Украина против расследования одесской трагедии. Почему?

Почему президент Украины Владимир Зеленский молчит по поводу сноса барельефа маршалу Жукову в Одессе? Почему партия "Слуга народа" не хочет создавать комиссию даже по массовому сожжению людей в Доме профсоюзов? Какое отношение к этому преступлению имеет патрон Зеленского Коломойский? Предал ли Кремль одесситов?


Одесса ждет сигнала от Кремля?

Об этом "Правде.Ру" рассказал политический обозреватель ИА News Front, бывший главный редактор одесской телекомпании "Академия", экс-начальник отдела разведуправления штаба Одесского военного округа Юрий Селиванов.

Читайте начало интервью:

Снос барельефа Жукову — провокация украинской власти

Почему одесситы не защитили Жукова?

Одесса против нацизма, но молчит. Почему?

Одесса страдает, но приспосабливается

— Юрий Борисович, как вы можете оценить деятельность Зеленского? Почему он молчит вопиющему случаю сноса барельефа Жукова в Одессе. Казалось бы, такой повод, чтобы сказать хотя бы, оставьте одесситов в покое. Он же сказал: пусть там, на западе Украины, своих героев чествуют. Почему он то же самое не может сказать о востоке?

— Да, Зеленский, не реагирует.... Хотя почему же не реагирует?.. Почти сразу после этого Верховная рада Украины, в которой абсолютное большинство принадлежит тому же Зеленскому, его партии "Слуга народа", провалила инициативу, которая была выдвинута некоторыми депутатами оппозиционного плана о том, чтобы назначить наконец-то комиссию по расследованию страшного преступления, которое уже больше пяти лет назад произошло в Одессе.

Партия "Слуга народа" провалила это голосование — они не захотели создавать эту комиссию. А почему? Потому что к этой одесской трагической истории в Доме профсоюзов имеет прямое отношение в общем-то близкий человек для господина Зеленского, это его патрон Коломойский Игорь Валерьевич.

— Он каким образом принимал участие в этом?

— Коломойский в то время был руководителем соседней Днепропетровской области, и он тогда распространял свое влияние на практически весь юго-восток и юго-запад Украины. И он расставлял своих людей везде, и в частности в Одессе тоже. Поэтому все эти структуры власти — губернаторские, полицейские и т. д. — в то время в принципе и ориентировались на него.

Поэтому он имеет прямое отношение к этой расправе. И он, собственно, и сам подтверждает это, когда говорит, что мы нанесли удар по российской агрессии, по Путину, дали ответ. Он имеет в виду именно эти события — уничтожение одесситов. Так что он в прямой связи. Если это расследование начнется и будет проводиться объективно, то ему это тоже ничем хорошим не грозит.

— В то же время среди одесситов распространено мнение, что Кремль их бросил, они многое делали, хотели подняться и поднялись, а поддержки не было. Действительно это так?

— Если бы я был легкомысленным человеком, я бы, может быть, поддержал бы такую точку зрения.

— Это очень часто встречающаяся позиция среди одесситов, люди об этом говорят.

— Ну да, я понимаю, что она подкреплена человеческими эмоциями. На нормальном человеческом уровне это понятно. Но есть такие вещи, которые называются большой политикой. Это скучно звучит. На самом деле руководство России не может принимать решения только на основании человеческих эмоций, даже самых страшных, самых тяжелых.

Ну просто нельзя, политика — внечеловеческая в каком-то смысле вещь. Хотя, в принципе, она в конечном счете должна ориентироваться на человеческие интересы и т. д. Если бы Кремль, Москва пошли навстречу этим эмоциям и, так сказать, приняли меры, помимо Крыма и Донбасса, для того чтобы и Одесса уже встала на путь истинный, тогда, я думаю, это не ограничилось бы только какими-то отдельными пикировками с Западом, с тем же Вашингтоном.

Потому что они и так были очень недовольны тем, что мы, грубо говоря, немножко помешали их планам по Крыму и по тому же Донбассу. Если бы речь шла еще и об Одессе в тот момент, это был риск очень больших неприятностей для всего мира, а не только для России. Но российское руководство, я думаю, учитывает все эти факторы и принимает взвешенные решения. Да, конечно, людям они не нравятся, людям кажется, что их бросили. Но я так не считаю. Я считаю, что всему свое время, придет время и для Одессы.

— То есть политика — это искусство возможного, собственно говоря?

— Да, именно так.

— Но существует и другое мнение на этот счет. Есть лидеры, которые не боятся рисковать. Возьмем того же Реджепа Эрдогана. Вот он сказал, что курды ему мешают и он их преследует несмотря на американские и европейские окрики и угрозы, санкции. А Владимир Путин не такой, он более осторожный человек. Может быть, надо было дать возможность ополчению Донбасса занять хотя бы Мариуполь и даже дальше продвинуться, а там посмотрели бы.

— Возможно, и так. Но это из серии "если бы да кабы", а история не терпит сослагательного наклонения. Главное, что у Путина более высокие ставки, он отвечает за весь мир, а Эрдоган — только за Турцию. И он правильно поступает как турецкий президент. Но у Владимира Владимировича немного диапазон побольше.

— Что бы вы пожелали одесситам как одессит, как нужно поступать, если события будут разворачиваться в том же ключе, например, будут приходить люди и сносить то, что людям дорого?

— Мне немного не с руки давать советы одесситам, поэтому я ограничусь таким общим пожеланием: проявлять выдержку и, по большому счету, ждать определенного благоприятного момента. Сами одесситы мне пишут, что мы готовы выступить, но должна быть хотя бы малейшая надежда на успех этого мероприятия.

Я очень рассчитываю на то, что одесские влиятельные люди, а там такие есть, все-таки понимают настроение людей, понимают, что долго держать их в таком бездействии тоже нельзя, потому что действительно может произойти взрыв при любой следующей попытке такого рода.

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев