Сербия отдает Гааге "последнего героя"

В Сербии задержали бывшего президента непризнанной Республики Сербская Краина в Хорватии Горана Хаджича. Он был последним сербом, которого Гаагский трибунал требовал выдать по обвинению в совершении военных преступлений на территории бывшей Югославии. Но очень многие сербы до сих пор считают его героем.

Все выглядело точно так же, как и с задержанием 26 мая бывшего командующего армией боснийских сербов генерала Ратко Младича. Президент Сербии Борис Тадич отложил все дела и созвал пресс-конференцию, где подтвердил факт задержания разыскиваемого. И нет никаких сомнений, что и дальнейшая процедура будет аналогичной — подтверждение личности, короткий суд, полицейский эскорт в аэропорт Белграда и вылет в Гаагу, где для Хаджича уже готовят камеру в тюрьме.

В отличие от лидеров боснийских сербов Радована Караджича и того же Младича, среди их хорватских соплеменников по-настоящему известных и культовых фигур не появилось. Были у существовавшей с 1990-го по 1995 год Республики Сербская Краина три президента. "Средним" был как раз Горан Хаджич, занимавший этот пост в 1992–1993 годах и вынужденный противостоять и армии Хорватии, и давлению помогавшего ей Запада.

Читайте также: Как Тадич продал ЕС Младича

Как личность Хаджич особо не был примечателен. Родился в городе Винковци на востоке Хорватии, где проживало много сербов, до начала кровавых событий работал на складе и старался продвинуться по партийной линии. В молодые годы он вступил в Союз коммунистов Югославии, но в конце 1980-х годов перешел в Сербскую демократическую партию и возглавил ее отделение в городе Вуковар.

К этому моменту в Хорватии запахло порохом. Местный Сабор (парламент) отменил официальный статус кириллицы, а пришедший к власти президент Франьо Туджман взял курс на построение моноэтнического государства, где православным сербам места не было. В ответ те начали искать пути к объединению населенных ими районов с Сербией. К этой идее склонился в итоге и молодой человек по имени Горан Хаджич.

Когда 25 июня 1991 года Сабор Хорватии провозгласил независимость, сербы в восточных и юго-западных районах страны приступили к созданию своих государственных образований. Хаджич проявил себя как ярый поборник защиты прав соплеменников. Он возглавил форум сербов областей Славония, Баранья и Западный Срем, где была создана самопровозглашенная сербская автономия, а затем возглавил ее правительство.

Ни хорваты, ни сербы не хотели уступать, и началась война, охватившая половину территории Хорватии. Это объясняется тем, что два народа жили вперемешку и у каждого была своя правда. Хаджич командовал отрядами сербов, сражавшихся с только что созданной регулярной армией Хорватии. Его бойцы отметились в Вуковаре, который к осени 1991 года превратился в руины и стал "балканским Сталинградом". Гуманизмом не отличалась ни одна из воюющих сторон, однако Гаагский трибунал и Запад в целом много лет доказывали, что главными палачами были сербы.

Читайте также: Гаагский трибунал осудил своих же палачей

К концу 1991 года сербские регионы Хорватии объединились в Республику Сербская Краина. Под их контролем в некоторые моменты находилось до трети территории бывшей Социалистической Республики Хорватия. 26 февраля 1992 года на тот момент 32-летний Хаджич на два года стал ее руководителем. Его задачами были противостояние хорватской армии и выстраивание хоть какого-то подобия экономики, что было бы сделать крайне сложно даже в мирное время. Районы ему достались не самые богатые, Сербия особенно помочь не могла — против нее действовали международные санкции.

Из политических деяний Хаджича вспоминается, прежде всего, отказ от предложения хорватских властей о предоставлении сербам автономии, сделанного им в конце 1992 года. Ошибся будущий узник Гаагской тюрьмы или нет — судить трудно. Тогда еще жива была идея о присоединении населенных сербами районов Хорватии к Сербии. Он действовал по принципу "или все, или ничего". Но в итоге получилось именно "ничего".

Запад открыто встал на сторону Хорватии, вооружал и готовил ее армию, авиация НАТО неоднократно бомбила позиции хорватских сербов. С 1994 года президент Югославии Слободан Милошевич под международным давлением перестал помогать Сербской Краине оружием. В итоге в мае и августе 1995 года армия Хорватии достигла огромного перевеса и разгромила населенные сербами районы. Тысячи людей были убиты, сотни тысяч бежали. Сегодня в Хорватии живут только 200 тысяч сербов, хотя до войны их было почти 600 тысяч.

Впрочем, разгром Сербской Краины случился в тот момент, когда Хаджич уже не был ее президентом. Но два года руководства непризнанной республикой и необходимость держать в руках оружие не прошли для него бесследно. Гаагский трибунал признал экс-президента виновным в военных преступлениях и объявил его в международный розыск. Та же участь ждала и лидеров боснийских сербов, а впоследствии и Милошевича. Лидеров хорватов, боснийских мусульман и косовских албанцев в Гааге не ждали.

Читайте также: Правосудие по-европейски: виноваты только сербы

После свержения Милошевича в 2000 году к власти в Белграде пришли прозападные лидеры, которые взяли курс на полное сотрудничество с Гаагским трибуналом. И над Хаджичем, поселившимся на рубеже тысячелетий в сербском городе Нови Сад, стали сгущаться тучи. 13 июля 2004 года в Белград из Гааги поступил обвинительный акт на Хаджича. Экс-лидеру хорватских сербов выдвинули целый букет обвинений: участие в преступном сообществе, преследование по политическим, расовым и религиозным мотивам, убийства, пытки, депортации и насильственное изгнание, а также нарушение законов и обычаев войны.

Стало понятно, что за Хаджичем скоро придут. И тут он сел в служебную машину и уехал. По некоторым версиям, его успел предупредить кто-то из сотрудников спецслужб. Экс-лидер хорватских сербов бесследно исчез, власти Сербии объявили за информацию о его местонахождении награду в пять миллионов евро. Собственно, то же самое было и с Караджичем, и с Младичем. В итоге взяли и передали в Гаагу и того, и другого. После задержания Младича президент Тадич пообещал вскоре арестовать и Хаджича. Как видно, слово свое он сдержал.

Какова будет судьба Хаджича в Гааге? Параллели напрашиваются самые неприятные. Предшественник Хаджича на посту президента Сербской Краины Милан Бабич получил 13 лет лишения свободы, но то ли покончил с собой в тюрьме, то ли был убит. Последний президент самопровозглашенной республики Милан Мартич отбывает 35-летний срок заключения. О судьбе Милошевича говорить и вовсе не приходится.

А теперь глянем на то, кто же был осужден за преступления против хорватских сербов. В сентябре 1993 года в районе местечка Медак хорватская армия провела карательную операцию против сербов, убив сотни людей. Отдавшего приказ об их ликвидации начальника генштаба армии Хорватии Янко Бобетко ждали в Гааге, но до суда он не дожил. Его подчиненный генерал Мирко Норак получил 19 лет, а Рахим Адеми (воевавший в Хорватии косовский албанец) был и вовсе оправдан.

Читайте также: Непризнанная трагедия Сербской Краины

Далее посмотрим на операцию "Буря", в результате которой в 1995 году была уничтожена Сербская Краина, а сотни тысяч людей бежали из родных мест. Ее руководитель Анте Готовина получил 24 года, генерал Младен Маркач — 18 лет, а Иван Чермак оправдан. Немало, конечно, но столько же, сколько тот же Милан Мартич, не получил никто. Хотя количество жертв в результате деятельности Мартича, Бобетко и Готовины, как минимум, сопоставимо.

О политических руководителях и вовсе говорить не приходится. Практически все лидеры хорватских сербов представили перед Гаагским судом. Там же были и многие политики из Белграда. А вот первый президент Хорватии Франьо Туджман умер в 1999 году своей смертью, будучи действующим главой государства. Точно так же ушел в мир иной лидер боснийских мусульман Алия Изетбегович. Не осужден Гаагой ни один из лидеров косовских албанцев. Сравним с Милошевичем, Бабичем, Мартичем. Нет сомнений, что и Караджичу, Младичу и Хаджичу дадут лет по тридцать.

Выдав Горана Хаджича, Сербия выполнила главное условие для подачи заявки на членство в Евросоюзе. Однако нет никакой гарантии, что ее туда возьмут. Большинство стран ЕС признали независимость Косова, так что в качестве нового условия наверняка выдвинут и это. Могут появиться вопросы к положению славян-мусульман на юго-западе страны (в Санджаке) и венгров Воеводины, хотя объективно никто их не ущемляет. С экономикой у Сербии дела плохи объективно — бомбежки НАТО отбросили ее на десятителия назад. Так что не факт, что курс Тадича "военные преступники в обмен на членство в ЕС" принесет результаты.

До сих пор в Гааге были открыты процессы против 92 сербов, 33 хорватов, восьмерых косовских албанцев, семерых боснийских мусульман и двоих македонцев. В отношении всех, кроме сербов, нередко выносили оправдательные приговоры. В отношении сербов — крайне редко. И ничто не говорит о том, что эта тенденция будет переломлена. Выдавая в такой ситуации по указке Запада людей, которых многие сербы считают своими героями, Тадич ставит вопрос о том, является ли вообще Сербия независимым государством, или же он представляет собой вождя "банановой республики" почти в центре Европы. Только пальмы в этой республике не растут.

О главных международных событиях событиях читайте в разделе "Мир"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Олег АНДРЕЕВ — о псевдоценностях Запада и истинных сокровищах России
Мировой терроризм не обойдет Россию
Названы семь самых неоправданно дорогих продуктов питания
В Москве вместо детского паззла в посылке нашли 30 килограммов наркотиков
Макрон: принимать мигрантов — дело чести
Путин поставил вопрос о конкурентоспособности российских портов
Дмитрий ЛИНТЕР — о том, зачем Эстония привечает радикальных украинских нацистов
Следственный комитет предъявил Серебренникову обвинение
Аналог Царскосельского лицея для одаренных детей появится в Ленинградской области
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Командование эсминца "Фицджеральд" осталось без работы из-за "потери доверия"
Ту-160 "Белый Лебедь"
Москвич откусил ухо дворнику Махмуду за жену с собачкой
Порошенко снова обещает предложить перемирие в Донабассе
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Ющенко: Донбасс всегда был "ватным"