Эксперт о тотальном контроле

Доктор политических наук, профессор факультета политологии МГУ, президент Академии политической науки Олег Шабров размышляет над противоречивыми результатами коронавирусной пандемии, о тенденциях, ведущих к созданию мирового правительства.

Читайте начало интервью:

Изменит ли карантин расклад на международной арене

Большой брат смотрит на тебя

— То, что мы сидим дома, очень неудобно для оппозиции. В условиях такой жесткой ситуации, которая сегодня возникла, естественны разговоры о том, что нужно больше контроля за нашими передвижениями, каждому из нас нужен QR-код и так далее. Эти процессы идут. Но сейчас, по-видимому, будут ускоряться.

Концентрация информации о каждом из нас в определенных информационных центрах на серверах, в том числе и государственных. И возникает вопрос, который многие люди ставят сегодня, что это ведет к тотальному контролю за поведением населения.

— Такая система называлась безопасный город. Как вы считаете, это плохо или хорошо?

Всякая палка о двух концах. С одной, конечно, всеобщий контроль над террористами — хорошо. Но с другой стороны, никто не гарантирует утечки баз данных. И очень многие базы данных и с государственных серверов, как бы они ни были защищены, становятся достоянием тех людей, в том числе, которые специально за ними охотятся. С другой стороны хочется немножечко больше свободы. В Советском Союзе и не только в Советском Союзе, чтобы взять отпечаток пальца, нужно решение прокуратуры. Надо сначала завести уголовное дело, а потом снять отпечаток пальца. Возникла система тотальной идентификации. О маршрутах нашего передвижения знают даже в том случае, если мы выключили мобильный телефон, потому что он подает сигнал до тех пор, пока в нем стоит аккумулятор.

Обращаю ваше внимание, что из Айфона вы аккумулятор не вытащите. Поэтому те, кто ходит с Айфоном, должны знать, что даже если они выключили телефон, это не спасает их от контроля.

— Это не только в России. Это же общемировая практика.

— Конечно. Я и не говорю только о России. Это мировая тенденция. Некоторые государственные деятели думают, что им так удобно обо всех нас все знать, но надо иметь в виду, что глобальные элиты могут это все знать через их голову. И через их голову пытаться не только знать, но и поруливать населением. Пример Украины и цветные революции в Тунисе, в Египте. Специалисты говорят, что в это время резко повышалась активность деятельности в сетях. Все имеет две стороны.

Мировое правительство

— Внутри одной страны элиты не могут договориться, так как же возможно мировое правительство?

Что касается мирового правительства, пока это чья-то мечта. А вот что касается глобальной элиты, то она существует уже сегодня. Пока они используют больше экономические рычаги.

Вы обратите внимание, что Трамп, а ведь это государство можно считать самым сильным государством в мире, какое бы там завершение цикла мировой гегемонии ни было, насколько мощное было давление на Трампа во время избирательной кампании и после нее. И связано это было, как мне представляется, прежде всего, с тем, что Трамп противопоставил себя транснациональным корпорациям.

Одним из первых своих указов Трамп отозвал подпись Обамы с договора о Трансокеанском торговом партнерстве. Это очень интересный договор. Какие-то страны в нем остались, если бы не Трамп и его команда, которые заинтересованы в лозунге "America first".

Представьте себе, такое мощное государство, как США, обязано было бы подчиняться решениям корпоративных трибуналов. Допустим, у вас в стране слишком короткая рабочая неделя. Корпоративный трибунал принимает решение: не 40 часов, а 60 часов. И государство обязано подчиниться. Это уже очень большой шаг к мировому правительству. Пусть не по всем функциям, пусть не по финансам.

Кстати говоря, единого центра управления нет, но рычаги уже готовы. Я не знаю, что будет с Трампом в эту избирательную кампанию, но демократы, судя по всему, лоббисты интересов транснациональных компаний. По всей видимости, тогда мы будем иметь как раз появление элементов мирового правительства.

— Их будут выбирать, назначать? Технически как это будет?

Я не думаю, что их будет выбирать. Если будут выбирать, то узким кругом. На некоторых форумах, на которых мне приходилось бывать, в Европарламент обсуждали вопрос о создании европейского правительства. У них сейчас большая проблема, каким образом найти и распределить средства для поддержки бизнеса наиболее пострадавших от коронавируса стран. Они не могут договориться. У них нет единого министерства финансов. Они распоряжаются только деньгами на содержание аппарата. И далеко не все страны Европейского Союза, как Греция и Польша, не склонны передавать дополнительные полномочия этому правительству.

— В Евросоюзе было и остается очень много обиженных.

Вы правы. Вообще, справедливость — это категория относительная. Во всяком случае, распределение финансов и помощи действительно вызывало и продолжает вызывать много вопросов, прежде всего, со стороны бедных стран:

  • Италии,
  • Греции,
  • стран бывшего Варшавского договора
  • и Прибалтики.

Тенденция к тому, чтобы создать региональные и мировые центры влияния, назовем их условно, мирового правительства. Никто их избирать не будет. Это невозможно. Эта тенденция не только в желании глобальной элиты осуществлять контроль над всем миром.

Есть объективный фактор — пандемия, недостаток ресурсов. Сегодня планета не способна компенсировать тот ущерб, который ей наносит человеческая деятельность. Сейчас производство остановилось. Природа немножечко отдохнет от нас. Но существует действительно масса глобальных проблем, для решения которых нужны какие-то наднациональные структуры для противодействия тому же терроризму.

  • С одной стороны, тотальный контроль: видеокамеры, сетчатка глаза, QR-код.
  • С другой стороны, мы должны смириться с утратой определенной свободы.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Игорь Буккер

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

Как COVID-19 изменит мировую политику?