История любви: "огончарованный" Пушкин

История любви:

Острота о том, что Пушкин "очарован и огончарован" принадлежит его младшему брату Льву Сергеевичу. На тридцатом году жизни Александр Сергеевич созрел для супружеской жизни. Многие знают жену поэта — "чистейшей прелести чистейший образец", но мало кто может вкратце поведать историю любви великого "сочинителя" Пушкина и Натальи Гончаровой.

Пушкин приехал в Москву 6 декабря 1828 года. Остановился поэт в гостинице "Север" в Глинищевском переулке. В танцклассе Иогеля, описанном у Толстого в "Войне и мире", он познакомился с 16-летней красавицей Натальей Гончаровой. У девушки — исполненные внутреннего достоинства манеры, большая, но не вполне благополучная семья.

Отец, Николай Афанасьевич Гончаров, не только прекрасно владел несколькими иностранными языками, но и — в отличие от других членов семьи — русским. Сочинял стихи и играл на музыкальных инструментах. Но последние 15 лет пребывал в клиническом безумии и в жизни детей никакой роли не играл. Мать, Наталья Ивановна, урожденная Загряжская — женщина властная и взбалмошная. Вполне в духе времени, она при посторонних награждала пощечинами своих взрослых дочерей.

В середине апреля 1829 года Пушкин встречает в Благородном собрании Наталью Гончарову и беседует с ней. После чего обращается к бывшему врагу, ставшему приятелем, Федору Толстому, с просьбой содействовать его сватовству. С этой целью тот (пушкиноведы считают его в какой-то степени прототипом Зарецкого в "Онегине") явился с визитом к Наталье Ивановне, которая дает уклончивый ответ.

Размолвки с Гончаровой-матерью будут происходить с регулярностью, они происходили из-за денег или самодурства Натальи Ивановны. Три года Пушкин будет добиваться руки Таши Гончаровой. А пока Пушкин пишет Наталье Ивановне Гончаровой письмо и в первых числах мая уезжает в путешествие по Кавказу.

Читайте также: Поздняя любовь Натальи Гончаровой

20 сентября поэт возвратился в Москву и тотчас же поспешил к Гончаровым. Наталья Ивановна приняла его очень прохладно, а Наталья Николаевна не посмела выйти без разрешения маменьки. У поэта, как он сам признавался, "не хватило мужества объясниться". Пока женитьба откладывалась, Александр Сергеевич успел пофлиртовать со своей старой знакомой, "потолстевшей" Netty - Анной Ивановной Вульф, посетив имение Осиповых в Тверской губернии. На новый год съездил в столицу, где после долгого перерыва встретился с Каролиной Собаньской. О ночном приключении Пушкина в алькове замужней графини Долли Фикельмон подробно описано у Нащокина.

Знакомый офицер Иван Лужин рассказал Пушкину, что беседовал в Москве с матерью и дочерью Гончаровыми и услышал от них "благосклонный" ответ о матримониальных планах "сочинителя" — так в семье Гончаровых величали Пушкина. 5 апреля 1830 г. Пушкин написал Наталье Ивановне большое письмо по-французски, в котором откровенно признается в своих anxiétés - "опасениях", касательно возможного брака с ее дочерью. И на следующий день, в Пасхальное воскресенье, поехал в одноэтажный деревянный дом на Большую Никитскую свататься.

По дороге Пушкин заехал к Павлу Нащокину в Николопесковский переулок, чтобы одолжить у близкого друга фрак. Предложение Пушкина приняли, отложив официальную помолвку до ответа от Бенкендорфа, к которому Пушкин написал по настоянию Гончаровой. Поскольку дело выгорело — "нащокинский фрак" станет своего рода талисманом. А Павел Воинович станет крестным отцом пушкинского первенца — Александра.

Из письма поэта шефу жандармов Бенкендорфу от 16 апреля 1830 года: "Я женюсь на м-ль Гончаровой… Я получил ее согласие и согласие ее матери; два возражения были мне высказаны при этом: мое имущественное положение и мое положение относительно правительства". Прося своей политической реабилитации, поэт, тем не менее, не желает становиться чиновником.

Ответ Бенкендорфа вполне удовлетворил Наталью Ивановну и шестого мая состоялась помолвка ее дочери с Пушкиным. Родители жениха пребывали в полном восторге, пыл которых несколько охлаждали материальные расчеты. Они прекрасно знали, их сын берет в жены бесприданницу. Сергей Львович, на правах отца, передал сыну "в вечное и потомственное владение" двести душ в сельце Кистенёве Нижегородской губернии.

Дед невесты Афанасий Николаевич Гончаров, промотавший наследство Гончаровых, посулил молодым триста душ и бронзовую статую Екатерины II, которую можно продать на переплавку. Император Николай I даст на это разрешение. Медная баба так и простояла на одной из петербургских квартир Пушкиных, а потом без участия поэта была установлена на площади в Екатеринославле.

Вот тогда то братец Лёва и сострил про "очарованного и огончарованного" Сашу. Шутку подхватили. Друзья поздравляли. Одни искренне, другие — лукаво. Вяземский тоже выразился афористично, написав "первому романтическому поэту", что ему "следовало жениться на первой романтической красавице нашего поколения".

В конце июля Пушкин пишет невесте из Петербурга: "Прекрасные дамы просят меня показать Ваш портрет и не могут простить мне, что его у меня нет. Я утешаюсь тем, что часами простаиваю перед белокурой мадонной, похожей на Вас как две капли воды; я бы купил ее, если бы она не стоила 40 000 рублей". Речь шла о старинной копии с "Бриджуотерской мадонны" Рафаэля, выставленной на продажу в витрине книжной лавки на Невском проспекте. К тому времени написанное стихотворение "Картина (Сонет)" потом будет названо "Мадона". Именно так с одной согласной "н".

День свадьбы отдаляет траур по скончавшемуся в Москве дяде Василию Львовичу. Племянник оплатил его похороны. Тут как некстати Наталья Ивановна устраивает будущему зятю выволочку или, как он выразился по-французски, la scène la plus ridicule - "нелепую сцену". В письме Вяземской поэт выражает сомнение, состоится ли теперь его женитьба и в конце приписывает свой адрес в селе Болдино.

"Болдинская осень", прежде всего, творческий фонтан, но и прощание Пушкина со своими прежними пассиями. Не совсем так, как в легкомысленном французском водевиле: "Иветта, Лизетта, Жоржетта". 4 октября дана "домовая отпускная" Ольге Калашниковой. Pravda.Ru уже писала о любви поэта к этой крепостной крестьянке.

Читайте также: Пушкин и белены объевшаяся баба

На другой день окончательное расставание с EW (монограмма Елизаветы Воронцовой), чей "образ" поэт дерзнул "мысленно ласкать". Роман с ней длился без малого семь лет. В конце ноября состоялось прощание с умершей за пять лет до того Амалией Ризнич. "Твоя краса, твои страданья исчезли в урне гробовой — а с ними поцелуй свиданья".

Новый 1831 год Пушкин встретил "с цыганами и с Танюшей, настоящей Татьяной-пьяной" — с солисткой знаменитого хора Ильи Соколова. 17 февраля собрал друзей на мальчишник, или, как тогда говорили, холостой обед. В дом на Арбате пришли самые близкие: Нащокин, Вяземский, Баратынский, Языков, Денис Давыдов, Иван Киреевский. По-нынешнему говоря, тамада был брат Лев.

А день… какой был день тогда? Ах да — среда!… В среду 18-го февраля Пушкин снова выслушал упреки тещи и на что-то раскошелился. Венчание происходило в церкви Большого Вознесения, в приходе которой жили Гончаровы. Когда жених и невеста проходили вокруг аналоя, то задели его и крест упал. При обмене кольцами, одно из них звякнуло об пол. Для суеверного поэта — это дурные знаки.

"Я женат — и счастлив" — такова констатация самого Пушкина. Наблюдательная Долли Фикельмон высказывает иное мнение: "Жена его прекрасное создание; но это меланхолическое и тихое выражение лица похоже на предчувствие несчастия. Физиономии мужа и жены не предсказывают ни спокойствия, ни тихой радости в будущем…" И оба оказались правы.

Комментарии
Комментарии