"Счастье" с душком от Лозницы

Герой романа Зюскинда "Парфюмер" однажды задумал сотворить себе человеческий запах, чтобы органично вписаться в социум. Для этого ему понадобились: козий сыр, пот и грязь из-под ногтей. Человеческое счастье по Лознице готовится примерно по тому же рецепту. "Счастье мое" — не совсем кино: сгусток гнева и тоски не может быть жанровым определением.

В мае 2010-ого, на Девятых Пионерских чтениях Иван Охлобыстин прочитал интересную эпитафию-утопию российской культуре и государственности. Фильм, о котором речь пойдет ниже снимался в основном в Украине при денежном содействии Германии и Нидерландов, но, что вполне закономерно, подходит под описанную Охлобыстиным (и не им одним, и не в первый раз) ситуацию:

"Все, что можно сделать плохо, мы делаем еще хуже… взять, к примеру, телевидение. Сколько сил положено, чтобы научить не уважать свой народ, окончательно доказать, что народ дерьмо. "Пипл хавает все". И он, правда, хавает. Хотя, казалось бы: на ту же смету сними не про то, как пятиклассники на переменках сношаются (привет сериалу "Школа"), а про хороших людей, "пипл" это тоже схавает".

Навстречу "Счастью…" и параллельно пламенной речи Охлобыстина двигается пушкинская цитата: "Я, конечно, презираю отечество мое с головы до ног — но мне досадно, если иностранец разделяет со мной это чувство". В нашем случае иностранец не просто разделяет точку зрения великого поэта, но и снимает про это кино, которое почему-то закупает каждый третий российский кинотеатр. Еще доказательства?

Лента Сергея Лозницы "Счастье мое" посвящена библейской идее [кромешно] "темного пути" в сплаве с мифом о Сизифе, и о том, что в определенных точках герой действительно счастлив, даже зная, что завтра все начнется сначала. Правда из повествования об этом остается только догадываться не без помощи кофейной гущи, а те самые точки при сведении в фигуру образуют седалищный орган — совсем не то, что заказала Снежная королева Каю. Это, скажем так, "романтическая версия", чтобы название не показалось изъеденным сарказмом и сценарными растяжками.

Помнится, такое уже было — в 40-ых гг. XIX века, называлось "натуральная школа". Герои: дворники, извозчики, старьевщики. Проблемы: животность, нищета, пьянство — это, пардон, говорит не о преемственности, а о "изобретательности" сценариста, все того же Сергея Лозницы. Еще такое было в 2007-ом, когда "Кинотавр" задавил "Груз 200" — пушкинская модель отношений. Есть еще один вариант толкования "эпохального" замысла режиссера: фильм, не что иное как глубокая личная обида на автодорожную инспекцию.

Фото: AP

Читайте также: "Груз 200" — спекуляция или шедевр?

На деле, то есть экране, режиссер выбирает серую и серую краску, изобретательно разбавляет ее, угадайте какой?! Первые три победителя получат путевку в солнечный Магадан! Серой! И пророчески нарекает все это месиво портретом современной действительности — это не про смену времен года; про впечатление по-импрессионистски от глубинки России, которую режиссер смог разглядеть, пребывая в Германии на пмж.

Жан-Батист Гренуй, герой романа Петрика Зюскинда "Парфюмер", однажды задумал сотворить себе человеческий запах, чтобы органично вписаться в социум. Для этого ему понадобился: а) козий сыр б) пот (в большом количестве) в) грязь из-под ногтей. Человеческое счастье по Лознице готовится приблизительно по тому же рецепту. Но это если грубо, буквально: вряд ли кино претендует на лавры балабановских "деликатесов", поэтому иное понимание ленты собирает вещи и покидает этот мир от удара дубины.

Конечно, суб-жанр роад-муви лишь повод за(на)вязать разговор о великой депрессии, поглощающей Россию со всех сторон — у Лозницы это получается как в документальном фильме о повседневном быте марсиан, потому что его герой похож скорее на отвязного полицейского из полиции Майами, отдел нравов, нежели на дальнобойщика — плоть от плоти этих чудовищ.

"Счастье мое" (хотя не знаю, чье счастье может быть таким) — это не совсем кино: сгусток гнева и тоски не может быть жанровым определением. Это, пожалуй, даже совсем не кино, потому что стоит выйти на улицу с камерой, не только в России или в Украине — похожих сюжетов будет на десять тысяч "Кинотавров"… Где тут художественность, спросите вы? Будет. В следующей фуре, когда деньги даст Америка и появится фильм-ангел "Горе мое луковое".

О значимых культурных событиях и явлениях читайте в рубрике "Культура"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Как КПРФ пытается избежать участия в избирательном цикле 2017 года
Самолет вертикального взлета: новое — это хорошо забытое старое
Закат и падение Соединенных Штатов
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
Литва назвала "экономическим удушением" желание России использовать свои порты
Киев намерен получать от ЕС по пять миллиардов евро ежегодно
Эрдоган призвал турецкую диаспору в Германии голосовать против партии Меркель
Киев намерен получать от ЕС по пять миллиардов евро ежегодно
Spiegel и ARD: пьяный спецназ Германии массово "зиговал" на вечеринке
Ксавье МОРО: когда нелегалы понимают, что в Европе тяжелая жизнь, они начинают террор
Киев намерен получать от ЕС по пять миллиардов евро ежегодно
Бывшему полковнику Квачкову продлили срок заключения
Россияне отказались менять совесть на холодильник
Бывшему полковнику Квачкову продлили срок заключения
Ксавье МОРО: когда нелегалы понимают, что в Европе тяжелая жизнь, они начинают террор
Пламен ПАСКОВ: проект АЭС в Белене был зарублен по политическим причинам
Мэр Сиэтла: памятники Ленину — "символ ненависти, расизма и жестокости"
Мэр Сиэтла: памятники Ленину — "символ ненависти, расизма и жестокости"
Козел-мэр возглавил город в Ирландии
Откуда и как Навальный черпает силы для борьбы с коррупцией
Ксавье МОРО: когда нелегалы понимают, что в Европе тяжелая жизнь, они начинают террор