Почему Россия и Запад никак не могут договориться

Немецкий обозреватель Михаэль Линденманн отметил, что Западу необходимо проявить больше уважения к России, ведь исторически и культурно она ближе Европе, чем Китаю. Об этом он написал в статье для журнала Die Ostschweiz, которая вышла 3 июля.

Линденманн отмечает, что налаживанию диалога мешает риторика мировых СМИ, а также отсутствие у европейцев знаний о российской истории и культуре. Многие европейцы уверены, что Россия — отсталая страна, отмечает он, и никто не обращает внимания на разнообразие национальностей, культур и языков в самой большой стране мира.

В чем же состоят мировоззренческие противоречия между Россией и Западом, если и там, и там — демократия, парламентаризм, капитализм и прочие "прелести" свободного глобального мира. Почему мы не союзники, а противники?

Ответы на эти вопросы ведущий программы "Геополитическая кухня" Игорь Шатров получил от своего гостя, обозревателя МИА "Россия сегодня" Дмитрия Бабича.

— Насколько геополитическое противоборство является следствием банального экономического соперничества? Или дело не только в этом, а в принципиальных идеологических противоречиях?

— Те, кто так говорит, просто не хотят видеть реальность. Посмотрите на проект "Северный поток-2" — он же очень выгоден Евросоюзу, отвечает интересам его членов. Но Брюссель все сделал для того, чтобы его сорвать.

"Южный поток" был еще выгоднее для ЕС, потому что главная его проблема социальная: молодежная безработица в Южной Европе, в таких странах, как Греция, Италия, Испания. Дешевая энергия из России для Италии, для Греции могла бы помочь занять эту молодежь.

Но Евросоюз сделал все, чтобы "Южный поток" не состоялся.

Почему?

Уберите экономику — она здесь лишняя

Очень просто. Уберите экономические интересы. Они для Евросоюза сейчас не главные. Главное для него — это идеологическая победа над конкурентами, то есть над крупными странами, такими как Россия и Китай. С Китаем, правда, больше соперничают Соединенные Штаты. Тем не менее Евросоюз тоже к Китаю относится по идеологическим соображениям очень негативно. То есть схема следующая:

  • они готовы терять деньги и упускать выгоду от того, что трубы будут лежать ржавые на дне и по ним ничего не пойдет.

Их пугает другая перспектива:

  • мы, идеологические противники, получим за это деньги и построим на эти деньги какие-нибудь ракеты, другое оружие, которое отменит главную цель существования Евросоюза и победу идеологии, которая в нем захватила власть, которую Евросоюз называет ультралиберальной идеологией.

В мировом масштабе побеждают ультралибералы

Чтобы было понятно, я все время буду сравнивать эту новую третью тоталитарную систему — ультралиберальную — с нацистской и коммунистической.

— А их три по вашим ощущениям?

— Их три. Это не по ощущениям. Я готов это доказывать. Потому что до тех пор, пока мы пытаемся искать корни наших противоречий и явной враждебности в каких-то национальных особенностях англичан, американцев, поляков, мы не выйдем из этого леса, потому что,

  • во-первых, это неправда — были периоды, когда англосаксонские нации выступали нашими союзниками, мы это прекрасно помним;
  • во-вторых, если даже в этом есть зерно правды, тогда ситуация безнадежна, потому что народ, страну победить невозможно — вы можете ее оккупировать на 300 лет, как иностранные державы оккупировали Польшу, но она будет рваться от вас, она будет вам вредить.

Или проблемы на 300 лет, или проблемы на вечность. Поэтому ни в коем случае нам нельзя определять своих противников именно по национальному признаку, говорить, что такая-то страна не подходит, еще какая-то. Это не так.

Победа сильной идеологии

Народ победить нельзя, а идеологию — можно. И мы это видели. Мы прекрасно с вами видели, как Запад победил Советский Союз.

советская культура
 

— Но мы видели, когда до этого Советский Союз победил Запад на половине земного шара.

— Но Советскому Союзу пришлось вести войну, тяжелую войну. Кстати, окончательно мы победили тогда, когда немцы поняли, что мы не будем их истреблять, как ожидал Гитлер, что мы будем там строить другое идеологическое государство.

Соединенные Штаты победили нас очень грамотно. Они сказали, если помните, что мы не против советского народа, мы обожаем всех этих Гребенщиковых, художников и так далее, мы против вашей идеологии. А народ, который стоял в очередях (очереди — это советское выражение инфляции), говорил, что и нам тоже это опротивело, и мы это не хотим, мы хотим с вами дружить.

Почти на 30 лет это и определило настроение в России.

Против нас третья тоталитарная идеология

В начале XX века, посмотрите, какие были популярные идеологии в Европе — постхристианские. Идеология, кстати, это замена религии. Когда религия умирает, людям надо что-то другое.

— Идеология — это светская религия.

— Да. Это попытка человека без вмешательства, как ему кажется, сверхъестественных сил построить рай на земле.

Появились национализм, социализм и либерализм. Все три в маленьких дозах сослужили большую службу человечеству, создали прекрасные национальные государства в Европе. Между прочим, слово "национализм" до сих пор в Европе и в США не имеет негативного оттенка.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.