгоды свои перенесть?”, “Быть может, и горе тебя загубило, среда ж поддержать не могла, скажи, зачем с безотчетною страстною силой пристрастился ты к чарке вина?”.
  
Обращаясь к невидимому собеседнику, пытаясь оправдать привязанность свою к “горькой”, поэт-неудачник напишет:
   “Не подумай, что я не трудился и праздную жизнь только
   вел.
   Нет, много ночей я и спать не ложился и деньжонок
   себе приобрел.
   Да, случилась такая беда, что и жизни я, право, не рад.
   Был бы счастлив, коль смерть бы пришла — просил я уж
   Бога не раз“.
 
 Печальны судьба и конец Ивана Михайловича Немчинова — неудавшегося поэта, несостоявшегося предпринимателя, отвергнутого жениха. Но он оставил нам свой поэтический альбом, пусть со стихами несовершенными, но ценный, как примета ушедших времен.

Наталья Константинова, кандидат исторических наук, "Забайкалье"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комитет Генассамблеи ООН по социальным, гуманитарным и культурным вопросам принял проект резолюции Украины о ситуации в области прав человека в Крыму. 

ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
Комментарии
ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
Аляску продали, сдали в аренду или подарили?
Аляску продали, сдали в аренду или подарили?
В исчезновении аргентинской субмарины нащупали британский след
ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
Новый пресс-секретарь Шойгу "взорвала" соцсети
Разведка США начала расследование по Путину
"Одесса превратилась в ничто" — сорванный концерт Райкина обсуждают в Сети
"Одесса превратилась в ничто" — сорванный концерт Райкина обсуждают в Сети
Хиллари Клинтон определила главную угрозу нацбезопасности США
Разведка США начала расследование по Путину
Немцы-энтузиасты ищут "Янтарную комнату" в центре Европы
Как воевать с "Черными дроздами"
За билетами на "Нуриева" в кассы Большого театра выстроилась очередь
Главу МИД ФРГ разозлил конфликт между Россией и США из-за СМИ
ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
Разведка США начала расследование по Путину
ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
Главную угрозу США определила главную угрозу нацбезопасности США
В Испании не видят повода для проблем с Москвой после нападок на Россию